Война с Турцией 1711 года. Прутский поход

Успехи русской армии в Прибалтике и на Карельском перешейке создали условия для дальнейшего наступления на Швецию, но эти планы были прерваны войной с Османской империей.

Султан под давлением шведского монарха, французского посла и крымского хана принял решение начать войну с Русским государством.

Полтавская победа произвела на Стамбул двойственное впечатление: с одной стороны, полный разгром «непобедимой» шведской армии внушал туркам почтение к «московитам», но с другой — вырос страх перед грозным соседом. Россия владела подступами к Азовскому морю, сильным флотом на юге и могла получить доступ в Черное море. В Стамбуле стали опасаться за свои владения в северном Причерноморье и за Крым. На этих страхах играл Карл XII и крымский хан. В результате русскому командованию пришлось отложить свои так хорошо наладившиеся операции в Прибалтике, и планы вторжения в Шведскую империю. Основные силы надо было перебрасывать на юг для операций на Дунайском фронте.

Предыстория конфликта

Надо отметить, что Россия во время Северной войны старалась поддерживать с Турцией хорошие отношения, чтобы иметь свободу рук в войне со Швецией. В ход шёл и откровенный подкуп турецких сановников – русский посол Пётр Толстой щедро раздавал деньги и меха. Ещё до Полтавской битвы в столицу Османской империи был отправлен документ с подписью Петра, который подтверждал условия мирного договора от 1700 года (о мире на 30 лет). Кроме того, Пётр приказал отправить на слом 10 кораблей Воронежской и Азовской флотилий, что вызвало большое удовлетворение в Стамбуле. После мира 1700 года отношения России с Турцией и Крымом были относительно нормальными, хотя их и нельзя назвать добрососедскими. К примеру, крымские татары не раз нарушали русскую границу.

Карл пытался втянуть Турцию в войну с Россией ещё в 1708-1709 годы, но без успеха. Полтава изменила ситуацию, часть турецкой элиты стала опасаться резкого усиления России. В августе 1709 года русский посол в Турции П. А. Толстой сообщил канцлеру Г. И. Головкину: «Турки видят, что царское величество теперь победитель сильного народа шведского и желает устроить все по своему желанию в Польше, а потом, не имея уже никакого препятствия, может начать войну и с ними, турками». Карл после поражения под Полтавой сбежал во владения Османской империи и организовал лагерь в Бендерах. Он предложил Порте заключить союз со Швецией, но турки сомневались и заняли уклончивую позицию. «Партия мира» оказалась сильнее и 3 (14) января Стамбул подтвердил свою верность мирному соглашению 1700 года. Это вызвало большую радость Петра, в Москве и Кракове организовали пышные празднества.

Но, к сожалению, на этом точка не была поставлена. Ситуация оставалась неопределённой. Существовали сильная «партия войны» — в неё входил визирь и крымский хан Девлет II Гирей. Кроме того, у турков было желание спровадить Карла из своих владений, чтобы он продолжил активную войну с Россией, а Турция осталась в стороне. Карл не торопился покинуть Бендеры, его посланники – С. Понятовский и И. Потоцкий – вели интенсивные переговоры с турками. Карл составил план одновременного вторжения в Польшу с севера и юга. Из Померании и Бремена по Саксонии и Польше должен был ударить 18 тыс. корпус Крассау. А из района Бендер и Очакова выступить турецкая армия. Этих сил должно было хватить, чтобы разгромить войска польского короля Августа II и русский вспомогательный корпус. После этого Карл хотел восстановить на троне Польши Станислава Лещинского и снова ударить по России.

Вскоре Порта стала склоняться к войне с Россией. Визирь Нуман Кёпрюлю-паша фактически предъявил ультиматум России. Он сообщил, что Карл с турецким «эскортом» в 40 тыс. человек пройдёт через Польшу в Померанию. Русскому вспомогательному корпусу «предлагалось» не вмешиваться и покинуть Польшу. Русская разведка в августе сообщила, что в Османской империи готовятся к вторжению на польскую территорию.

Россия пыталась решить дело миром. 17 (28) июля Пётр отправил письмо султану Ахмеду III, в котором предупредил, что присутствие 40 тыс. войска при Карле будет принято за «явный разрыв мира». Россия соглашалась на 3 тыс. эскорт, причём из турков, а не крымских татар, склонных «к разрушению мира». Попытки России урегулировать дело дипломатическим путём были восприняты в Стамбуле, как слабость. Турки вели себя всё более и более агрессивно. Царских курьеров задержали на границе и бросили в тюрьму. Отношения с Турцией были прерваны. Агентура сообщила, что в Бендерах уже стоит 10 тыс. войско, стягивается артиллерия, специалисты по инженерному делу. 18 (29) октября 1710 года Пётр направил новую грамоту султану, где спрашивал о намерениях Порты в отношении Карла и потребовал немедленной высылки шведского короля с турецкой территории. Царь обещал, что в противном случае Россия начнёт военные приготовления и выдвинет войска к турецким границам. Стамбул проигнорировал это послание.

Русский посол Толстой был арестован и посажен в Семибашенный замок, но он смог сообщить, что война началась. Турки были заняты войной в Ливане, поэтому основной ударной силой первоначально должны были стать крымские татары, польские сторонники Станислава Лещинского, запорожские казаки Константина Гордиенко, украинские казаки гетмана Правобережной Украины Филиппа Орлика (его выбрали на смену умершему Мазепе). Формальное объявление войны последовало 20 ноября 1710 года.

Планы сторон, сосредоточение войск

В декабре 1710 года хан Крымской орды Девлет II Гирей встретился в Бендерах со шведским монархом Карлом XII и гетманом Правобережной Украины Филиппом Орликом. Было принято решение нанести удар по Правобережной Украине соединёнными силами ханского сына Мехмеда Гирея с орликовскими казаками и поляками (противниками русского царя). Одновременно в Левобережной Украине должны были наступать силы самого крымского хана вместе с запорожскими казаками.

Русское правительство, получив сообщение о начале войны с Турцией, немедленно отреагировало. Фельдмаршал Шереметев получил приказ начать переброску 22 пехотных полков под командованием Репнина и Алларта в район Минска и Слуцка. Туда же через Смоленск должны были направляться рекрутские пополнения. Началась передислокация артиллерии под командованием Брюса. Командующий русскими силами в Польше М. М. Голицын получил указание сосредоточить свои силы у Каменец-Подольского, на границе с Молдавией. Для усиления его сил из Прибалтики направили Ингерманландский и Астраханский полки. Голицын должен был не допустить прохода Карла через Польшу, а при попытке взять Каменец-Подольский удерживать его. Отступать он имел право только при появлении «чрезмерной турецкой силы». Голицыну и русскому послу в Польше поручалось также наблюдать за настроениями польской шляхты, не допускать их перехода к турецкой или шведской стороне. Киевский губернатор Д. М. Голицын и гетман И. И. Скоропадский получили приказ оборонять Украину и Приазовье. Адмирал Ф. М. Апраксин вместе с калмыцкими отрядами отвечал за охрану юго-восточных границ государства. Для перебрасываемых с Прибалтики войск планировали развернуть продовольственные магазины в области Киева и молдавской границы. Пётр значительное внимание обратил на подготовку войск к борьбе с новым противником. Учитывая тот факт, что основу вражеской армии составляла конница, царь приказал сделать упор на огневую подготовку драгун. Конным массам турков и татар собирались противопоставить ружейный и артиллерийский огонь пехоты, защищённой рогатками.

Вступление Турции в войну на стороне Карла в корне изменило ситуацию военно-политическую обстановку. Пришлось временно отказаться от активных боевых действий против Швеции и направить основные усилия против нового врага. Для того, чтобы прикрыть основную группировку русской армии от возможного удара сил Крассау из Померании в Польше создали отдельный корпус. Для его формирования направили 6 тыс. отряд драгун бригадира Яковлева, а из Лифляндии перебросили 8-10 тыс. драгун Боура. Оставшиеся в Прибалтике силы возглавил Меньшиков. Рижский гарнизон должны были пополнить 10 тыс. солдат из внутренних гарнизонов и рекрутов.

Кроме того, Пётр ещё пытался решить дело мирными переговорами. Он в январе 1711 года направил новое письмо турецкому султану, предлагая не доводить дело до войны. Но и это письмо осталось без ответа.

В феврале 1711 года стало известно, что Турция готова выставить до 120 тыс. человек, а вместе с войсками крымского хана численность вооружённых сил противника вырастет до 200 тысяч. Суть стратегического плана турецкого командования заключалась в том, чтобы сконцентрировать главные силы в районе Бендер и Нижнего Дуная, затем развернуть наступление в направлении Бендеры – Яссы – Каменец-Подольский и далее вглубь Речи Посполитой. Карл должен был следовать с турецкой армией, чтобы соединиться с силами Крассау в Померании. Для того, чтобы отвлечь основные русские силы наносилось два вспомогательных удара — по Правобережной и Левобережной Украине. Намечалось нападение на Азов и Таганрог, а также Воронеж.

Русское командование решало вопрос, какую стратегию выбрать – наступательную или оборонительную. Ждать вторжения на своей территории или перенести боевые действия на землю врага. В общих чертах план был готов к концу 1710 года. Пётр решил возглавить армию и перейти в решительное наступление, чтобы сорвать замыслу турецкого командования и Карла. Окончательный вариант плана был принят на военном совете 1 (12) января 1711 года. Решили прикрыть границу с Крымских ханством вспомогательным корпусом и начать наступление на Дунае. Таким образом, русское командование собиралось помешать противнику занять Молдавию, как плацдарм для вторжения в Польшу. Русский план во многом был ориентирован на то, что Молдавия и Валахия будут хорошими союзниками. Делегации молдавских и валашских бояр «обивали пороги» России, упрашивая царя, чтобы православная держава приняла их в свой состав (оба христианских княжества были вассалами Османской империи). Господарь Валахии Константин Брынковяну ещё в 1709 году обещал 30 тыс. войско и продовольственные припасы, если Россия выступит против турков и обещает взять княжество под свою защиту. В апреле 1711 года Пётр I заключил секретный Луцкий договор с молдавским правителем Дмитрием Кантемиром. Кантемир становился вассалом русского царя, обещал своё войско и помощь в продовольственном обеспечении, получая в награду привилегированное положение Молдавии и возможность передать трон по наследству. Кроме того, ожидали, что против Турции выступят сербы и черногорцы, оттянув на себя часть сил вражеской армии.



Начало войны

В январе 1711 года крымский хан двинул 80-90 тыс. войско на Украину. Орда была разделена на две части: на Левобережье Днепра хан повёл до 40 тыс. воинов, правым берегом на Киев пошёл Мехмед Гирей с 40 тыс. татар, которые соединились с запорожцами, сторонниками Орлика, поляками и небольшим отрядом шведов.

В Левобережной Украине не было значительных русских сил: 11 тыс. солдат генерал-майора Ф. Ф. Шидловского стояло в районе Харькова, части Апраксина под Воронежем и 5 тыс. донских казаков. Девлет-Гирей не встречая особенного сопротивления, дошёл до района Харькова. Он планировал, соединившись с силами Кубанской орды, нанеси удар по Воронежу, уничтожив верфи и Воронежскую флотилию. Но ногайцы были задержаны союзными России калмыками. Крымское войско столкнулось с Белгородской и Изюмской оборонительными линиями. В результате в середине марта крымские татары отступили в Крым.

В Правобережной Украине соединённые силы крымских татар, орликовцев, запорожцев и поляков также первоначально имели успех. Они захватили ряд укреплений, но вскоре между ними начались разногласия. Поляки и казаки спорили о будущем Украины, крымских татар интересовал больше захват и угон людей для продажи в рабство, чем война. В конце марта гарнизон Белой Церкви (1 тыс. человек) отбил штурм и сделал успешные вылазки, крымские татары понесли большие потери. Вскоре Голицын заставил противника отступить в Бендеры.

Прутский поход

В это время основные силы русской армии под командованием Шереметева двигались из Прибалтики на Украину. 12-13 (23-24) апреля в Луцке состоялся военный совет. На нём основное внимание было уделено срокам и местам сосредоточения войск, проблеме снабжения, подготовке судов для переправы через Днестр. 30 мая (10 июня) войска были собраны в районе города Брацлав, у границ Молдавии.

Передовые части русской армии благополучно переправились через Днестр. Местное население встретило русскую армию доброжелательно. Господарь Молдавского княжества Дмитрий Кантемир перешёл на сторону России и призвал народ к восстанию против турков. Но сразу возникли проблемы: готового продовольствия заготовлено не было, добывать его было трудно. Кантемир присоединил к русскому авангарду всего 5-6 тыс. человек (к тому же плохо вооружённых). Поступило сообщение, что примерно 40 тыс. турецкая армия находится в семи переходах от Дуная, русским войскам надо было сделать десять переходов. У Шереметева было 15 тыс. человек и на военном совете 8 (19) июня решили ждать основные силы.

Главные силы во главе с Петром в июне выступили к городу Сороки. 9 (20) июня двинулись к Яссам и после трудного марша соединились с авангардом Шереметева. Ситуация со снабжением продолжала ухудшаться. Поля Молдавии были опустошены саранчой. 28 июня (9 июля) на военном совете приняли решение отправить 7 тыс. кавалерийский отряд генерала К. Ренне к Браилову, чтобы захватить собранные там турками запасы продовольствия. Кроме того, этот рейд должен был побудить владыку Валахии Брынковяну перейти на сторону России. Главные силы должны были идти вдоль правого берега Прута до урочища Фальчи, а оттуда к реке Сирет, где у Галаца собирались соединиться с отрядом Ренне.

Сражение

Через несколько дней русское командование получило сообщение, что главные силы турецкой армии во главе с визирем Балтаджи Мехмед-пашой стоят у местечка Траян близ устья Прута. Навстречу туркам был направлен отряд Януса фон Эберштедта. Он получил задачу помешать противнику переправиться через реку. Утром 7 (18) июля отряд Эберштедта был на месте и обнаружил турецкий авангард, который готовился к переправе. Генерал не выполнил своего долга. Он отступил, не помешав навести переправы. К тому же обманул командование – он сообщил, что турецкие силы форсировали Прут, хотя основные силы врага подошли к реке только вечером и начали переправу на следующий день. Это привело к серьёзным последствиям, русская армия была отрезана от отряда Ренне. Армия в это время находилась в районе Станилешти. Пётр собрал военный совет. На нём было принято решение отходить на север вдоль реки Прут и в удобном месте дать сражение. Имущество, которое замедляло движение, было уничтожено и русская армия начала организованный отход.

Шедший в арьергарде Преображенский полк и бомбардирская рота в течение шести часов отбивали атаки турецкой и татарской конницы. Движение было недолгим, через несколько километров армия остановилась у урочища Новые Станилешти. Начали строить укреплённый лагерь. Он представлял собой неправильный треугольник, основание которого было обращено к реке Прут, а вершина к противнику. По обеим сторонам треугольника располагались войска. Внутри боевого порядка была артиллерия и кавалерия. Ближе к реке соорудили вагенбург. Правый фланг прикрывали болота, поэтому с этой стороны ограничились защитой с помощью рогаток. Левый фланг укрепили не только рогатками, но и сплошными окопами.

Вскоре турки окружили русский лагерь, часть их армии заняла господствующие высоты на другом берегу реки. 9 (20) июля за три часа до захода солнца 20 тыс. янычар (отборная часть турецких вооружённых сил), не ожидая подхода основных сил и артиллерии, пошли в атаку. Дивизия Алларта встретила их мощным залпом почти в упор, который охладил пыл противника. Турки пришли в замешательство и отступили. Они совершили ещё несколько атак, но их отбивали умелым ружейным и артиллерийским огнём. Турки потеряли 7-8 тыс. человек. Русская армия потеряла 2,6 тыс. убитыми, ранеными и пленными. Энергичный отпор русской армии и огромные потери произвели огромное негативное впечатление на противника. Помощник визиря сказал военному советнику турецкой армии С. Понятовскому: «… мы рискуем быть разбитыми, и это неизбежно случится». Но Пётр, не зная общей ситуации, не решился повести армию в контратаку и разгромить турецкие силы по частям. Отказался Пётр, и совершить ночную вылазку. Некоторые исследователи считают, что это была большая ошибка. Русская армия могла воспользоваться деморализацией лучших турецких сил и переломить ситуацию в свою пользу.

К ночи бой затих. Турки стали строить укрепления, подвезли артиллерию. Началась артиллерийская дуэль, которая продолжалась до утра. Ночные попытки турков перейти в наступление были отбиты. Ситуация была тяжёлой: ощущалась нехватка в боеприпасах, продовольствии, люди не отдыхали более трёх суток, большая часть кавалерии ушла с Ренне. Русская армия уступала в числе бойцов и по количеству орудийных стволов: русские полки насчитывали около 38 тыс. человек при 122 пушках, турки имели 130-135 тыс. человек (с крымскими татарами их войско возрастало до 200 тыс.) и более 400 орудий. В тоже время русская армия была грозной, монолитной силой, с высоким боевым духом. Турки были удручены большими потерями, и когда утром визирь попытался поднять солдат в новую атаку, они ответили категорическим отказом.

Утром 10 (21) июля турки продолжили артиллерийский обстрел русских позиций. Он вёлся и противоположного берега Прута и продолжался до двух часов дня. Это затруднило снабжение войск водой. Был созван военный совет: на нём приняли решение предложить визирю перемирие, а в случае отказа пойти в решительную атаку всеми силами: «не на живот, а на смерть, никого не милуя и ни у кого не прося пощады». Турки не ответили на послание. Русские продолжили укреплять лагерь и одновременно готовиться к прорыву на север. Туркам послали второе сообщение, в нём говорилось, что если ответа опять не будет, армия пойдёт в атаку. Турки опять промолчали. Пётр отдал приказ построиться и начать атаку, но едва русские полки прошли несколько десятков сажен, тур

21 февраля 1784 года по указу императрицы Екатерины II порт и крепость в Крыму получили название Севастополь
230 назад, (10) 21 февраля 1784 года по указу императрицы Екатерины II городу Ахтиар было присвоено греческое название Севастополь.

Черноморский флот в войне с Турцией
Не правда ли, всегда интересно узнать, о чем и как писали наши предки, ну, скажем, 100 лет тому назад? Сегодня нас волнуют проблемы с Турцией, ну а тогда Россия и вовсе с ней воевала, и журналисты того времени тоже писали об этой войне.

Прутский поход Петра I
Из всех войн между Россией и Турцией война 1711 года, известная как Прутский поход Петра I, была самой неудачной для России.

Блестящая победа руской армии в войне с Турцией 1768—1774 годов
240 лет назад, 21 июля 1774 года, при деревне Кючук-Кайнарджи» (ныне Болгария), был заключен мирный договор между Российской и Османской империями, который завершил первую турецкую войну императрицы Екатерины II.


  • СИЛА,
  • ПЕТР,
  • Армия,
  • Турок,
  • Человек
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: