Куда идет паровоз российской науки?

На прошлой неделе в Минэкономразвития Российской Федерации объявили, что скудное финансирование научных разработок в нашей стране может привести к тому, что Россия уже окончательно отстанет от передовых держав, поддерживающих научно-исследовательскую сферу как в законодательном, так и в финансовом плане.



Сегодня относительно суммарного объема ВВП расходы в России на НИОКР составляют около 1,2%, при этом большая часть этих средств выделяется из государственного бюджета. По словам заместителям министра МЭРТ Андрея Клепача, к 2014 году расходы могут просесть до отметки 0,65% объема ВВП при одновременном снижении и без того скудного частного инвестирования. И это притом, что расходы на науку, к примеру, в КНР и США только растут. Китай прогнозирует рост расходов на научно-исследовательскую сферу в размере до 2% от суммарного объема ВВП к 2014 году. В Японии такой показатель уже сегодня составляет около 4,5%, и это абсолютный мировой рекорд.

В связи с этим вполне очевидно вырисовывается вектор отношения к финансированию НИОКР со стороны некоторых государственных чиновников. По их мнению, сегодня вовсе не обязательно вкладываться в собственную науку, а достаточно вести планомерную работу по заимствованию зарубежного опыта. Однако такую позицию иначе как деструктивной назвать сложно, ведь она может подойти для любого государства, научные потенциалы которого действительно скудны, чего совершенно нельзя сказать (пока еще нельзя сказать) о России. Перенимать научный опыт передовых стран – это, безусловно, неплохо, но заниматься тотальным научным иждивенчеством – кратчайший путь к коллапсу научно-технической сферы страны.

Если сравнивать современную научную отрасль с той, которая была в Советском Союзе, то она (современная) не составит и 20% от потенциала 30-40-летней давности. Научные организации СССР давали работу миллиону сотрудников. Сегодня о таком количестве людей, так или иначе связанных с научной работой, в России можно только мечтать. При этом количество вузов почти в 250-миллионном Советском Союзе (в период 70-х годов) составляло не более 810; в них учились около 4,9 миллионов студентов. Сегодня же в Российской Федерации по самым скромным оценкам насчитывается около 1200 вузов, в которых проходят обучение около 7 миллионов человек. Не будем забывать, что население России сегодня – это около 143 миллионов человек.

Согласно статистике, современная Россия не только не должна испытывать проблем с научными разработками и их внедрением, но и вообще быть впереди планеты всей в этом компоненте развития. Но, как мы понимаем, количество высших учебных заведений и их студентов в стране вовсе не означает тотального научно-технического превосходства.

Из 7 миллионов студентов российских вузов почти 3 миллиона обучаются по заочной форме и около 200 тысяч по системе экстерната. Из 1200 всех российских вузов большая часть имеет экономическую и гуманитарную направленность, что уже само по себе не толкает к техническому рывку.

Кроме того, Россия сегодня – абсолютный мировой лидер по числу граждан, имеющих несколько высших образований, но при этом занимающихся такой деятельностью, которая ни к одному из этих образований не имеет ровным счетом никакого отношения.

Консолидированные расходы на образование в нашей стране, по словам президента Медведева, достигают 2 триллионов 100 миллиардов рублей – и это максимум за последние годы. В связи с этим совершенно непонятно, для каких целей государство тратит такие колоссальные суммы, но при этом планомерно снижает финансирования научной составляющей в стране. Это все равно, что отапливать помещение, бросая пачки купюр в топку. При этом дальше разговоров о необходимости кардинальной реформы системы образования, дело не идет. Но согласно отчетам министра образования и науки Андрея Фурсенко, реформа уже полным ходом шагает по стране. С этим трудно не согласиться, только вот все дело в том, что реформа касается всего, чего угодно (учебников и учебных пособий, урезания или добавления часов тех или иных учебных дисциплин в учебных планах и программах, внедрение новых фондов оплаты труда и др.), но только не самого назначения системы, которая сегодня из-за своей громоздкости выглядит слоном в посудной лавке.

Количество наукоемких предприятий в России за последние 20 лет сократилось в десятки раз, что говорит о системном кризисе, способном повести всю научно-техническую отрасль страны на дно. И такую тенденцию сегодня не замечает только тот, кто целенаправленно закрывает глаза на все, что касается науки и образования в России.

Сложно себе представить технологический рывок страны сегодня, когда нет даже плана развития науки на завтра. Научно-исследовательские объединения превратились, по сути дела, в некие конторы, которые вынуждены в первую очередь заниматься вопросами своего собственного существования, в то время как непосредственно научная работа проводится только в форме бумажных отчетов. А по бумажным отчетам, как мы знаем, наша страна всегда умела держать первое место и никому не отдает его и сейчас. Казалось бы, что если наблюдаются сложности с финансированием профессиональной науки, то нужно дать возможность развиваться науке любительской, которая, как бы к ней не относились, но в разные времена давала миру весьма значительные имена. Но все дело в том, что в нашей стране умудрились забюрократизировать даже такую сферу, которая, казалось бы, и не ждет никакой финансовой помощи от государственных структур. Сегодня получить патент на изобретение можно только в том случае, если автор работы предоставит гору бумаг: документов о технической экспертизе, полный реферат изобретения и формульную базу его работы. Другими словами, если вы вдруг стали автором нового изобретения: будь то новый вид передачи данных или чудо-поливалка модернизированная, то будьте так любезны, предоставьте комиссии формулы, по которым все это работает. Но нельзя забывать и о том, что без «подмасливания» экспертной комиссии получить патент не удастся даже в том случае, если вся эта кипа бумаг автором будет собрана. Однако и после получения патента на изобретение успокаиваться слишком рано. Вероятность внедрения этого изобретение в России, если у его автора нет высокопоставленных покровителей, практически равна нулю, даже если это изобретение обещает произвести настоящий технический переворот. Государство, естественно, не станет вкладываться в детище кустарной науки, а частный бизнес во всем видит подвох и просто не решается вкладывать деньги, не осознавая целесообразности внедрения инноваций.

Напомним, что в России сегодня продолжают реализовываться такие проекты как «Сколково», работают целые ведомства с огромным штатом сотрудников, занимающиеся поисками научных идей – «Роснано», к примеру. Однако эффект от такого рода деятельности пока выглядит мало вразумительно. Да и с хозяйственными перипетиями в том же «Роснано» не все так гладко. После проверки деятельности госкомпании по поручению Президента на одном из этапов ее деятельности оказалось, что ведомство Анатолия Чубайса умудрилось из 130 миллиардов рублей выделенных бюджетных средств пустить на реализацию научных разработок только 10 миллиардов, причем 50% из этих 10 миллиардов прошли по документам как средства, необходимые на обеспечение текущей деятельности предприятия. Какую именно деятельность «Роснано» оценило в 5 млрд. – сказать сложно, так как «Роснано» само по себе является весьма сложным для разумного объяснения проектом. Это дало пищу для размышления Генпрокуратуре. Остальные средства (120 млрд.), как выяснилось, сначала были положены на некие банковские счета (для накопления оперативных капиталов), а затем (после накопления и проверки со стороны Генпрокуратуры) деньги пошли, в том числе, на разработку таких «грандиозных» проектов как создание SIM-карт российского производства. Для создания новых сим-карт уж точно без 120 миллиардов и деятельности целой армии чиновников никак не обойтись… Может быть, еще и поэтому в планах у Правительства РФ значится снижение расходов на научные разработки, так как выделяемые на них деньги либо просто прокручиваются в банках, либо направляются для реализации сомнительных проектов через цепочку сомнительных фирм, которые появляются в Едином реестре всего на пару недель, а затем благополучно исчезают.

В связи с этим, возникает первоочередная задача по реальному реформированию самого Министерства образования и науки РФ. Пока этот государственный институт напоминает паровоз, свистящий и дымящий на запасном пути, в то время как мимо него проносятся современные иностранные составы.

Хотя здесь, по всей видимости, даже слово «реформирование» не совсем подходит. Нужна объективная идея, которая будет воплощаться в жизнь, а не поиски новых возможностей для дальнейшего отправления государственного финансирования в большую и закопченную паровозную топку. И времени для рождения и воплощения такой идеи без ущерба потенциалам страны, нужно признать, остается все меньше. Видимо, господам из Министерства придется поработать без выходных…

По материалам сайта Военное обозрение.

Путин и Фортов. Как тёзки о реформе российской науки на разных языках говорили
Ничто в нашей стране не проводится так быстро, как сомнительная реформа.

Путин знает, куда идет
Пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков заявил, что очередной президентский срок Владимира Путина будет связан с физическим и духовным развитием страны.

В Узбекистане отметили День российской науки
Круглый стол, посвященный Дню российской науки, состоялся сегодня, 10 февраля в Российском центре науки и культуры в Ташкенте, передает корреспондент ИА REGNUM.


  • Страна,
  • Наука,
  • Деятельность,
  • Миллиард,
  • Изобретение
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (1) RSS свернуть / развернуть
+
0
Воровство, коррупция.Это основная составляющая вертикали власти, созданной В.В.П.
avatar

NNONTERAMO

  • 2 апреля 2012, 07:58

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: