Нефть отдельно, народ отдельно

Любое сообщение о падении цен на нефть или даже о возможности такого падения в последнее время в нашей стране вызывает, если не панику, то негативные эмоции уж точно.

Российских граждан просто приучили к тому, что высокие цены на нефть – это, дескать, для нас с вами хорошо, а вот снижение этих цен – плохо. Такой стереотип заставляет обращать внимание на рост и снижение стоимости углеводородного сырья даже тех, чьи доходы, мягко говоря, мало зависят от такой макроэкономической конъюнктуры как спрос и предложение на нефтяном рынке.

фото www.vmdaily.ru

При всем притом до российских граждан уже успели донести и такой посыл, что, мол, при высокой цене на «черное золото» тоже расслабляться нельзя. А россияне и сами заметили, что в какую бы сторону цена на нефть не направлялась (вверх или вниз), ценники на российских автозаправочных станциях ведут себя так, будто самые главные экономисты мира работают именно в этих учреждениях и вольны выставлять цены так, как им вздумается, не обращая внимания на биржевые сводки. Выглядит это примерно следующим образом: цены на нефть поползли вверх, значит, пора повышать цены на бензин и дизтопливо; цена нефти стала снижаться, ценники на автозаправках остались неизменными – чего, мол, менять, завтра же нефть опять «подрастет»…

Выступит премьер, прикрикнет, тогда, глядишь, на пару копеек цена упадет. Как только внимание российского руководства в этом направлении иссякает, так возникает новый рост цен без оглядки на рыночные правила.

В итоге мы подошли к абсолютно абсурдной ситуации, при которой продавать сырье за рубеж стало для российских нефтяных компаний гораздо выгоднее, чем реализовывать его внутри России. Казалось бы, что это не так уж плохо, ведь на полученные сверхдоходы можно было бы не только организовать новые производства, но и выстроить прозрачную систему ценообразования. Однако в России не все так просто. И такое положение вещей сформировалось, безусловно, не сегодня, но то, что оно продолжает таковым оставаться, более чем настораживает.

При естественной тождественности цен на нефть во всем мире, стоимость нефтепродуктов внутри стран различная. Казалось бы, что такая стоимость должна быть существенно ниже для стран-экспортеров и существенно выше для тех, государств, в которых импорт нефтяного сырья превалирует по тем или иным причинам. В принципе, в большинстве случаев так и происходит, но и есть здесь и свои исключения. К примеру, при цене на нефть в районе 120-125 долларов за баррель, цена литра бензина в нефтедобывающей Венесуэле – $0,171, Саудовской Аравии — $0,168, Кувейте – и того ниже. В то же время, в России средняя цена бензина марки Аи-95 примерно равна одному доллару. Однако Россия – далеко не единственное нефтедобывающее государство мира, в котором цены столь высоки. К примеру, в Норвегии литр 95-го топлива обходится почти в $2,4. Казалось бы, что глобализации экономики подводит Россию к необходимости использования внутренних цен на топливо на столь высоком уровне, и ничего странного и страшного в этом нет. Но не все так очевидно. Если сравнивать нефтедобывающую Россию с нефтедобывающей Норвегией, то нужно упомянуть еще и о среднем уровне жизни в этих странах. И уровень жизни, если верить статистическим оценкам в Норвегии превосходит российский примерно в 4 раза. Другими словами, норвежские высокие цены на нефтепродукты гораздо более адекватны состоянию реальной платежеспособности граждан, чем цены на нефтепродукты в России.

Получается, что нефтяная зависимость, о которой так много говорится в последнее время, для нашей страны превращается еще и в своеобразный катализатор состояния дел в экономике. По сути, сформировалась порочная практика, которая не позволяет экономическими инструментами регулировать рынок продаж углеводородного сырья справедливое распределение доходов. Любые доходы от продаж, поступающие в государственный бюджет, работают только в одном направлении – насыщении этого бюджета иностранной валютой, о слабости позиций которой не говорит только ленивый. Такие вложения в больные европейскую и американскую экономики пытаются оправдать тем, что, мол, если эти экономики начнут рушиться, то и российская финансовая система превратиться в прах. Если рассуждать такими парадигмами, то получается, что у российской экономической модели сегодня вообще нет спасения. Налево пойдешь – экономику сам порушишь, направо пойдешь – экономику порушат обломки рассыпающейся европейской финансовой системы, прямо пойдешь – в долларовую зависимость попадешь с исходом, аналогичным двум предыдущим.

При этом совершенно непонятно, зачем нужны вложения в те же шатающие доллары и евро, когда можно вполне осознанно наращивать собственные производственные мощности, которые смогут вытянуть любую экономику из самого большого водоворота. Здесь нам впору поучиться у тех же китайцев, которые свою производственную модель превратили в локомотив экономического развития.
Однако не стоит бить себя кулаками в грудь и говорить, что идея с развитием внутреннего производства на базе высоких технологий с привлечением большого числа специалистов пришла в голову только нам. Конечно же, нет… Эта идея витает в воздухе ровно столько, сколько времени идут споры по поводу российской нефтяной зависимости. Однако дальше витания идея, странное дело, не продвигается, потому что есть тому объективная причина, которая называется коррупция. Ну, посудите сами, разве позволят себе владельцы крупных нефтедобывающих компаний вкладываться в реальное производство, ведь их главная задача – это удержать свои предприятия на том уровне, который позволяет стране выдавать себя за большую нефтедобывающую державу. В России необходимость финансирования любого достойного внимания инновационного проекта вызывает у владельцев контрольных пакетов акций нефтяных компаний такую реакцию, будто они эти деньги на самом деле зарабатывают, занимаясь самым настоящим производством. При этом Российская Федерация остается главным мировым лидером по количеству миллиардеров, которые к производственной сфере имеют десятое отношение. Весь их капитал – это сырье, которое по Конституции РФ, вроде как, является общенациональным достоянием.

А если общее достояние, то, получается, что каждый из нас может спокойно заняться геологоразведкой, обнаружить месторождение, закупить оборудование и добывать «черное золото» на правах частного предпринимателя. Может-то он может, но, как говорится, кто ж ему даст…

Вот и получается, что все мы ждем чуда от российской экономики, понимая, что единственный достойный прирост связан с нефтяной сферой, которая находится в «надежных руках».

Если такая ситуация в российской экономике не изменится, если никаких активных шагов по реформированию главного источника доходов – нефтяного сектора – предпринято не будет, то Россия и дальше будет зависеть от того, какое сегодня настроение у владельцев автозаправочных станций. И, судя по ценникам, грустить эти граждане Российской Федерации просто не умеют…

Об этом пишет сегодня Военное обозрение.

Падаем вместе с нефтью
Крутое снижение нефтяных цен совпало с очередной серией заявлений российских начальствующих лиц о том, что хозяйственный спад якобы закончен. На самом деле, нам предстоит пережить еще одну волну ухудшения качества жизни и экономических неурядиц.

Как же вовремя на Аляске «внезапно» нашли нефть!
Нефть еще никогда не была настолько «к столу», как сегодня.

Как Чубайс свою Родину ненавидел
Рано или поздно актеры снимают маски.

Бельгийский политолог: «Россия — сердце мира, и если она падёт, мир умрёт»
В последнее время у России складываются крайне напряженные отношения со странами политического Запада.


  • ЦЕНА,
  • Нефть,
  • Экмика,
  • РОСТ,
  • ИДЕЯ
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: