«База НАТО в Ульяновске - возможный плацдарм для агрессии»

А наша власть делает вид, что ничего не случилось, и все это «просто так, и за это еще мы будем иметь деньги»


По этому поводу высказаны многие предположения, как одобряющие саму эту возможность, так и противоречия, осуждающие это решение.


Причем интересно, что официальные лица это поощряют. Глава российского МИД Сергей Лавров заявил, что в этом нет ничего страшного, это как бы наша совместная борьба с мировым терроризмом. Даже Рогозин, вроде бы национально ориентированный человек, говорит, что «не надо печалиться», через этот транзитный центр будут поставляться только невоенные грузы — вода, туалетная бумага. И что они не могут иметь ничего общего с оружием, поэтому якобы ничего страшного в этом нет. Другие говорят о логистической операции, дескать, это просто транспортная перевозка, да и наши таможенники «не дремлют», да и вроде зарабатываем мы этим, как и все.

Даже такие записные патриоты, как Руцкой, считают, что зарабатывать на этом надо, причем зарабатывать хорошо. Наши депутаты говорят, что тоже ничего страшного, ребята, все это «не летально». Однако, безусловно, уважаемые нашими гражданами общественные деятели и эксперты, такие как А. Проханов, считают, что речь идет о национальном оскорблении и что так быть просто не должно. Окончательное решение передано в Думу, но очевидно, что она «надумает» то, что скажет ей власть. То есть мы в принципе должны смириться с тем, что база НАТО функционировать на нашей территории все-таки будет. Это, так сказать, общая и не очень понятная большинству наших граждан ситуация и скорее эмоциональная, чем взвешенная ее оценка.

В этой связи я позволю себе высказать несколько оценок с точки зрения профессионального стратега, профессионального военного и политолога.

1. Согласно основам теории войны средством войны является любое средство, которое ведет к реализации целей войны. В этом смысле даже вода является средством войны.

2. Следующий очень важный момент — в Афганистане идет война, и эти средства войны появляются на театре войны не в результате какой-то перевозки, а в результате стратегической транспортной операции, которая проводится с противоположного континента через систему государств и национальных границ через территорию страны, которая не является союзником, в район практически непрекращающихся боевых действий.

Я подчеркиваю важную вещь — это идет грузопоток из тыла к фронту, в район боевых действий. Это значит, что все, кто участвуют в этой цепочке, являются стороной войны. Это принципиально новое положение вещей, которое принципиально или замалчивается, или по какому-то стечению обстоятельств не оценивается ни нашей политологией, ни политиками, никем.

Как только Россия включается в систему данной транспортной стратегической операции по доставке военных грузов к театру военных действий, она становится стороной войны. Причем стороной той войны, которую мы не поддерживаем, которая нам чужда, и мы не имеем права участвовать в ней. Мы не находимся в состоянии войны с Афганистаном, также мы не являемся союзниками НАТО и США. Конечно, в чем-то, может быть, мы партнеры, но не в этой войне.

Однако так получается, что по собственной инициативе мы становимся стороной в войне, которую мы не ведем и не поддерживаем. Это важно.

3. Следующая очень важная вещь, которую должны понимать, что впервые за все время существования Российской Федерации, Российской империи и Советского Союза на территории России создается точка военного присутствия антагонистического нам военно-политического блока. Того самого блока НАТО, для которого мы являемся потенциальными противниками, который не скрывает своей враждебности, к которому враждебно относится подавляющее большинство наших граждан и который войной распространяет свое влияние по миру, а сегодня и с нашим участием. НАТО нам не партнер и мы его воспринимаем в народной ментальности как военный союз, противостоящий нам, то есть как потенциальный противник независимо от того, какие они хотят перевозить грузы.

Это значит, что сегодня на территории России, в Ульяновске, на Волге формируется точка военного присутствия антагонистического нам военно-политического блока. Эта точка военного присутствия неизменно будет иметь свою инфраструктуру, свой персонал и свои собственные возможности влияния как на окружающую политическую природу, пейзаж, так и на весь политический климат в целом в России и даже в Евразии.

Это важно понимать, так как одной из существенных и обязательных задач, которой занимается любое государство мира при подготовке к войне, является подготовка театра войны, в том числе посредством подготовки территории противника к войне, создавая на его национальной территории систему своего политического влияния и военного присутствия. В частности, США готовят театры войны несколькими главными способами. Первый способ — это подготовка системы своего военного присутствия на будущем театре войны. Они занимались этим в Афганистане, они это делали в Косово, в Европе. Сегодня вся Евразия находится в сфере влияния США и в том числе оказывается связана с системой их военного присутствия.

В этой системе военного присутствия США оказалась и Россия, притом, что они это делают как бы в мирных рамках этой транспортной коммерческой операции на территории России. Это очень важно понимать.

4. Что такое военная инфраструктура? Это как тот самый аэродром, на который, например, мы послали свой батальон в Косово, в Приштину. Это та точка, на которую потом при ее захвате будут приземляться по наезженному маршруту и т. д. те самые десантные дивизии врага, которые нам будет нечем останавливать, поскольку армии нет.

Таким образом, мы создаем не только точку военного присутствия своего потенциального врага, но и возможный плацдарм для его агрессии.

5. Следующий момент, тоже очень важный для понимания. Россия последовательно утрачивает свой суверенитет.

Как это происходит применительно в этому случаю? Говорят, что мы участвуем в борьбе с мировым терроризмом, что здесь ничего страшного нет, и это, наоборот, хорошо, так как у России нет рычагов влияния ни на производство наркотиков, ни на наркотрафик, а у США вроде бы такие возможности есть.

Однако анализ практики взаимоотношений с Америкой приводит к нескольким выводам.

Во-первых. Никогда, ни в одном случае за всю историю взаимоотношений США и РФ (я уж не говорю о Советском Союзе) Запад и, в частности, Америка никогда (кроме нескольких лет Второй мировой войны, когда мы вместе воевали с фашизмом и как стратегические союзники объединяли во имя Победы свои национальные потенциалы) не сделала ни одного доброго жеста в сторону России, кроме слов, ни одного полезного для России акта и ни одного поступка. Ничего.

То есть разговоры «о перезагрузке, о совместной борьбе с мировым Злом» ни к чему и никогда не приводили. Эти разговоры кончались односторонними уступками со стороны России своим западным партнерам, будь то в пользу НАТО или Америки, и всегда приводили к ухудшению общего состояния национальной безопасности России. Это касается всех переговоров по стратегическим наступательным вооружениям, всех переговоров о сокращении ядерных вооружений и т. д.

Во-вторых. Надо сказать, что процесс «впадания» России в русло национальной стратегии США, с одной стороны, закономерен, так как Россия просто не имеет своей национальной стратегии и является для Америки только полем, средством и объектом ее собственной войны за выживание в статусе «вечного управляющего миром»; с другой, такой курс «общей ориентации и зависимости от США» является преемственным для последних тридцати лет нашей национальной истории, основой политической ориентации всего нашего политического и экономического истеблишмента и устраивает всю «властную вертикаль».

6. Свою историю имеет и этот «грузопоток». Мы можем проследить процесс формирования грузоперевозок в Афганистан через Россию, которые сначала осуществляли транспортные самолеты России по договоренности с Америкой за их счет, потом это стали делать военно-транспортные американские самолеты просто транзитом «через нас», а теперь формируется точка подскока со своей базой и обслуживающим персоналом в Ульяновске.

Это живой пример того, как нарастает и реализуется сама идея чужого военного присутствия; вроде бы из ничего, из их просьб и наших добровольных уступок «хорошим американским парням» и всего в три шага по этой «дорожной карте национального предательства».

Первый шаг. Казалось бы, все упиралось в простую просьбу американцев: ребята, давайте перевезем грузы. И наши сказали да. За ваш счет? Да, мы согласны платить.

Второй шаг. Потом еще через какое-то время американцы: а давайте мы сделаем это не на ваших самолетах, а на наших самолетах? Наши сказали: давайте, вы заплатите? «Мы заплатим».

Третий шаг. Американцы сказали: теперь давайте мы это дело с нашей базой разгрузки, подскока и дозаправки, скажем, в Ульяновске. И наши сказали: давайте. И «ничего не произошло, но они уже здесь и им аплодирует мир».

7. Россия стала не конкурентоспособной, а просто «беспринципной и продажной».

Конечно, все это можно оцениваться по-разному, но очевидно, что каждый раз это сопровождалось прямой сдачей стратегических позиций со стороны России, а наша власть делает вид, что ничего не случилось и все это «просто так и за это еще мы будем иметь деньги». Все довольны, все смеются и «при делах». Вся политологическая попса крутится вокруг этой темы, всякого рода псевдоаналитики говорят, что ничего страшного, местные политики и бизнесмены уже посчитали прибыль.

А национальные политики уверены, что теперь на Западе их точно примут за своих и, может быть, отменят «поправку Джексона-Вэника». И они смогут доложить своим избирателем об этой их личной победе в выполнении предвыборных обещаний и о том, что это есть их личный вклад в «битву за Москву».

Но что мы имеем с точки зрения стратегии?

С точки зрения оценки стратегической ситуации мы видим торжество одной из самых новейших стратегических идей Запада, которая заключается в том, что США скупают на корню государственную власть, высших политиков и генералитет подлежащей агрессии страны. Достижения этого стратегического приема налицо. Посредством скупки на корню генералитета Ирака это привело к тому, что генералитет и даже исламская гвардия сдали страну, сдали лично Хусейна, а потом были уничтожены и сами все эти генералы.

То же самое делают и с нами. Мы можем проследить четкую последовательность, когда результаты скупки национальных элит на корню, которая ведет к облегчению проникновения США даже на уровне военного присутствия внутрь независимой России: сдача стратегических баз в Лурдесе (Куба) и Камрани (Вьетнам), сдача Югославии и Косово, сдача позиций по Ирану (отмена уже заключенного контракта по поставке С-300), сдача Ливии — это этапы «большого пути» череды наших верховных главнокомандующих, каждый следующий из которых все хуже и хуже понимал, какая им страна и армия достались и что с ними надо делать.

8. Мы переходим в лагерь прямых противников Китая.

Нам все объясняют рынком, выгодой, рабочими местами. Но, тем не менее, стратегическая ситуация для России ухудшается, ее авторитет падает и она становится стороной войны, причем выступая на стороне США, НАТО и так называемого мирового сообщества, которое явно направленно против Китая.

То, что сейчас делается, превращает нас не только в союзников НАТО, но и в противника и врага Китая, поскольку все это дело замыслено Штатами, которые осуществляют стратегическое переформатирование евроазиатской матрицы для того, чтобы уничтожить основных конкурентов. Россия практически перестала быть конкурентом. И Китай, который еще, безусловно, только становится стратегически в один ряд с Америкой.

Таким образом, мы ничего никогда не получали от Америки и сейчас ничего не получим за это дело, кроме 20 миллионов пустых необеспеченных долларов. А с Китаем, с которым у нас хорошие отношения, ссоримся. Мы, унижая его своим заискиванием перед Западом, унижаем себя и теряем свое лицо.

9. Наконец, еще один момент. Американцам мы не верим и всю их деятельность на нашей территории необходимо тщательно контролировать.

Куда полетят американские и натовские самолеты? Сначала они летят через половину России в Ульяновск, потом они в Ульяновске садятся, заправляются и другую половину России из Ульяновска проскакивают и следуют в Афганистан. Мы верим американским партнерам, что так и будет? Конечно, не верим! Предположим, что летит американский военный самолет и ведет разведку, например, радиолокационную (экипаж даже может не знать, что там у него установлено на этом борту). Они просто принимают сигнал, то есть они ведут разведку.

Предположим также, что, например, вдруг из какого-то окна, иллюминатора или из какой-то полости этого самолета может выскочить мешок или ящик с какими-то датчиками, просыпаться простой тучей, или оттуда может вывалиться какой-то контейнер и упасть в Волгу. И река будет заражена, может быть, не сегодня, но это возможно.

Или возьмем переговоры через спутник со своим командованием, или когда они воспринимают разные радиоэлектронные излучения, то есть они ведут разведку по этой полосе своих пролетов, а ведь речь идет об объектах военной инфраструктуры, ВПК, ядерных станциях, объектах ядерной инфраструктуры и т. д.

Это значит, что сам процесс этого «натовского транзита» необходимо от начала и до конца контролировать. А что такое контролировать?

Это значит, когда они пересекают границу с запада, поднимается пара наших истребителей и ведет их, наблюдая за этими самолетами до Ульяновска, сажает их. Когда поднимаются с Ульяновска до границы с Афганистаном, другая наша пара поднимается и ведет их туда до нашей границы. По этим самолетам работает ПВО и наша радиолокационная служба, которая все это дело контролирует и смотрит, чтобы никто не отклонился от маршрута, чтобы ничто из этих бортов не вывалилось и не попало на нашу территорию, а это можно только визуально наблюдать.

Что касается ситуации с наркотиками, то я могу сказать следующее — чем больше американцы в Афганистане, тем больше наркотрафик. Мы знаем, именно ЦРУ занималось сбытом наркотиков в Латинской Америке и поставкой оружия для контрас, то есть было основной частью наркотрафика и на эти деньги покупалось оружие для боевиков Ирана.

Приведу пример, как это может выглядеть в нашем случае. Вот летят они из Афганистана через Россию, приземляются в Ульяновске. По пути они могут сбрасывать контейнеры с этими наркотиками на парашютах где угодно, и поэтому мы их должны контролировать. Скажем, сели они в Ульяновске, это значит, что наши лучшие в мире собачки, которые 2 мг наркотиков учуют где угодно, должны приводиться в эти самолеты и искать там наркотики. То есть проверять самолеты на то, что они везут или загружают. Представьте себе, что они находят этот наркотик.

И это прецедент — понимаете, как это может быть использовано?

Конечно, за все «наши хлопоты» — за работу ПВО, за работу летчиков экипажей сопровождения, за их керосин, за работу таможенников и собачек наркоконтроля и так далее США должны платить. И они на все это пойдут с радостью, так как решают тратой пустых долларов, которых они могут напечатать сколько будет надо, и обещаний, свою стратегическую военную задачу.

В общем, есть много разных вещей, которые наш народ должен знать. Как и те, кто принимает решения, должны знать, к чему это приведет.

А приведет вся эта сдача только к унижению нашего достоинства, к нашему национальному ослаблению и к продолжению сдачи России.

Это никогда не будет воспринято нашим населением и обществом как позитивное событие. В конечном счете это может привести к унижению авторитета еще не начавшего свою деятельность нового Верховного главнокомандующего, вбить последний гвоздь в гроб действующего Верховного главнокомандующего. И это ничего не даст нам ни в плане военной мощи, ни в стратегии.

10. То есть, получается, Россию теперь можно купить. Завоевать Россию невозможно, победить наш народ невозможно. Зато, оказывается, можно купить самый верх, а он уже уговорит весь народ, что, дескать, «спите спокойно, россияне», ничего страшного не происходит. И наш добрый наивный народ скажет — ну и ладно, мы вам верим.

Но все-таки, спрашивается, почему 4 марта прошли выборы, а через два дня Сердюков выступил с инициативой, что у нас будет база в Ульяновске, а еще через два дня товарищ Барак Обама поздравил Владимира Путина с победой? Нам представляется, что он просто не понимает, во что он вляпывается, еще не начав командовать. А это ведь вызывает много ненужных вопросов в том числе ему как президенту, на которого как на последнюю надежду сегодня уповает большинство нации.

Об этом сегодня сообщает Военное обозрение.

Грушко: никакой перевалочной базы НАТО в Ульяновске не будет
О сложностях переговоров Москвы и Вашингтона по ПРО и о коммерческом аспекте размещения временных складов НАТО в Ульяновске в интервью международной редакции РИА Новости рассказал заместитель главы МИД РФ Александр Грушко.

Рогозин объяснил назначение «базы НАТО» в Ульяновске
Через натовский транзит Россия зарабатывает деньги, заявил вице-премьер РФ Дмитрий Рогозин в интервью радиостанции «Эхо Москвы». Так он объяснил, зачем правительство приняло постановление, позволяющее перевозить грузы через территорию страны не только наземным, но и комбинированным путем. «Мы открываем ворота и зарабатываем деньги на этом», — сказал Рогозин. Он добавил, что весь транспорт будет принадлежать России, а контейнеры с грузом — НАТО.

МИД: перевалочной базы НАТО в Ульяновске не будет
Никакой перевалочной базы НАТО в Ульяновске не будет, заявил в интервью РИА Новости заместитель министра иностранных дел РФ Александр Грушко. «Никакой перевалочной базы, тем более НАТО, в Ульяновске не будет. Речь идет о временных складах, необходимых для хранения и последующей погрузки на самолеты контейнеров с нелетальными, то есть невоенными грузами в адрес Международных сил содействию безопасности», — сказал он. По словам дипломата, «перевозки носят сугубо коммерческий характер, и цена этих…


  • Война,
  • США,
  • Сутствие,
  • НАТО,
  • Территория
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: