Потянет ли российская экономика советские военные расходы?

Многие помнят громкое заявление экс-министра финансов России Алексея Кудрина, которое стоило ему должности: «Мы должны понять, что мы вышли на предел возможных расходов.

… Этот предел преодолен, и повышение военных расходов на 3% ВВП в ближайшие годы ничем не обеспечено».

Главному финансисту страны жестко ответил президент Дмитрий Медведев:
«Мы не можем обойтись без расходов на оборону. Причем расходов, достойных Российской Федерации...»
Впервые за 20 минувших лет спор «пушки или масло» вышел на такой уровень. Некоторые политики пытаются внушить, что нынешние, «советского масштаба», расходы на оборону неизбежно обрушат экономику. Но так ли это?

Пушки маслом не испортишь

Много лет в наше сознание вдалбливали миф: именно непомерные военные расходы «убили» Советский Союз. Это началось в эпоху perestroika & glasnost. Кашу заварили ученые-экономисты, которые заявили, что эти расходы составляют аж 19% от валового национального продукта (ВНП). Любивший все округлое Михаил Горбачев довел цифру до 20%.

Но советский ВНП, например, в 1985 году составлял 776 млрд. руб. То есть советский же военный бюджет-1985 (официальный) равнялся 2,4% от ВНП. Переводим рубли ВНП в доллары по официальному курсу, сравниваем с военными расходами по паритету покупательной способности (ППС) и получаем 6,1% от ВНП. Что почти совпадает с долей американских военных расходов в ВНП США того же года. Но мы-то с подачи иных «держателей истины» знаем, что все советские буквы и цифры — пропаганда и верить им нельзя. В поисках правды заглядываем в ежегодные доклады ЦРУ конгрессу США по СССР. Разве посмеет он врать избранникам американского народа? С изумлением видим цифры: 6 — 8,5%!

Несложные расчеты показывают, что ­безопасность обходилась каждому гражданину, по определению американцев, «империи зла» (СССР) в 244 руб. 80 коп. в год при средней месячной зарплате в 177 руб. 42 коп.

А что же сегодня? Так уж обрушивают нашу экономику или «раздевают догола» наших граждан военные расходы? Или опять пушки вместо масла? Делим военный бюджет (в рублях — так нагляднее) на количество жителей России: 1520,62 млрд. руб. на 143 млн. — получаем 10 633 руб. 70 коп. В год! При средней зарплате по стране 22 622 руб. В месяц! То есть меньше, чем ползарплаты (47%) сегодня против почти полутора зарплат (138%) в 1990 году. Как говорится, почувствуйте разницу. А заодно оцените «искренность» либералов, вопящих о милитаризации страны и производстве гор оружия (подробнее см. таблицу «Сравнительные военные расходы США и СССР).



Мифы и цифры

Наш советский военный бюджет был вполне «по карману» СССР. Оборонка вовсе не объедала страну. Неэффективность крылась в гражданском секторе: инвестиции достигали 50% бюджета, а отдача — едва 3%. Страну «сожрал» долгострой. Однако Гайдар считал иначе и для начала обкорнал военный бюджет раз в 10, а потом урезал и еще. Но счастья не наступило… Сокращение национального дохода России за 1991 — 1996 гг. составило 46% (за годы Великой Отечественной войны — 34%). Кстати, Виталий Шлыков — один из «отцов» нынешней военной реформы, — которого трудно упрекнуть в любви к советским экономике и Генштабу, писал: «… Советский Союз поддерживал военный паритет с США прежде всего за счет эффективности и экономичности своего ОПК».

Куй железо...

Сегодня полезно посмотреть, как наши отцы превращали деньги в «железо» (вспомним недавнее горькое признание министра обороны РФ Анатолия Сердюкова: «Чем больше денег выделяется на новое оружие, тем меньше его в армии»).

Сначала определялись цели, задачи вооруженных сил и их оснащение на 15-летний период. Затем сравнивали то, что есть у нас и у противника, и определяли требования к новому оружию. Тут становилось ясно, кто может его сделать — какие НИИ, КБ и заводы — и что им для этого нужно. В 80-е годы оборонка ­потребляла 7% материально-технических ресурсов страны. Затем формировались программы вооружений на десятилетний период. Их обновляли каждые пять лет. По всем образцам определялись характеристики, ресурсы, исполнители и сроки передачи в войска. Но и это не конец процесса: итогом были пятилетние и годовые планы научно-исследовательских и опытно-конструк­торских работ ­(НИОКР), производства, поставок, строительства производственных мощностей. Мне только раз пришлось участвовать в подготовке такой программы, но воспоминания о кошмаре бесконечных уточнений преследуют до сих пор.


На Государственную программу вооружения до 2020 года собираются потратить почти 19,5 триллиона рублей. Если делать только атомные субмарины, их можно построить целый флот.

Конечно, метод был далек от идеала. Тем не менее, как говаривали сами промышленники: «Наш самопал ПиПиБи задолбал». РРВ (planning, programming, budgeting) — американская система планирования. Причина проста: портфель заказов «с нуля» верстали заказчик и исполнитель, органы планирования и управления. Споры до хрипа: улучшение характеристик изделий стоит дорого — 10-процентный рост увеличивает стоимость на 20 — 50%. В итоге получались реальные расходы по каждому образцу, отрасли и программе в целом.

При этом оборонный комплекс работал не только для военных. Было очень жесткое требование: на всех оборонных предприятиях на рубль зарплаты производить на рубль гражданской продукции. И такой техники в оборонном госзаказе было более 40%. То есть как минимум свою зарплату работники оборонки окупали.

От Ельцина до наших дней

Из-за проблем с бюджетом до 2000 года мы жили по принципу — что нашел, то и съел. Ну доделали начатый еще в СССР ракетный комплекс «Тополь-М», ну достроили крейсер «Петр Великий» и нескольких подлодок, ну закончили разработку истребителей Су-33. На большее средств не хватало. Существенное увеличение расходов на оборону началось с приходом Путина (см. таблицу «Сравнительные военные расходы России и США»).

Деньги — сильный возбудитель, особенно для чиновников. Они сразу пытаются улучшить систему их распределения. На свой лад, конечно. По словам руководителя Рособоронзаказа, у него «полезли глаза на лоб» при ознакомлении с практикой ценообразования в промышленности и Минобороны.
Денег выделялось уже в семь раз больше, чем в 2000 году, а оружие в армию поступало по-прежнему в мизерных количествах.



Плач по рублям

«Пятая часть средств, предназначенных на закупку военного оборудования, в России ежегодно разворовывается коррумпированными чиновниками и подрядчиками, обескровливая госбюджет и подрывая боеготовность вооруженных сил», — определил главный военный прокурор России Сергей Фридинский. И в 2007 году в ­Минобороны пришел новый министр и тоже сильно удивился масштабам разбазаривания средств. Посему для начала лишил заказывающие управления ­Минобороны права заключать контракты на поставку вооружений. Оно перешло к выведенной из анабиоза ­Рособоронпоставке. Пока у ее сотрудников не получается в срок сопоставлять цены промышленности (или выделенные средства) с особенностями технологических процессов. Контракты гособоронзаказа-2011 были подписаны лишь к концу года.

В новой России были разработаны и приняты четыре госпрограммы вооружений (ГПВ) — на периоды 1996 — 2005 гг., 2001 — 2010 гг., 2006 — 2015 гг. и на 2011 — 2020 годы. Первые три с блеском провалены, отчасти из-за нехватки средств. Но нет худа без добра: ГПВ-2015 была направлена на производство вооружений, разработанных еще в 1980-е годы. Те, которые подавались как новинки, сплошь и рядом — всего лишь модификации старых. Четвертая ГПВ утверждена в декабре 2010 года. А весной следующего года начальник нашего Генштаба открыл «тайну»: военная наука не обеспечила должного обоснования перехода армии к «новому облику». Поэтому задачи, которые ей предстоит решать, определились только в прошлом году. Не секрет: оружие и создается под эти самые задачи. Как же тогда и кто успел сформулировать требования к вооружениям, вошедшим в ГПВ-2020?

Эта программа стоимостью 19,5 трлн. руб. ориентирована на оснащение нашей армии инновационными и высокотехнологичными вооружениями. В итоге доля новых образцов в войсках должна возрасти с 10% до 70%. Чтобы обеспечить ее качественно новый уровень на перспективные научно-исследовательские и опытно-конструк-торские разработки ­(НИОКР), потратят 200 млрд. руб. Но их результаты надо еще реализовать. Для этого необходимо модернизировать оборонку. Это будет проходить по трем основным направлениям: обновление производства, инвестиции в НИОКР и омоложение кадров. На эти цели потратят 3 трлн. руб. Приоритет отдан ракетно-космической отрасли. Ни о какой милитаризации страны речь не идет: по военным расходам мы на пятом месте в мире — после США, Китая, Франции и Великобритании. Честнее было бы сказать о попытке выправить критическое положение, ­сложившееся в провальные 1990-е годы.

Что впереди?

И ежику понятно: армии позарез нужно новое оружие. Но даже школьники знают, что цена зависит от объема серии и стабильности производства. А переход на новое изделие — это убытки от брака и воз проблем. И тут уже директор завода не уверен, что даст то качество и те характеристики, которые от него требуются: технологии-то новые, поставщики — тоже. Замкнутый круг. Особо негативно это сказалось на предприятиях, которые производят основную часть комплектующих для отечественного оружия. Они в долгу как в шелку: с ними рассчитываются «опосля». В результате они или перепрофилируются, или диктуют цены: производство получается мелкосерийным, иногда 5 — 10 изделий в год. Вот и выходят они «золотыми». Многие предприятия-поставщики давно стали частными, и никто им не указ. Минобороны же пытается фиксировать цены на конечную продукцию. Необходимы согласованные усилия, чтобы преодолеть этот разрыв. Слышу крики: сколько денег оборонке ни дай, проку не будет — некому осваивать, работников нет. Президент сегодня говорит об отсутствии ПТУ, а директора заводов кричали об этом еще в 2000 году. Те, у кого были средства, открывали свои или ставили к станкам инженеров.
Проблем ворох, и полной ясности с их решением нет. Но то, что новая госпрограмма буксует, уже понятно. И в том, что она будет выполнена при таком подходе, есть сомнения. Не ясно другое: откуда взялась сумма 19 — 20 трлн. руб. и какой она должна быть на самом деле? Неужто программу верстали на глазок?

Причем очень знающие специалисты утверждают, что это «самый минимум»…

Об этом сегодня сообщает Военное обозрение.

Константин Акашев - отец советской военной авиации
В сфере воздухоплавания советское государство добилось очень больших успехов.

Больше военных расходов
Оружие – не только самый наукоемкий и высокотехнологичный, но и наиболее политически прибыльный товар в мире.

Сложная простота военных расходов
Стокгольмский международный институт исследований проблем мира (СИПРИ) опубликовал очередной доклад о состоянии глобальной торговли оружием и расходов на вооружения.

Поворот на Восток. Почему санкции США и ЕС никак не парализуют российскую экономику
Ополчившись на Россию и не желая считаться с её интересами на постсоветском пространстве, западные страны, по сути, толкают её на Восток.


  • Рубль,
  • Расход,
  • СССР,
  • США,
  • Средство
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: