«Теплая война» США и КНР

Кольца анаконды и нить жемчужин

Последние несколько месяцев в западных аналитических центрах активно обсуждается противостояние США и Китая в Восточной и Юго-Восточной Азии.


Не секрет, что в международной политике центр тяжести давно уже переместился из Атлантики в Тихий и Индийский океан. Неслучайно Обама провозгласил себя первым тихоокеанским президентом США, а Пекин начал обвинять американцев в желании окружить Поднебесную кольцом военных баз и принялся выстраивать в ответ свою линию обороны, получившую название «нить жемчужин».



Соединенные Штаты тревожит, что у многих в Азии сложилось впечатление, будто Китай вышел из экономического кризиса окрепшим, а Америка — ослабленной. Такой стереотип, по словам западных политологов, способствует созданию синоцентричной Азии.

Антикитайская коалиция

«Именно поэтому Соединенные Штаты, — говорят они, — пытаются сколотить сейчас в регионе антикитайскую коалицию». «Американские стратеги открыто дают понять КНР, что готовятся к военному столкновению, — пишет The Independent. — Они окружают Китай военными базами и уже заключили тройственный союз с Японией и Индией, к которому в ближайшее время присоединится Австралия». Альянс четырех, судя по всему, может стать азиатским филиалом Лиги демократий, к созданию которой давно уже призывает неутомимый сенатор Маккейн. Хотя прежде чем такой альянс окончательно оформится, страны-участницы должны будут преодолеть некоторые технические трудности и избавиться от устоявшихся стереотипов. В Вашингтоне и Токио, например, до сих пор распространено скептическое отношение к военному потенциалу Нью-Дели, и индийскому флоту придется очень постараться, чтобы скоординировать свои действия с японскими и американскими ВМС.



Ведь, несмотря на то что решение о совместных учениях и операциях было принято еще три года назад, в Индии по-прежнему сильны позиции дипломатов, отстаивающих традиционный принцип «неприсоединения» к международным военным альянсам.

С другой стороны, индусы прекрасно понимают, что их китайские соседи все реже вспоминают о заветах Дэн Сяопина и постепенно отказываются от сдержанности во внешней политике. А это значит, что приграничные конфликты в Тибете и Кашмире с каждым годом будут лишь обостряться. И неудивительно, что правительство Манмохана Сингха ставит на Америку. «Только Вашингтон может дать Индии почувствовать себя великой державой, — говорит индийский премьер. — США, например, могут добиться реформы Совета Безопасности ООН, которая закрепила бы за Нью-Дели статус постоянного члена этой организации». К тому же на Америку ориентируется крупный индийский бизнес, связанный с информационными технологиями и военной промышленностью. «Сингх верит в век США, в то, что судьба Индии неразрывно связана с этой страной», — пишет Джоти Малхотра, редактор дипломатического отдела индийской газеты The Telegraph. То же самое можно сказать и о японской политической элите, постепенно избавляющейся от комплекса вины перед Китаем, который из жалкого и обиженного младшего брата превращается в ее глазах в непримиримого соперника, мечтающего о реванше. Все больше экспертов признают: рано или поздно две азиатские державы вступят в схватку — «два тигра не уживутся в одном лесу». Еще одним союзником США в регионе остается Южная Корея, традиционно настроенная враждебно по отношению к Японии. И хотя у Соединенных Штатов есть оборонные соглашения с обеими странами, их армии практически не контактируют. «Корейско-японские исторические противоречия — слабое звено американской стратегии безопасности в Азии», — пишет The Washington Times.

Кольца анаконды

Все более важную роль для США начинают играть страны Юго-Восточной Азии. Неслучайно Хиллари Клинтон присоединилась к Балийскому договору о дружбе и сотрудничестве и предложила играть роль посредника в урегулировании спорных территориальных проблем в Южно-Китайском море, которое западные эксперты окрестили уже «восточноазиатским Средиземноморьем». В Китае это предложение было названо «беспардонным вмешательством во внутренние дела континента», однако из страха перед Пекином все больше азиатских государств готовы поддержать инициативу Клинтон. «США нужны нам в качестве противовеса китайскому влиянию, поскольку, даже объединив усилия, страны региона не способны оказывать давление на Пекин, — говорит создатель сингапурского чуда Ли Куан Ю. — Если Америка оставит нас на произвол судьбы, она рискует утратить роль мирового лидера». «Чем более жесткой становится политика КНР, — пишет The Atlantic, — тем легче американцам запугать азиатских дракончиков мифической китайской угрозой и предотвратить объединение Восточной Азии вокруг Пекина». Для того чтобы чувствовать себя уверенно, Америке явно недостаточно старых баз в Японии, Гуаме и Южной Корее, и она стремится расширить военное присутствие в регионе. Неслучайно сейчас ведутся переговоры о восстановлении базы Субик-Бей на Филиппинах, которая на протяжении всего прошлого века была главным форпостом Соединенных Штатов в регионе. В 1992 году местный парламент принял решение выдворить американцев с филиппинской земли, однако через 20 лет власти архипелага, похоже, одумались и вновь присягнули Вашингтону, согласившись разместить у себя разведывательные самолеты, военные корабли и крупные воинские контингенты США.

Как и в эпоху холодной войны, когда Америка стремилась окружить Советский Союз цепью военных баз, нынешнее продвижение США в Восточной Азии сравнивают с кольцами анаконды. «Администрация Обамы пытается выстроить систему военных союзов в АТР, — пишет The Washington Post, — и после успешных переговоров с Манилой надеется перетянуть на свою сторону вьетнамских и тайских генералов, раздраженных высокомерной политикой КНР». В этом смысле, безусловно, заслуживает внимания состоявшийся в августе минувшего года визит американских кораблей во Вьетнам, впервые за сорок лет посетивших порт Кам Ран Бей, в котором в свое время находилась одна из крупнейших глубоководных баз США. «Это очень символично, — пишет The Foreign Affairs, — что страна, конфликт с которой послужил причиной бегства США из Юго-Восточной Азии, начинает заигрывать с Вашингтоном в надежде защитить себя от притязаний китайского гиганта».

В конце прошлого года США договорились с Австралией о размещении на севере страны крупнейшего со времен Второй мировой войны американского воинского контингента и получили согласие Сингапура на использование военно-морской базы Чанги. Соединенные Штаты дают понять, что намерены сохранить свою гегемонию не только в Тихом, но и Индийском океане. Они усиливают пятый и седьмой флот, базирующиеся в «китайском подбрюшье», и укрепляют военно-морскую базу на острове Диего-Гарсия. Что особенно символично, вооружения и оборудование на этот остров поступают из Европы: с закрывающихся американских военных баз, расположенных на территории Германии и Италии.

Нить жемчужин

Разместив войска на Филиппинах, в Австралии и на Сингапуре, американцы могут в любой момент перекрыть важнейшую для КНР транспортную артерию — Малаккский пролив, через который проходит 85 процентов нефти, идущей в Китай из Африки и с Ближнего Востока. В связи с этим многие вспоминают о нефтяной блокаде Японии, которая предшествовала нападению на Перл Харбор в 1941 году. «Ежегодно через Малаккский пролив проходит 50 тысяч кораблей, на которые приходится четверть всего морского товарооборота, — говорит китайский политолог Чен Шаофэн. — И понимая, какую роль он играет для КНР, американцы вместе со своими союзниками легко могут закупорить его». Неспроста в июне прошлого года США провели в акватории Малаккского пролива масштабные совместные учения с ВМС Филиппин, Сингапура, Малайзии, Таиланда, Индонезии и Брунея. Это ахиллесова пята Китая, и, понимая это, председатель КНР Ху Цзиньтао давно уже провозгласил выход из «малаккского тупика» важнейшей государственной задачей.

Для ее решения в Пекине была разработана стратегия «нить жемчужин», которая предполагает создание вереницы портов и военных баз КНР в дружественных странах на северном побережье Индийского океана (Мьянма, Бангладеш, Мальдивы, Шри-Ланка, Пакистан, Иран). «Благодаря этой волшебной нити, — отмечает Шаофэн, — китайские корабли получат возможность выходить в океан, минуя Малаккский пролив. Она поможет Пекину установить контроль над Южно-Китайским морем и укрепить свои позиции в Бенгальском заливе».

Важное место в цепи «жемчужин» отводится портам Мьянмы. Правящая в этой стране военная хунта во главе с генералом Тейн Сейном считает Китай своим политическим союзником и чрезвычайно признательна ему за поддержку в противостоянии с западными демократизаторами, которые в 2007 году грозились ввести санкции против «азиатской тирании». На принадлежащих Мьянме островах Коко китайцы разместили радар, позволяющий им следить за судоходством в Малаккском проливе. Они модернизировали мьянмские аэропорты Мандалая и Пегу и построили военные базы в Ситуэ, Кьокпьу Хангьи, Мергуи и Задеджи. «Порты в Мьянме, — пишет The Foreign Policy, — позволяют КНР миновать многочисленные индийские острова, расположенные в Бенгальском заливе, которые могут быть использованы в качестве железной цепи, блокирующей Малаккский пролив».

Кроме того, китайцы строят порт Читтагонг в Бангладеш, военно-морскую базу Марао на Мальдивских островах (по словам экспертов, в будущем она позволит КНР контролировать действия индийского флота) и порт Хамбантот на Шри-Ланке. Но самой ценной «жемчужиной» считается порт Гвадар на западном побережье Пакистана. Это главный наблюдательный пункт китайских ВМС, позволяющий им следить за действиями американского флота в Персидском заливе и индийского — в Аравийском море.

Таким образом, Пекин делает все возможное, чтобы отстоять свои преимущественные права в Восточной и Юго-Восточной Азии. Однако это явно не состыкуется с западной концепцией сдерживания. И то, что китайцы считают вынужденной оборонительной мерой, на Западе могут трактовать как акт агрессии. И, наоборот, попытки Соединенных Штатов «сдержать» Китай, в Пекине многие воспринимают как желание «варваров» зажать Поднебесную в тиски.

Большая игра в Восточной Азии

Неслучайно в КНР так болезненно прореагировали на переговоры американцев с филиппинскими военными. Англоязычная китайская газета The Global Times поставила даже Маниле ультиматум: «Шаг вперед в военном сотрудничестве с Америкой означает шаг назад в экономическом сближении с Китаем». Правительство КНР пригрозило ввести санкции против Филиппин, хотя такие методы давления в Поднебесной никогда не приветствовали. Кроме того, китайцы дали понять, что могут вынудить страны АСЕАН прервать экономические связи с Манилой.

Чтобы осадить «западных империалистов», Китай начал проявлять активность на «заднем дворе Америки». Гонконгский миллиардер Ли Ка шин взял в аренду панамские порты Бильбао и Кристобаль, и на стол главы Пентагона тут же лег доклад «Китайский плацдарм в Панамском канале». Правда, эксперты уверяют, что такие геополитические игры не стоит воспринимать всерьез. Ведь для того чтобы оспорить океанскую гегемонию США, в первую очередь Китаю потребуется овладеть самой протяженной в мире островной грядой, в центре которой расположен остров Тайвань.

Еще со времен холодной войны американцы воспринимают этот остров как ключевой элемент своей оборонительной системы в Восточной Азии, «непотопляемый авианосец, сдерживающий стремительный рост КНР». Но китайские коммунисты еще с 1949 года уверяют, что рано или поздно им удастся восстановить на острове центральную власть. В пример приводится маньчжурская династия Цин, которая начала править в Китае в 1644 году, Тайвань же подчинила себе лишь через полвека. И полтора года назад после заключения торговой сделки с Тайбэем у Пекина появились основания для оптимизма. Журналисты рассуждают о «бархатной реинтеграции большого Китая» и публикуют карикатуры, на которых большая панда соблазняет маленькую рожком мороженого. По словам политологов, китайцы рассчитывают применить в случае с Тайванем успешно опробованную в Гонконге концепцию «одна страна — две системы», сделав Тайбэй финансово-экономическим центром «империи» и предоставив ему широкую автономию. Председатель Ху Цзиньтао призывает не жалеть для островитян «экономических пряников», что со временем позволит Китаю поглотить Тайвань и вырваться в мировой океан. Многие называют это политическим завещанием Цзиньтао пятому поколению лидеров Компартии, которые придут ему на смену в 2012 году.

И хотя пока в Китае превалирует прагматичный подход к внешней политике, все сильнее становятся позиции националистического направления, представителей которого западные политологи по аналогии с американскими неоконами называют неокоммами. «В Поднебесной, — пишет The American Thinker, — оживает менталитет Срединного Царства, другие азиаты воспринимаются здесь как существа низшего порядка, а представители Запада как варвары».

Автор хрестоматийного памфлета «Китайская мечта» профессор Ли Мюнфу считает, что КНР следует отказаться от «мирного развития», сделать ставку на военную мощь и готовиться к «дуэли столетия» с Соединенными Штатами. «Национальная стратегия безопасности не должна быть статична, — вторит ему другой влиятельный «неокомм», эксперт Центра стратегических исследований Пекинского университета Дай Ху. — Нам необходимо отойти от неконфронтационной модели, поскольку мир давно уже вступил в эпоху «теплой войны», которая рискует перерасти в горячую». Еще более категоричен профессор китайского Национального университета обороны генерал-майор Чжан Чаочон, который призвал КНР «не пасовать и выступить в защиту Ирана, даже если это будет означать начало третьей мировой войны».

Проблема на самом деле даже не в союзнических отношениях с ИРИ, а в паническом страхе китайцев в связи с возможностью перекрытия Ормузского пролива, через который проходит более 20 процентов нефти, поступающей в КНР. По словам госсекретаря Хиллари Клинтон, «после того как был похоронен проект «большой двойки», в американо-китайских отношениях вновь начался период противостояния», и многие эксперты убеждены, что все, что сейчас предпринимает Америка, начиная с вторжения в Ливию и заканчивая конфликтом с Ираном, нацелено на ослабление глобального конкурента. Этой же цели служит и Транстихоокеанское партнерство — экономический союз, который, по мысли вашингтонских стратегов, должен минимизировать китайское влияние в Восточной Азии и цепь американских военных баз вокруг Поднебесной империи.

Об этом сообщает Военное обозрение.

США и КНР намерены углублять сотрудничество для предотвращения хищения ядерных материалов
ВАШИНГТОН, 1 апреля. /Корр. ТАСС Дмитрий Кирсанов/. США и Китай планируют расширять двустороннее сотрудничество, направленное на предотвращение хищения ядерных материалов и их попадания в руки террористов и других преступных элементов.

США и КНР договорятся о правилах в киберпространстве
США и КНР на этой неделе готовятся договориться о некоторых «правилах игры» в киберпространстве, сообщает агентство Bloomberg.

США и Япония: война против Китая в 2013 году
Всё больше и больше в мире говорят о войне.

Вторая мировая война - война США и Англии против СССР
22 июня 1941 года, 75 лет назад, началась Великая Отечественная война.


  • КНР,
  • США,
  • АЗИЯ,
  • БАЗА,
  • Китай
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: