Китайская экономика как зеркало мирового кризиса

I.

О бедном Китае замолвите слово

О Китае — о его экономике, политике, обществе, технологиях, технике, вооружениях, армии, — в последнее время пишут и говорят очень много. Кто-то, к примеру, заявляет о том, что Китай, наращивающий вооружения и улучшающий технологическую составляющую своей армии, превращается в глобального противника США, а кто-то утверждает с докладом в руках, будто китайская экономика вот-вот завязнет в трясине финансового кризиса, буквально на днях, лет этак через тридцать-сорок, а следом за КНР по самые макушки в болото погрузятся и состарившаяся матушка Европа, и одряхлевшие Соединённые Штаты — те самые, что иногда пугают мир китайской военной угрозой, сконструированной из самолёта J-20 и переделанного советского «Варяга».



Не даёт покоя мировому сообществу Китай! Вот и Роберт Зеллик — президент Всемирного банка — на днях с беспокойством заявил о быстром росте китайской экономики (и не просто о росте, а о таком, который в несколько ближайших лет китайскую экономику удвоит), но тут же добавил, что, мол, рост ростом, но экономическая-то модель у китайцев неустойчива. Наверное, финансист хотел сказать: «Высоко заберёшься — больно падать будет!» Впрочем, как известно, пока больно было падать тем, кто к таким советчикам — вроде ВБ, МВФ и прочей известной компании — прислушивался.

Недавние слова Зеллика о достижении китайской экономикой «поворотной точки», а также о «нестабильной» экономической модели КНР повторили авторы многих политических и экономических новостей. Но, сдаётся мне, человека, говорящего о быстром росте экономики Китая и тут же твердящего о нестабильной модели, понять довольно мудрено. Зеллик уверяет, что в ближайшие годы экономика Китая вырастет в 2 раза и тут же предупреждает о близком «повороте» в китайской экономике. Вот цифры, выданные Зелликом: в ближайшие несколько лет экономика Поднебесной будет увеличиваться примерно на 8% в год, а потом, в течение двадцати лет, — на 6,6% в год. А в общем и целом рост экономики Китая в ближайшие годы уменьшится вдвое. То есть расти будет, но вдвое медленней.

Рост экономики вдвое за несколько лет — совсем не плохо, пусть даже темпы роста вдвое уменьшатся. Бог с ними, с темпами, был бы в наше кризисное время рост!.. Судите сами: «…в течение 20 лет — на 6,6% в год»! И при этом автор такого оптимистичного прогноза — Зеллик — всерьёз заявляет, будто Китаю нужно провести… «глубокие экономические реформы». Должно быть, глава ВБ опасается, что он не успеет развалить китайскую экономику до того, как уйдёт в отставку — а планирует банкир оставить дела, согласно собственному заявлению, 30 июня 2012 года.

Для осуществления «глубоких реформ» Китаю, понятное дело, следует применить традиционный западный рецепт: снизить роль государства и сделать экономику полностью рыночной. Основные рекомендации Всемирного банка сведены в доклад «Китай-2030: построение современного, гармоничного и креативного общества с высокими доходами». Объективности ради надо заметить, что этот доклад о креативности и высоких доходах, представленный прессе 27-го февраля 2012 г., был подготовлен Всемирным банком в соавторстве с правительством КНР.

На прошедшей в Пекине пресс-конференции Р. Зеллик заявил, что «модель роста страны, которая была такой успешной в последние тридцать лет, требует изменений — с тем, чтобы выдержать новые вызовы». Президент ВБ верит в то, что экономическая модель Китая, в которой за десять лет существенно выросла роль государства, уже сегодня начала терять стабильность. Зеллик предупреждает: нужно немедленно инициировать реформы, целью которых явится поддержание высоких темпов экономического роста в течение ближайших двадцати лет.

Известно, что китайцы — люди умные и вежливые. Они с улыбкой соглашаются с собеседниками, кивают, — но делают по-своему.

Вот и соавтор доклада ВБ, Лю Шицзинь, вице-президент Центра по исследованиям и развитию Госсовета Китая, согласился с Робертом Зелликом, заметив, что да, без реформ ежегодный рост ВВП в КНР замедлится до 5 или 6% к 2030 г. — с 10% за последние тридцать лет.

До Зеллика пугал Китай грядущим кризисом и знаменитый Международный Валютный Фонд. По позитивному сценарию МВФ, в 2012 г. Китай прибавит «в весе» ВВП на 8,2%, по негативному — только на 4%. Чтобы не допустить столь жуткого китайского кризиса, выдуманного в кабинетах МВФ, эксперты Фонда порекомендовали Китаю поскорее перевести государственные предприятия в частную собственность, т. е., если кто не понял, приватизировать. (Мы, россияне, хорошо знаем, что это такое).

В ноябре 2011 г. промышленное производство в КНР впервые за последние три года сократилось (индекс PMI — уровня производственной активности — упал до 49,0%, минимальной отметки трёхлетней давности; отметка на уровне 50% означает стагнацию, а ниже 50% — рост активности). Аналитики объясняют это известными причинами: долговым кризисом в Европе, уменьшившим спрос на товары из Поднебесной (МВФ как раз пророчит КНР снижение темпов роста ВВП из-за кризиса Еврозоны), а также сокращением внутреннего потребления из-за ужесточения внутренней монетарной политики. Кроме того, 128 млн. чел. в Китае живёт за чертой бедности: эти люди при всём своём желании никак не могут обеспечить высокий уровень спроса, а уж тем паче его рост.

Впрочем, никто из западных экспертов и аналитиков — между прочим, дающих советы успешному Китаю на фоне кризиса в США и рецессии в странах Европы, — не находит, что в КНР имеются предпосылки для старта какого-то ужасного финансового обвала, который аукнется на весь мир. Зачем же авторы доклада столь настойчиво советуют китайцам провести «структурные реформы» (о, это печально известное выражение!) и приватизировать государственные компании, попутно преобразовав промышленность, сельское хозяйство и финансовую сферу и укрепив коммерческий сектор, ослабив государственный? Зачем, интересно, Китаю, одному из передовых инноваторов планеты, докладчики рекомендуют наращивать… инновации?

От добра, как известно, добра не ищут. То есть реформировать следует тогда, когда плохо, а не тогда, когда хорошо. «Титаник» тоже хотел поплыть побыстрее… Поэтому не столько страшат советы мировых финансистов, сколько пугает гипнотизм советчиков. Нет, я далёк от мысли, будто опытные западные эксперты обманывают китайцев, навязывая им какую-то тайную свою стратегию: ведь китайская экономика потянет за собой на дно и мировую, и советчики не могут этого не понимать. Но сдаётся мне, что экономисты эти гипнотизируют не столько китайцев, сколько самих себя.

I Впереди планеты всей

Вот причины, по которым экономика КНР за тридцать последних лет вырвалась вперёд — так, что экономисты давно говорят о китайском экономическом чуде:



1) Последние несколько лет правительство Китая поддерживает государственные предприятия в тех секторах, которые считаются в Поднебесной важнейшими для реализации стратегии экономической безопасности, основная цель которой — лидерство в глобальной конкуренции.

2) Мировой экономический кризис в 2009 г. впервые за многие годы понизил спрос на китайский экспорт, однако Китай в считанные месяцы избавился от кризисных явлений. Рост ВВП в десять процентов в год — не свидетельство ли экономической силы? Причина такого подъёма во время всеобщего спада заключается в политике государственного стимулирования. Сильная роль государства в экономике позволила Китаю успешно избежать прямого влияния мирового финансового кризиса: экономика КНР росла во все годы без исключения. ВВП Китая увеличился более чем в 10 раз с 1978 по 2010 гг. По итогам 2010 г. Китай стал второй крупнейшей экономикой в мире, пропустив вперёд себя только США! Экономика КНР почти наступает на пятки экономике американской, и к 2020 г. (по планам) по совокупному доходу ВВП на пятки Штатам уже наступит. Уж какая там «нестабильная модель»!

3) План Двенадцатой китайской пятилетки включает пункт о необходимости роста внутреннего потребления — и это говорит о том, что китайцы не только не желают иметь чисто экспортозависимую экономику, но и год за годом планируют добиваться освобождения от такой зависимости. Что, кстати говоря, может не нравиться китайским соседям по мировой экономике. При этом, объективности ради, надо заметить: уже два года — с 2010-го — Китай числится в самых крупнейших в мире экспортёрах.

(Да, кстати: в докладе «Китай-2030» сказано, будто китайские госбюрократы управляют госпредприятиями… неэффективно! Такое заявление и комментариев не требует.)

Итак, три кита китайской экономики: госпредприятия, госстимулирование, госпланирование. Отсюда — «нет» кризису и наступание на пятки США.

Чего позволяет достичь государственное планирование в Китае? Многого. Во-первых, Китай стал ядерной и космической державой. Во-вторых, что ни говори об иностранном капитале в КНР, а он — не совсем иностранный: 4/5 зарубежных инвестиций — это деньги или основные фонды, полученные от хуацяо, т. е. этнических китайцев, живущих за границей. Всё это контролируется, а заодно и стимулируется тоже государством. В-третьих, государство в Поднебесной поощряет импорт прогрессивных технологий в прогрессивных же сферах: биотехнологии, программное обеспечение, телекоммуникации, медицина и др. В-четвёртых, Китай развивает и собственное образование, и наряду с этим практикует обучение студентов за рубежом, например, в Японии или США.

ВВП Китая составил в 2009 г. 5,0 трлн. долл., в 2010 г. — 6,3 трлн. долл., в 2011 г. — 7,5 трлн. долл. В прошедшем году китайское государство израсходовало на НИОКР 136 млрд. долл., или на 21,9% больше, чем в 2010 г. Удельный вес этих расходов в ВВП страны составил 1,83%. Мало того, Китай планирует к 2020 г. повысить расходы на НИОКР до 2,5% от ВВП. На средства государства к настоящему времени построено сто тридцать научно-исследовательских инженерных центров государственного значения и почти столько же инженерных лабораторий.

При этом в прошлом году китайские университеты выпустили 5 миллионов специалистов разного профиля. Общее число обучающихся в КНР превышает число студентов в Евросоюзе или в США. Количество отнюдь не говорит о низком качестве китайского высшего образования. Напротив, поступить, к примеру, в Университет Цинхуа — лучший вуз Китая — куда труднее, чем в престижный Гарвард.

Стало быть, высоких экономических результатов Китайская Народная Республика добилась благодаря значительной роли государства в экономике. И пусть даже темпы роста теперь несколько замедлятся — экономике тоже надо отдыхать, чтобы не перегреться, как это часто случается в Америке, — но пусть эксперты из ВБ и прочие поклонники либеральных экономических теорий доходчиво объяснят всем и каждому, в том числе и китайцам: почему от того, что принесло успех, надо отказываться? И каким образом снижение роли государства вдруг начнёт способствовать экономическому ускорению Китая? Ведь в КНР 128 миллионов человек (из самых бедных крестьян) живёт крайне бедно: на доллар в день, а многие живут на 2 или 3 доллара в день. Убрать государство — одного из крупнейших потребителей — из экономики значит уничтожить экономику. Так где же объяснения на этот счёт? Но, похоже, либеральные теоретики объяснениями себя не утруждают. Верую, ибо нелепо, как написал когда-то Тертуллиан.

У экономики Китая могут быть трудности, связанные с замедлением темпов роста — по причине сильной зависимости от мировой экономики, роста цен на энергоресурсы, наличия большого числа бедных слоёв населения с низким уровнем потребления, а также экологических нарушений, — но к ним КНР вряд ли пожелает добавить ещё искусственные проблемы, инициированные западными советчиками. Тем более что причин следовать советам международных финансовых организаций попросту нет.

Повторю: от добра добра не ищут. Так к чему же тогда весь сыр-бор о «реформах»? А вот к чему! Советчики, дающие однообразные советы Китаю вот уже три десятка лет (так долго приходится им давать советы потому, что Китай улыбается и кивает, но советчиков не слушает), проговариваются. В докладе ВБ, помимо прочих направлений преобразований — рыночных, инновационных, экологических, социальных и налоговых, — говорится, наконец, о дальнейшем увеличении участия КНР в мировой экономике — через торговлю, инвестиции и даже свободное конвертирование юаня. И вот тут всё становится на свои места. На Западе всего лишь боятся… нет, не того, что экономика КНР накроется медным тазом. А боятся того, что Китай с его развитым госсектором, но с сильным перекосом в сторону мировых рынков действительно отчасти переориентируется на внутреннее развитие — хотя бы для того, чтобы устранить имеющийся перекос, ослабить существующую «экспортопривязанность». Следование такому сценарию позволит КНР снизить зависимость от мирового рынка, в том числе и от фондового, а заодно послужить если не прямой, то косвенной причиной углубления кризиса в США и Европе. Западные же советчики хотят, вероятно, одним выстрелом убить двух зайцев: устроить так, чтобы китайская экономика сохранила сильную зависимость от внешних рынков и не вышла бы в локомотивы мировой экономики. То есть осталась бы там, где стоит, — и вот тогда-то её экономическое положение оказалось бы истинно «устойчивым». А помогут оставить её там рекомендуемые «структурные реформы»: по разгосударствлению, приватизации, пересмотру роли государства в экономике, финансовой либерализации — и прочие мероприятия, основанные на догматах веры ВБ.

Поэтому-то, пусть китайский соавтор и согласился кое в чём со Всемирным банком, но, тем не менее, по основным тезисам доклада Пекин и Всемирный банк на практике вряд ли сойдутся. Не может быть, чтобы экономически успешный Китай — в отличие от кризисной России ельцинской поры, — пошёл на поводу у экспертов, предлагающих устранить в экономике Китая именно то, что способствовало её процветанию. Китайцы мило улыбнутся всемирным банкирам, но приватизировать свои государственные компании не станут.

Недаром заместитель председателя КНР Си Цзиньпин недавно, за несколько дней до представления прессе доклада «Китай-2030», заявил: «Китайская экономика будет продолжать стабильно расти, так называемого «жёсткого приземления» не будет». Си Цзиньпин подтвердил и то, что Пекин продолжит одновременно стимулировать и внутреннее потребление, и инвестиции за рубежом.

А Западу надо помнить: в случае кризиса китайской экономики, который неминуемо разразится, если только Пекин склонится перед Всевышним перед Всемирным банком, он, Запад, потеряет своего основного торгового партнёра. Это что касается Европы. Что же касается США, то ведь КНР — главная держательница американских казначейских облигаций. Чтобы разрушить крупную облигационную американскую пирамиду, Китаю нужно лишь выбросить эти ценные бумаги на рынок. Разом. И что тогда будет с Америкой?.. Правильно вы думаете, это самое и будет. Обесценится Америка.

II А советчики кто?

Итак, западные аналитики, воочию наблюдая, как развивается и растёт китайская экономика, пророчат ей замедление темпов роста, а то и спад, и даже небывалый кризис. Таковы уж странные привычки этих самых западных аналитиков, свято верующих в рецепты Всемирного банка, МБРР, МВФ и прочих экономических «реконструкторов» и инициаторов «программных реформ», разваливших кредитами, программами и советами немало развивающихся экономик.

Им ли, знающим истинную цену своим рекомендациям, давать Китаю советы? Оглянулись бы на Грецию, увязшую в долговом кризисе. (Не говорю о печальном прошлом Аргентины или России, чьи «блестящие» примеры западные экономисты-финансисты, сторонники тотальной либерализации и бесславно сгинувшего монетаризма, увенчанного нобелевскими лаврами, кажется, успели позабыть). Так вот, — не им советовать Китаю. Ведь, как ни крути, а от экономики КНР зависимы и Европа, и Соединённые Штаты. И если что и вызовет коллапс мировой экономики, так это реализация Китаем западных советов, раскрывающих миру благие намерения на тему того, «как нам обустроить Китай».

Но, к счастью, китайцы идут своим путём, а не опасной дорогой советчиков, заседающих в золочёных кабинетах в тысячах километров от Пекина. Пожелаем Поднебесной успехов!

Об этом сообщает Военное обозрение.

"Нефтяное дно мы увидим, когда китайская экономика уйдет в рецессию. А пока еще не дно"
Венесуэла начала переговоры со странами ОПЕК с целью договориться о создании новой нефтяной смеси, состоящей из тяжелой венесуэльской и легкой нефти других производителей, чтобы «противостоять возросшему предложению на рынке со стороны США и Канады».

Мировой кризис армии не помеха. Но не украинской, а польской
Прошлым летом отгремело футбольное Евро в Польше и на Украине.

Коллапс экономики Китая перерастет в мировой кризис
За время кредитного кризиса в Китае потери банков страны могут превысить на 400% потери банков США во время ипотечного кризиса в 2008 году, заявил менеджер хедж-фонда Кайл Басс.

Украина как детонатор войны и мирового кризиса
Сегодня уже достаточно очевидно, что Европа своей подстрекательской политикой способствовала дестабилизации обстановки на Украине.


  • КНР,
  • Китай,
  • Экмика,
  • РОСТ,
  • Государство
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: