В отношениях Ирана с Азербайджаном наступает момент истины

Иран резко и решительно требует от Баку разъяснений, против кого Израиль направляет сверхсовременное вооружение в Азербайджан.



Недавно стало известно, что Азербайджан оформил с Израилем крупнейшую в своей истории сделку на приобретение средств противовоздушной и противоракетной обороны (ПВО и ПРО), а также беспилотных летательных аппаратов (БЛА), высокоточного оружия, обучение персонала общей стоимостью 1,6 млрд. долл. США. Конкретные системы вооружений и их количество пока не уточнены. Исполнителем заказа станет компания «Израэль аэроспейс индастри» (IAI). Это крупнейшее соглашение двух стран в сфере военно-технического сотрудничества, а Израиль по общему стоимостному объему военного экспорта вооружений в Азербайджан опередит Россию.

Реакция Тегерана была скорой. Азербайджанский посол в Исламской Республике Иран (ИРИ) Джаваншир Ахундов был вызван 28 февраля 2012 года в МИД ИРИ, где ему было указано на недопустимость использования территории Азербайджана для осуществления «террористических акций против Ирана».

Власти Ирана потребовали от Ахундова разъяснений по поводу крупной азербайджано-израильской сделки на поставку продукции военного назначения. При этом во внешнеполитическом ведомстве Ирана выразили озабоченность в связи с «усилением влияния сионистского (израильского) режима в сопредельных Ирану странах».

ВЕРХ ОДЕРЖИВАЕТ ПРАГМАТИЗМ

Интересен ответ Азербайджана. Посол заверил, что приобретаемые израильские системы вооружения предназначены «исключительно для освобождения оккупированных азербайджанских территорий и не будут использованы против третьих стран, в частности – Исламской Республики Иран».

Поражающая откровенность посла в стенах иранского МИДа и само его признание сотрудничества с Израилем в целях подготовки к новому военному конфликту с Арменией за возвращение Нагорного Карабаха по крайней мере побуждает к двум вопросам.

Во-первых, неужели азербайджанская дипломатия не отдает себе отчета в том, что военное сотрудничество с Израилем ставит официальный Баку в крайне невыгодное положение не только в отношениях с соседним Ираном, но и вообще в мусульманском мире, где союзнические связи, тем более военные, с Тель-Авивом имеют весьма редкий, а скорее даже исключительный характер? Или, может быть, Азербайджан уже перестал позиционировать себя на международной арене как исламское государство?

Во-вторых, неужели соседний Иран настолько близок в военном и политическом отношениях к Баку, что ему можно доверительно сообщать о военных намерениях в отношении не только азербайджанского, но и иранского соседа, вернее соседки, каковой является Армения? Что это – предложение к Ирану войти в союз с Баку против Еревана?

На первый вопрос ответ очевиден. Совсем недавно, в конце 2011 года, глава Азербайджана Ильхам Алиев на церемонии открытия старинной мечети Аждарбек после реставрации заявил: «Мы – народ, верный своей священной религии Исламу. Мы должны пропагандировать исламские ценности в мире. С этой целью Азербайджан проводит большую работу: как верующие, так и наше государство». Ильхам Алиев отметил, что «Азербайджан со своей стороны прилагает все усилия для укрепления исламской солидарности» и призвал «к единству исламского мира».

Так что новый контракт с Израилем глава Республики Азербайджан санкционировал с позиций мусульманского государства, которое декларирует его устами верность принципу «единства исламского мира».

Что касается Израиля, то, по результатам исследований российского Центра анализа мировой торговли оружием, он попал в список крупнейших экспортеров оружия в 2011 году. Одним годом раньше, в 2010 году, еврейское государство оказалось четвертым в мире оружейным экспортером и доходы Израиля от экспорта вооружений в 2010 году составили 7,2 млрд. долл. По данному показателю Израиль в тот год обогнали лишь США, Россия и Германия.

Успехи очевидные, эксперты считают, что Израиль в числе мировых лидеров в торговле вооружениями находится благодаря четкости поставок и качеству продукции. Израильское оружие использовалось в боевых действиях и хорошо себя зарекомендовало.

В ПЕРВОЙ ЧЕТВЕРКЕ ЭКСПОРТЕРОВ ОРУЖИЯ

В рамках рассматриваемой в статье темы более интересно определить, кто сотрудничает с Израилем в такой особой, тесно связанной с военной стратегией и политикой сфере, как военно-техническое сотрудничество (ВТС). Есть ли среди партнеров Израиля, кроме Баку, другие мусульманские государства региона Ближнего и Среднего Востока?

Сначала отметим наиболее принципиальное. ВТС Израиля с зарубежными странами находится под полным государственным контролем, а главным принципом политики Тель-Авива в этой области является «соответствие ВТС проводимой международной политике». То есть никакой «самодеятельности» предприятий израильского ВПК в сделке с Азербайджаном быть не может.

Отметим также, что высокие показатели еврейского государства в экспорте вооружений достигнуты не в странах этого региона. В течение нескольких последних лет Израиль вышел на второе после России место по объемам поставок оборонной продукции в Индию, а после теракта 2008 года в Мумбаи Израиль стал также основным игроком на рынке внутренней безопасности Нью-Дели. Крупнейшими импортерами израильского вооружения являются страны Латинской Америки, среди которых Аргентина, Бразилия, Венесуэла, Колумбия, Мексика, Чили, Эквадор. По данным израильского Института экспорта, Китай занимает четвертое место в списке главных импортеров израильских вооружений. Для Израиля Китай является емким рынком сбыта оружия, и сотрудничество с КНР в сфере ВТС представляется чрезвычайно выгодным. Однако из-за давления США отношения с КНР не могут развиваться в том объеме, как хотелось бы Тель-Авиву.

Что касается Турции, то Тель-Авив на пороге 2000-х годов был чрезвычайно заинтересован в налаживании ВТС с Анкарой, и не только с учетом интересов своего ВПК, а с учетом возможности пробить брешь в имеющемся вокруг него враждебном мусульманском окружении. В свое время израильский премьер-министр Биньямин Нетаньяху публично заявлял, что Турцию и Израиль объединяет угроза терроризма.

Военная помощь израильтян туркам изначально заключалась в подготовке турецких антитеррористических подразделений для борьбы с курдами, но не солдат армейских частей вооруженных сил, предназначенных для ведения боевых действий в их традиционном понимании. Политическое решение Турции о допустимости ВТС с Израилем и развитие военных связей привели в итоге к более широкому сотрудничеству двух стран в военно-морской области, в создании и принятии на вооружение систем региональной системы противоракетной обороны, совместного производства ракет «Далила» и некоторых других видов вооружения.

Других примеров военно-технического сотрудничества Израиля с мусульманскими странами Ближнего и Среднего Востока, пожалуй, нет. Да и сейчас, в этот угрожаемый для Ирана период, Турция не позволяет себе солидаризироваться с Израилем на антииранской платформе, тем более военной. Уже на фоне реальных военных угроз в адрес ИРИ в феврале этого года министр иностранных дел Турции Ахмет Давутоглу, что примечательно, во время совместной пресс-конференции с генсеком НАТО Андерсом Фогом Расмуссеном, заявил: «Мы никогда не позволим третьей стране использовать объекты НАТО. Наша позиция будет еще более твердой, если дело будет касаться Израиля».

Так что столь скорое и резкое дипломатическое раздражение иранцев в отношении укрепления военного сотрудничества северного соседа с еврейским государством можно понять. По их оценкам, новое соглашение Азербайджана в сфере ВТС с Израилем, бесспорно, наносит серьезный удар по мусульманской солидарности.

ХУДОЙ МИР ЛУЧШЕ ДОБРОЙ ССОРЫ

Иранцам, похоже, вдвойне обидно и то, что исламское единство в этот раз попирается самым близким соседом, близким не только территориально, но и религиозно. Ведь мусульманское население обеих стран идентично в лице шиизма, который далеко не на ведущих позициях в исламском мире в целом. Нельзя забывать, что во главе Ирана находится высшее шиитское духовенство, не знающее деления на шиитов-персов и местных шиитов-азербайджанцев (тюрок). Да и военно-политическое руководство ИРИ, следуя принципу «друг моего врага (Израиля) – мой враг», на фоне беспрецедентной перспективы расширения военного сотрудничества Баку и Тель-Авива все однозначнее относит соседний Азербайджан к числу своих региональных противников.

Для Ирана характер отношений стран региона с Израилем был и остается основным критерием их лояльности или враждебности по отношению к Исламской Республике. К примеру, оценивая ситуацию вокруг Сирии, лидер Исламской революции аятолла Хаменеи отмечает, что «главная цель американского плана в Сирии заключается в попытке нанести удар по передовой линии сопротивления в регионе, потому что Сирия поддерживает сопротивление Палестины и исламское сопротивление Ливана». Хаменеи при этом считает, что «стоит Сирии пообещать Штатам, что она прекратит поддержку исламскому сопротивлению Палестины и Ливана, и вся шумиха вокруг Сирии прекратится», по его оценке, единственной «виной» Сирии является поддержка палестинского сопротивления в борьбе с Израилем.

Исходя именно из такой политической логики религиозного руководства Ирана, не может быть сомнений в том, что устанавливающий тесный военно-технический союз с Израилем Азербайджан попадает в число иранских врагов. Заверения посла Джаваншира Ахундова о том, что израильские системы вооружения предназначены «для освобождения оккупированных азербайджанских территорий и не будут использованы против Исламской Республики Иран» в Тегеране не принимаются, ибо главная «вина» Азербайджана, по иранской оценке, уже в том, что он пошел на союз с Израилем.

При этом в Тегеране, конечно же, отдают себе отчет и в том, что реальная перспектива значительного повышения с помощью Тель-Авива военного потенциала Азербайджана способна нарушить баланс военных сил на Южном Кавказе, обеспечить азербайджанское военное превосходство над Арменией, а возможно, и над иранской группировкой вооруженных сил на северо-западе Ирана, где как раз и проживает значительная часть этнических азербайджанцев-тюрков. Выдержать открытие «второго фронта» на границах с Азербайджаном для Ирана, находящегося уже не первый год во враждебном окружении и испытывающего беспрецедентное экономическое давление со стороны США, Евросоюза и присоединившихся к санкциям других стран, может оказаться и не под силу. Иранская дипломатия и раньше никогда не ориентировалась на одностороннюю поддержку Азербайджана в конфликте с Арменией, а теперь и вовсе может сделать выбор в пользу Еревана.

Ирано-армянская граница, несмотря на ее незначительную протяженность в 35 км, наряду с Грузией фактически – второе «окно в мир» для Армении, которая на других направлениях блокирована недружественными Турцией и Азербайджаном. По трубопроводу Тебриз-Арарат в Армению с 2008 года поставляется иранский газ, что в условиях возможных перебоев поставок российского газа через Грузию имеет стратегическое значение. Тегеран – важный инвестор в армянскую экономику, в том числе в энергетической сфере Армении (подробный анализ ирано-армянских отношений в рамках этой статьи не предусматривается).

Иран, в свою очередь, также не заинтересован в прекращении или сокращении экономических отношений с Ереваном, в том числе и по политическим соображениям – опасность сближения Армении с США, которые, конечно же, давят и будут давить на армянское руководство в целях ограничения их контактов с Исламской Республикой. Армения для Ирана тоже своего рода окно в мир, в мир иллюзорной стабильности и добрососедских отношений.

Как мы видим, с Азербайджаном жить бесконфликтно у Ирана не получается. Ирак нестабилен после войны с коалицией, серьезно опасается шиитской экспансии со стороны ИРИ, охвачен внутриполитической борьбой с использованием самых кровавых методов терроризма. В Афганистане международные силы содействия безопасности (ISAF) под руководством США уже более десяти лет воюют с талибами, страна охвачена войной, конца которой пока не видно. Из Пакистана для Ирана исходит пусть и не военная сейчас, но вполне реальная угроза от боевиков суннитской белуджской группировки «Джундалла», совершающей свои террористические акты не только в иранской части Белуджистана, но и на всей территории ИРИ. Пожалуй, только со стороны приграничного Туркменистана, соблюдающего пока твердо свой нейтралитет, у Ирана нет вооруженной или террористической опасности. В этой стране попытки израильских компаний пробиться на рынок вооружений достаточно решительно отклоняются Ашхабадом. В сфере ВТС с Израилем не подписано ни одного значимого контракта, несмотря на то что Туркменистан заинтересован в приобретении военной техники для защиты прибрежных вод и районов Каспийского побережья.

В этих условиях Иран, несмотря на имеющие место воинственные заявления в адрес соседей, не заинтересован в конфронтации с ними. Противостояние с США, их союзниками и Израилем не оставляет для этого достаточных сил. Тем не менее в Тегеране рассчитывают на то, что заявления типа сделанного недавно заместителем главнокомандующего Корпусом стражей исламской революции (КСИР) бригадным генералом Хосейном Салами, предупредившего соседей: «Любой район, который будет использован для агрессии против Исламской Республики Иран, будет подвергнут ответному удару со стороны подразделений КСИР», не только услышат, но и примут к сведению, в том числе и в Азербайджане, решившем подписать крупнейший в регионе военный контракт с Израилем.

До сих пор даже США не позволяли своему ВПК заключать столь крупные контракты на поставки вооружения Азербайджану, опасаясь спровоцировать новую войну Баку с Ереваном за обладание Нагорным Карабахом. В данном случае Израиль проигнорировал позицию американского союзника и пошел на очень крупную сделку с Азербайджаном в интересах своего ВПК, «убивая» при этом вопреки известной пословице двух зайцев: и полтора миллиарда можно получить, и со своим вооружением, пусть и в азербайджанских руках, подойти к границам Ирана.

Тем не менее дальнейшее продвижение этой сделки представляется автору не таким уж быстрым и успешным. Иран, конечно, вряд ли заставит Баку отказаться от этого плана, но нельзя исключать, что это сделают сами американцы. Да и Россия своего слова в отношении азербайджано-израильской сделки пока не сказала.

Реализация договоренностей на поставки Азербайджану указанных выше видов вооружений потребует немало времени, и их появление в азербайджанской армии, видимо, стоит ожидать через два-три года в самом оптимальном варианте. В этой связи можно делать вывод о том, что это контракт на ближайшую перспективу. Эти вооружения не предназначены для той войны против Ирана, которая сейчас считается многими экспертами вопросом ближайшего времени.

Хотя для мирного урегулирования иранской ядерной проблемы еще есть время, заявил в последний день февраля журналистам пресс-секретарь Белого дома Джей Карни, который признал, что любые военные действия в отношении Ирана могли бы иметь негативные последствия, «угрожая стабильности во всем регионе».

Конечно, это не мир и даже не перемирие. Американский подход заключается в том, чтобы «продолжать идти по пути дипломатического решения проблемы при одновременном применении очень агрессивных санкций и усиливать давление на Иран». Очень не хочется, чтобы к усилению давления на ИРИ подключались соседние с нами государства Южного Кавказа. Нарастающая конфронтация между Ираном и Азербайджаном – не в интересах России, которая прилагает огромные усилия по обеспечению стабильности у своих границ.

По материалам сайта Военное обозрение.

Для Германии наступил момент истины
1 января Федеративная Республика Германия сроком на год стала председателем Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), сменив по ротации Сербию.

В Берлине обсудили новую политику Европы в отношении Ирана
С момента снятия с Ирана международных санкций прошло около двух месяцев. В надежде на преференции и крупные заказы в Тегеран заспешили многочисленные экономические делегации стран Евросоюза.

FOX News: «Отчаяние Обамы в отношении Ирана становится очевидным»
Независимый информационный портал Examiner.com пишет о сотрудничестве Китая и России по лунной программе. Китайские космические амбиции смогут быть удовлетворены в ближайшее время с помощью России.

США частично смягчили финансовые санкции в отношении Ирана
ВАШИНГТОН, 8 октября. /Корр. ТАСС Антон Чудаков/. Министерство финансов США смягчило в пятницу санкции в отношении Ирана.


  • ИРАН,
  • Израиль,
  • Азербайджан,
  • США,
  • БАК
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: