Российская военная картография скоро прекратит существование

Как передали вчера РИА «Новости», российская военная картография и гидрография не развивается свыше двадцати лет.

Эта научная отрасль теряет высококлассных специалистов, при чём их средний возраст перевалил за шестьдесят лет. Об этом журналистам рассказал адмирал Анатолий Комарицын, бывший руководитель Главного управления навигации и океанографии Министерства обороны Российской Федерации.

На прошедшей в питерском медиацентре пресс-конференции Комарицын рассказал РИА «Новости» о том, что военная навигация и картография сегодня поставлены в невыносимые условия. Он отметил, что гидрографы готовятся в Высшем военно-морском училище им. Фрунзе, где в год выпускается… по 6-8 специалистов. Ранее в училище был гидрографический факультет, но его постепенно совместили со штурманским, фактически закрыли. А в советское время, сказал Комарицын, по российскому флоту было почти одиннадцать тысяч специалистов и «была преемственность». Также адмирал сообщил, что средний возраст специалиста в настоящее время может достигать семидесяти лет.

Он отметил, что для того, чтобы поддерживать морскую картографию, традиционно находившуюся в ведении военных, нужно выпускать 300-400 номеров карт в год. Это — только чтобы поддерживать. А вот чтобы «двигаться вперёд», нужно выпускать более шестисот номеров. Во времена СССР Главное гидрографическое управление страны выпускало 550 карт по заказам и 300-400 в виде «задела» на будущее. Сегодня в год выпускается всего по триста карт.

Как рассказал Комарицын, в ведении Министерства обороны находятся двести сорок маяков. Маяки на портовых территориях принадлежат Минтрансу, «а маяки между портами, которые на диких скалах торчат, оставили военным». Комарицын сказал, что к таким маякам бывает трудно подобраться; многие из них работают в авторежиме. Также он сказал, что финансовых средств на содержание маяков не выделяют. Выдают зарплату смотрителям и обеспечивают их продовольствием, и всё.

Другая крупная проблема нынешней военной картографии — это организация экспедиций по сбору сведений о глубинах и получению прочих данных для составления карт. Когда-то Главному управлению гидрографии подчинялось 417 океанических и прибрежных исследовательских судов.

Как пояснил Комарицын, из всего этого внушительного количества кораблей сейчас осталось 25-30, которые «бродят вдоль побережья». Последняя экспедиция, по словам адмирала, прошла в 1988 г. «Сейчас экспедиций нет вообще. Они числятся в штате, но всё сокращено». Комарицын заметил, что в советское время любой корабль, находясь в своём районе, попутно осуществлял исследования и отправлял картографам данные. Гидрографией, по мнению адмирала, следует заниматься в мирное время. «Если наступит иная пора, гидрографы становятся военными лоцманами».

Данные для картографии, полученные в советское время, стали теперь архивными. По словам Комарицына, военные гидрографы наработали огромный материал — и сих пор его нужно перерабатывать. Важнейшие исследования проводились, к примеру, в Арктике — для поиска как маршрутов, так и возможных точек всплытия подлодок в приполюсных районах. Между прочим, на каждой дрейфующей станции «Северный полюс» и сегодня среди полярников трудится военный гидрограф. Ледоколы и суда ходят по трассам Северного морского пути, пользуясь картами участков Северного Ледовитого океана. Все эти карты сделаны на основе военных картографических данных.

Адмирал сказал, что страна содержала десять тысяч адмиралтейских номеров карт. Они были лучшими и востребованными — и постоянно переводились на более качественную печатную систему. Нельзя уничтожать военную гидрографию!

Комарицын также пояснил, что для военного пользования потребность в картах гораздо выше, чем для гражданского: ведь военные суда пользуются большим количеством маршрутов, нежели гражданские. Однако, для решения мирных задач по исследованию арктического шельфа и нахождению безопасных морских путей опыт военной гидрографии и картографии может явиться подходящей основой.

Напомним, что Гидрографическая служба Военно-морского флота была создана ещё в 1827 г. Первоначально она подчинялась государю. Полтора столетия спустя, в 1972 г., Гидрографическое управление Военно-морского флота было преобразовано в Главное управление навигации и океанографии Минобороны СССР.

Об этом пишет сегодня Военное обозрение.

Ко Дню штурмана ВМФ России. Как создавалась и развивалась штурманская служба российского военно-морского флота
25 января российские военнослужащие, чья служба связана с прокладкой курсов кораблей, судов, самолетов и вертолетов Военно-Морского Флота Российской Федерацией, навигацией и контролем за работой навигационных приборов, отмечают День штурмана Военно-Морского Флота Российской Федерации.

Российские военные санатории в Абхазии скоро начнут свою работу
Первым из них станет санаторий «Гагра», который откроется для посетителей летом наступившего года. Он находится в собственности Российской Федерации, так как восемь лет назад был выкуплен у Республики Абхазия.

Гомельские «скорые» прекратили работу на несколько часов из-за отсутствия бензина
ГОМЕЛЬ, 23 декабря. В Гомеле сегодня в течение нескольких часов без топлива простаивали автомобили скорой медицинской помощи.

Будущее российского военного космоса
О российском космосе и его перспективах в последнее время часто говорят в прошедшем времени, вспоминая успехи и славу прошедших лет и обращая внимание лишь на неудачи недавнего времени.


  • Комарицын,
  • Карта,
  • Номер,
  • Специалист,
  • Управление
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: