Тандем Клинтон – Гейтс во внешней политике США

В Вашингтоне судачат о возможном перемещении Хиллари Клинтон с поста государственного секретаря США.

Представитель Белого Дома, правда, заявил, что президент очень доволен тем, как она исполняет свои нынешние обязанности, но слухи позволили ещё раз присмотреться к той роли, которую госпожа Клинтон играет в определении внешней политики США в составе внешнеполитической команды Обамы.


 

В большинстве государств мира внешняя политика неизменно ассоциируется с дипломатией, и ответственность за разработку внешнеполитического курса страны возлагается, как правило, на министерство иностранных дел. Однако в США, где применение военной силы является неотъемлемым компонентом решения международных проблем, понятие внешняя политика чаще всего растворяется в понятии национальной безопасности (здесь и далее выделено автором). Поэтому функция координации внешней политики США традиционно отводится Совету по национальной безопасности, а внешнеполитическим «запевалой» становится член кабинета, сумевший добиться главного — заручиться доверием президента. При президенте Никсоне таким человеком был Генри Киссинджер, исполнявший обязанности одновременно советника по национальной безопасности и госсекретаря. А в администрации Картера такую роль играл советник по национальной безопасности Збигнев Бжезинский, совершенно оттеснивший в сторону госсекретаря Сайруса Вэнса. В течение первых четырех лет президентства Буша-младшего решающее влияние на определение внешней политики США оказывал вице-президент Дик Чейни. Ни госсекретарь Колин Пауэлл, ни советник по национальной безопасности Кондолиза Райс не могли оказать Чейни серьезного сопротивления в борьбе за влияние на президента Буша.

 

С внешнеполитической командой Обамы всё по-другому. Назначение Клинтон госсекретарем США не было добровольным решением самого Обамы; это решение было ему навязано. Оба, Обама и Клинтон, боролись за пост кандидата в президенты от Демократической партии на выборах 2008 г. Борьба часто переходила «на личности», так что к концу праймериз отношения между Обамой и Клинтон были довольно скверными. Взаимная неприязнь послужила одной из причин того, что, несмотря на сильное давление со стороны руководства Демократической партии, Обама отказался сделать Клинтон своим напарником на выборах, предпочтя Джо Байдена. (Другой веской причиной, по слухам, была непримиримая позиция Мишель Обамы, которая категорически отказалась видеть Хиллари, работающей в Белом Доме). Однако после победы на выборах Обаме разъяснили, что для предотвращения раскола в рядах демократов, он должен найти для Клинтон место, соответствующее ее высокому статусу. Позиция госсекретаря, четвертая по рангу в государственной структуре (после президента, вице-президента и спикера палаты представителей), была именно такой должностью.

 

В кругах, близких к Клинтон, тем не менее утверждают, что, предлагая ей пост госсекретаря осенью 2008 г., Обама пообещал Хиллари ведущую роль в определении внешнеполитического курса страны. Якобы Обама заявил, что хочет сконцентрироваться на разваливающейся экономике и поэтому нуждается в персоне калибра Клинтон, чтобы представлять Америку остальному миру. Однако быстро выяснилось, что, в отличие от предыдущих администраций, Обама предпочитает лично заниматься внешней политикой. (Как заметил один из его помощников, «в администрации Обамы Генри Киссинджер — это сам Обама»). Единственное, что требовалось от Клинтон — это выполнение распоряжений, поступающих из Белого Дома.

 

Сделав Клинтон госсекретарем, Обама продолжает полагаться на узкий круг своих личных советников. Наиболее влиятельными из них и, как ни странно, наименее известными широкой публике — Дэнис Мак Доноу (Dennis McDonough) и Бен Роудс (Ben Rhodes). Оба работали с Обамой еще в ту пору, когда тот был сенатоpом от штата Иллинойс. Став президентом, Обама перетащил обоих в Вашингтон и пристроил на неприметные должности в Белом Доме: Мак Доноу на пост начальника канцелярии Совета по национальной безопасности, а Роудса — третьим заместителем советника по национальной безопасности Джеймса Джоунса. И Мак Доноу, и Роудс перешли к Обаме из аппарата бывшего конгрессмена Ли Хамильтона (Lee Hamilton), считающегося в Вашингтоне одним из наиболее влиятельных сторонников «прагматичного» (не идеологизированного) подхода к международным отношениям.

 

Что касается Клинтон, она давно слывёт сторонником жесткой («мускулистой», как любят говорить в Вашингтоне) внешней политики, всегда опирающейся на использование военной силы. (Эти взгляды были привиты Хиллари ее наставницей и подругой Мадлен Олбрайт, госсекретарем в администрации Билла Клинтона). Клинтон никогда не упустит возможность продемонстрировать свои «ястребиные» позывы. Она является единственным высокопоставленным чиновником администрации, который регулярно разглагольствует о «нарушениях прав человека» в других странах. Это она, например, настояла, чтобы Обама принял в Белом Доме Далай-ламу вопреки энергичным протестам Пекина.

 

Близким союзником Клинтон во внешнеполитической команде Обамы стал министр обороны (ранее — директор ЦРУ) Роберт Гейтс, которого Обама получил в наследство от предыдущей администрации. Их союз является классическим примером политического симбиоза: Клинтон помогла республиканцу Гейтсу не чувствовать себя изолированным в администрации демократа Обамы, тогда как Гейтс поддержал Клинтон в ее борьбе за влияние в Белом Доме. При этом оба разделяют любовь к агрессивной внешней политике.

 

«Тандем» Клинтон и Гейтса постепенно превратился в мощный центр влияния во внешнеполитической команде Обамы, успешно оспаривающий в ряде случаев мнение президента и его советников. (Можно условно считать, что два других влиятельных члена команды, вице-президент Байден и советник по национальной безопасности Джоунс, находятся где-то посередине).

 

Разномыслие вышло наружу прошлой осенью, когда Обама поручил своей внешнеполитической команде разработать новую афганскую стратегию. Бывший командующий американскими войсками в Афганистане генерал Стэнли Мак Кристал (Stanley McChrystal) подготовил доклад, в котором обосновывалась посылка в страну дополнительных войск в количестве 80,000 человек. Позицию Мак Кристала энергично поддержал Гейтс, и на их сторону встала Клинтон, хотя ее собственный подчиненный, посол США в Афганистане Карл Эйкенберри (Karl Eikenberry), сам бывший генерал, воевавший в Афганистане, выступал против столь масштабного увеличения численности американских войск. Против выступил и Джо Байден, но Обама с ним не согласился и, встав, по сути, на сторону Гейтса и Клинтон, принял решение о посылке в Афганистан дополнительных 30,000 человек.

 

Решение об увеличении военного контингента США в Афганистане было первой серьезной победой тандема Клинтон — Гейтс. За ней последовали другие. Клинтон при активной поддержке Гейтса настояла на внесении в Совет Безопасности ООН резолюции о введении новых санкций против Ирана, отбросив в сторону первоначальное желание Обамы втянуть Тегеран в двусторонние переговоры. А в середине мая 2010 года Белый Дом принял давно откладывавшееся решение возобновить работу по модернизации ядерного арсенала США. Это решение активно лоббировал Пентагон во главе с Гейтсом, а на слушания в Сенате по обсуждению вопроса Гейтс появился на пару с Клинтон.

 

По мере того как Обама испытывает всё больше трудностей во внутренней политике, ключевые внешнеполитические решения всё чаще принимаются тандемом Клинтон — Гейтс. Отсюда внешняя политика Обамы всё больше напоминает внешнюю политику Буша-младшего (некоторыe считают, разницы уже нет). Появились слухи о том, что Гейтса скоро отправят в отставку и заменят на Клинтон. Можно не сомневаться, что ВПК США, чьи интересы представляет Гейтс, с энтузиазмом отнесется к этой замене. Похоже, и самой Клинтон идея понравилась, ее конфиденты уже прощупывают почву в Вашингтоне. А что? Как никак, первая в истории Соединённых Штатов женщина-министр обороны!

 

Автор: Евгений ИВАНОВ (США)

 

Источник: Фонд стратегической культуры
.

Америка Обамы сбилась с курса во внешней политике ("Les Echos", Франция) Читать далее: http://inosmi.ru/world/20150602/228351987.html#ixzz3brhLAIwa Follow us: @inosmi on Twitter | InoSMI on Facebook
В прошлом США были катализатором смуты на Ближнем Востоке, но теперь у них больше нет желания принять лежащую на них ответственность.

Катастрофические ошибки правительства СССР во внешней политике
В хозяйственном строительстве Л.

Трамп намерен перевернуть внешнюю политику Америки
Дональд Трамп впервые выступил с речью, целиком посвященной внешней политике. Это диагноз нынешней ситуации и общий план его представлений о том, как «снова сделать Америку великой».

В Совете Федерации назвали внешнюю политику США неудачной
Наличие мощной экономики не гарантирует Америке победу во всех конфликтах, во внешней политике американцев преследуют неудачи, считает первый зампредседателя комитета Совета Федерации по международным делам Владимир Джабаров.

Стивен Коэн: к чему приведёт политика США
Американский историк Стивен Коэн, специализирующийся на России, считает, что из-за ошибочной политики последних администраций Белого дома на планете может начаться война.


  • Клинтон,
  • ОБАМ,
  • Обама,
  • США,
  • Нацильна,
  • Безопасность
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: