Дилемма Путина: закручивать гайки или уступить

Президентские выборы в России завершились так, как завершились. Попытка оппозиции прийти к власти кавалерийской атакой не удалась, ей нужно настраиваться, по словам политологов, на «жесткую, но спокойную и продолжительную борьбу». Тут, как говорится, все ясно и понятно. А вот что станет делать победитель? Аналитики видят три возможных варианта: а) завинчивать гайки по «белорусскому сценарию»; б) управлять по-старому, делая вид, что ничего не происходит; в) пойти на постепенную и частичную модернизацию.

Президентские выборы в России завершились так, как завершились.

Попытка оппозиции прийти к власти кавалерийской атакой не удалась, ей нужно настраиваться, по словам политологов, на «жесткую, но спокойную и продолжительную борьбу». Тут, как говорится, все ясно и понятно.

А вот что станет делать победитель?

Аналитики видят три возможных варианта: а) завинчивать гайки по «белорусскому сценарию»; б) управлять по-старому, делая вид, что ничего не происходит; в) пойти на постепенную и частичную модернизацию.

Впрочем, есть и четвертый: сочетать элементы всех трех подходов, смотря по обстоятельствам и настроению.

Наблюдатели не сомневаются, что сердце бывшего сотрудника КГБ и создателя «вертикали власти» к свободе и плюрализму не лежит.

«Ясно, что Путин не любит демократию и говорит о ней сквозь зубы», — заявил Русской службе Би-би-си гендиректор Института национальной стратегии Станислав Белковский.

Однако политики живут не только сердцем, но и умом. Ситуация в стране и мире, логика, здравый смысл и исторический анализ властно требуют уступок духу времени.

Аналитики расходятся в оценках и прогнозах. Если Станислав Белковский уверен, что Путину, независимо от его субъективного желания, «нужен диалог с активной частью общества», то глава Международного института политической экспертизы Евгений Минченко склонен полагать, что он «не понимает необходимости перемен».

Политолог Михаил Ремизов указывает, что «у Путина будет соблазн считать эту победу карт-бланшем на продление прежнего режима, но это было бы ошибкой».

Публичные заявления избранного президента пока дают сторонникам перемен и общественного диалога мало поводов для оптимизма.

Самым опасной стороной его риторики поэт и публицист Дмитрий Быков считает «попытки делать из оппозиционеров врагов народа», обвиняя их в национальной измене и эксплуатируя военно-патриотическую тему. Спорить можно и нужно, но такое отношение исключает доброжелательный диалог, раскалывает общество, и выглядит, как подготовка почвы для репрессий. Оппозиция называет подобные утверждения клеветой и провокацией.

Справедливости ради, надо сказать, что несогласные тоже особого миролюбия не проявляют. «Долой!» и «На нары!», да и все тут!

Но серьезному политику, тем более, главе государства, подобает быть мудрее и спокойнее улицы и не отвечать ей в таком же духе.

Победители и проигравшие находятся в неравном положении. Проигравшим плохо, у них в душе клокочут гнев и досада. Дело победителя — проявить великодушие и протянуть руку первым.

«Некоторые считают, что он [Путин] позволит медленную либерализацию. Но то, как он вел предвыборную кампанию, которая основывалась на недопущении оппонентов и нападках на США, говорит об обратном», — пишет в газете Washington Post американский эксперт Джексон Дил.

Действительно, в ходе кампании Владимир Путин откровенно и последовательно опирался на социально консервативные слои населения и деклассированную молодежь. Однако часть аналитиков полагает, что теперь, когда прагматическая цель достигнута, он займет более взвешенную позицию.

«Следует напомнить, что ничто так не поднимает моральный авторитет победителя, как великодушие к проигравшим. Возможно, Путину стоит присмотреться к принципу „не можешь предотвратить — возглавь“. И заручившись доверием большинства, осуществить программу оппонентов», — призывает «Независимая газета».

На встрече с соперниками на президентских выборах Владимир Путин с одобрением отозвался о планах Михаила Прохорова создать либеральную партию, а в недавнем интервью иностранным СМИ впервые заговорил о том, что, возможно, ограничится нынешним сроком и не станет превращаться в «Брежнева №2».

Оппозиционный митинг на Пушкинской площади 5 марта закончился Нажать
задержаниями некоторых его участников, в том числе Алексея Навального, Сергея Удальцова и Ильи Яшина, но вскоре всех отпустили, вместо того, чтобы дать по 15 суток, как делалось еще несколько месяцев назад.

Зарубежные комментаторы, более внимательные к нюансам внешней политики Кремля, отметили определенные сигналы о готовности Москвы дистанцироваться от Башара Асада.

Путин нередко произносит, с точки зрения оппозиции, ужасные вещи, но его практические действия пока выглядят лучше его слов. В этом смысле он является противоположностью Михаилу Горбачеву и Дмитрию Медведеву, которых, наоборот, критиковали за то, что они говорили красивее, чем поступали.

В последние дни уходящий президент неожиданно проявил политическую активность.

Во-первых, поручил генпрокуратуре проверить законность Нажать
второго приговора Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву, а министерству юстиции — законность отказа в регистрации Партии народной свободы.

Разумеется, выполнение поручений может вылиться в формальность. «Проверят», и в очередной раз заявят, что все было правильно и законно.

Однако сам факт, что Кремль вдруг вспомнил о Ходорковском, симптоматичен.

Что касается ПАРНАСа, то позиция властей до настоящего мгновения сводилась к тому, что вот, мол, скоро, будет принят закон, упрощающий регистрацию партий, и тогда регистрируйтесь на здоровье по новым правилам. Если ПАРНАС зарегистрируют без повторной подачи документов, отменив старое решение, это будет выглядеть как косвенное осуждение прежней политической системы.

Во-вторых, президент дал задание юристам проработать порядок созыва и работы Конституционного собрания.

Конституционное собрание — особый временный орган, созываемый в исключительных случаях, для внесения революционных изменений в государственное устройство. За 19 лет не был даже принят закон, регламентирующий его численность и способ избрания.

Эксперты теряются в догадках. Возможно, никаких далеко идущих последствий поручение Медведева иметь не будет, и речь идет всего лишь о демонстрации некоего движения и общей настроенности на перемены. Если и так, это тоже сигнал вполне определенного рода.

Большинство аналитиков уверено, что Медведев без согласия Путина ничего не предпринимает. Особенно теперь, когда ему через два месяца предстоит стать подчиненным Путина не только де-факто, но и де-юре.

Путин, со своей стороны, явно старается Нажать
укрепить пошатнувшийся авторитет Медведева и выделить его среди соратников. В уже упоминавшемся интервью иностранным СМИ он заверил, что непременно назначит Медведева премьер-министром.

Многие наблюдатели считают, что формула «тандема» сохранится и в дальнейшем, а сложившееся в нем разделение ролей еще больше усилится. По их прогнозам, Путин, сознавая необходимость неких модернизационных действий, станет осуществлять их руками Медведева, чтобы не вредить собственному реноме в глазах своего электората и не заниматься тем, что ему психологически неприятно.

«Закончилась энергичная кампания, которая опиралась на совершенно определенные слои населения, жаждущие стабильности, но несколько отчужденные от идей модернизации. Но тем, кого не устраивает статус-кво, должна быть протянута рука. С этой точки зрения логика существования тандема является хорошим вариантом развития событий», — говорит директор Института современного развития Игорь Юргенс.

Есть еще одна причина, подталкивающая переизбранного президента проводить взвешенный курс.

За громом барабанов движения «Наши» как-то теряется из виду, что победа Путина вышла не столь триумфальной, как может казаться.

Если раньше коллективный «Кремль» выигрывал любые выборы, практически ничего не делая, то нынче для этого потребовались колоссальные усилия.

Во время кампании кандидат раздал столько социальных обещаний, что выполнять их, по подсчетам экономистов, удастся только при цене нефти выше 130 долларов за баррель, чего никто не гарантирует.

Даже при этом он не столько приобрел новых сторонников, сколько мобилизовал имевшихся.

В течение всего дня 4 марта Центризбирком, а с его подачи все СМИ, рапортовали о «высокой явке».

На самом деле, явка (65,3%) оказалась самой низкой за всю историю президентских выборов в России, не считая выборов 2004 года (64,4%), на которых никакой борьбы не наблюдалось.

В общей сложности, Владимира Путина поддержали 41,6% граждан, что соответствует предвыборным оценкам экспертов и социологов.

В Москве, несмотря на многочисленные сообщения об административном давлении на бюджетников и «каруселях», он не набрал и половины голосов, а второе место уверенно занял либерал Прохоров.

Разумеется, фундаментальный принцип демократии «один гражданин — один голос» никто не отменял, и снобистски противопоставлять «продвинутую» Москву провинции хотелось бы меньше всего. Тем не менее, политика во многом делается в столице, особенно в промежутке между выборами.

В резолюции митинга на Пушкинской площади «досрочные президентские и парламентские выборы» оказались лишь на втором месте. На первое место оппозиция поставила «комплексную политическую реформу», под которой, очевидно, подразумевается полное осуществление так называемого «медведевского пакета», анонсированного в послании парламенту 22 декабря.

Эксперты, опрошенные Русской службой Би-би-си накануне выборов, единодушно предсказали, что после 4 марта наступит Нажать
«политический пат»: оппозиция не сможет свергнуть Путина, а Путин — уничтожить оппозицию. Но и возвращения в спячку, похоже, не будет.

Вряд ли большинство тех, кто собрался у памятника Пушкину, всерьез верят в возможность добиться отставки Путина. Люди пришли ради иного: показать, что их много, и с ними необходимо считаться.

«Послания» с Манежной площади, состоящие из трех слов: «Россия! Путин! Победа!», диалогу не способствуют.

Президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов призывает «найти политический баланс между действующей властью и ее базой поддержки и оппонентами, прежде всего в крупных городах».

Контуры компромисса, на которые стороны могли бы пойти, не капитулируя и не отказываясь от самих себя, кажутся очевидными. Оппозиция должна признать легитимность нынешнего срока Путина и перестать грозить ему судьбой Мубарака, а Путин — вернуть губернаторские выборы, не препятствовать формированию партий, не ограничивать политические свободы и дать заверения, что хотя бы в 2018 году он баллотироваться никуда не станет.

Источник: www.bbc.co.uk

Плотницкий закручивает гайки, или первый шаг к государству?
Глава Луганской народной республики Игорь Плотницкий потребовал от всех военизированных формирований, которые не вошли в состав силовых структур ЛНР, разоружиться – с таким заявлением он выступил на пресс-конференции в ЛуганскИнформЦентре.

Геополитика вокруг Китая. Гонконг
Предлагаю вашему вниманию очередной материал постоянного обозревателя ресурса nstarikov.

Во сколько раз Путин популярнее Медведева, или Как россияне "развинтили" тандем
В конце года ВЦИОМ по сложившейся за последние годы традиции публикует рейтинг «людей года».

Анатолий Вассерман: «Главный итог 2012 года - второе пришествие Путина на пост президента РФ»
Я уже не раз говорил и, наверное, ещё не раз скажу, что главным итогом 2012 года мне представляется второе пришествие Владимира Владимировича Путина на пост президента России.


  • Путин,
  • Выбор,
  • Медведев,
  • Завершсь,
  • Нацильна
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: