Одна армия и три мнения

В конце января в Москве прошла конференция Академии военных наук (АВН).

На конференции было зачитано немало докладов и все они представляют интерес для военной и гражданской общественности, ведь зачастую они касались не только чисто военных аспектов. Из всех прозвучавших на мероприятии речей, на наш взгляд, отдельно стоит отметить выступления трех ответственных лиц. Это заместитель председателя Правительства РФ Дмитрий Рогозин, начальник генштаба генерал армии Николай Макаров и командующий войсками воздушно-космической обороны генерал-лейтенант Олег Остапенко.



Мнение Д. Рогозина

В начале своего выступления зампред правительства призвал отказаться от излишнего оптимизма. У нашей страны, как известно, самая большая территория в мире, но по численности населения и, как следствие, по его плотности мы находимся далеко не на первых местах. Второй момент, на который стоит обратить внимание, касается ресурсов. Урал, Сибирь и Дальний Восток – не самые бедные в этом плане регионы. Посему, считает Рогозин, сейчас или в будущем легкой жизни у нас не будет, равно как и у наших детей. Конечно, те страны, которые желали бы получить контроль над вышеназванными частями России, не предпринимают активных действий агрессивного характера. Но Д. Рогозин много лет проработал в дипломатической сфере, в том числе ему довелось быть и представителем России при НАТО. Весь этот опыт позволяет Рогозину утверждать, что подозревать так называемых партнеров в исключительно добрых намерениях все же не стоит.

Если же бывшие (такие ли они бывшие?) вероятные противники решатся на активные действия, то нам придется дать им отпор. И здесь снова нет повода для оптимизма или даже шапкозакидательства. Ссылаясь на генерала Макарова, Рогозин говорит, что сейчас у нашей армии есть некоторые проблемы с комплектованием новобранцами. Причиной этого заместитель председателя Правительства считает события двадцатилетней давности. По своей сути это была самая настоящая революция, а подобные вещи почти всегда не обходятся без отрицательных последствий. Одним из них стало снижение рождаемости, которое спустя 18-20 лет «аукнулось» и на цифрах призыва. Таким образом, случись что, нам придется полагаться не только на имеющуюся армию, но и на резервистов. Причем их распределение по возрастам будет явно не в пользу более молодых людей.

Военно-политическая ситуация в мире требует от нашей страны как можно скорейшего решения целого ряда проблем. И никто не решится утверждать, что все это будет просто. По мнению Рогозина, для эффективного решения имеющихся задач и тех задач, которые могут возникнуть в будущем, требуется, прежде всего, точно прогнозировать обстановку и понимать, что, где и как будет происходить. Помимо аналитики нужно отработать взаимодействие аппарата министерства обороны, научных учреждений военной направленности и оборонных предприятий. Это взаимодействие должно идти по четырем основным направлениям:
— Формирование облика. Все вышеуказанные отрасли должны создавать и отрабатывать общие концепции. Как для всех вооруженных сил в целом, так и для отдельных их частей, вплоть до конкретных образцов вооружения. В это же направление входит и формирование технических заданий на вооружение, организация производства и т.д.;
— Стратегия. Обновление вооруженных сил немыслимо без тщательной проработки методов и способов их использования в конкретных условиях и для конкретных задач;
— Сопровождение проектов. Очевидно, что любая мало-мальски значимая для обороны страны программа должна контролироваться на всех этапах ее создания. Это позволит корректировать технические задания и концепции применения, а кроме того, даст возможность избежать лишних затрат денег и времени, что в современных условиях является одной из самых приоритетных нужд;
— Прямое участие в проектах. Научные организации должны участвовать в разработке новых систем на всех стадиях, от НИОКР до полигонных испытаний.

Кроме того, Рогозин выдвинул один примечательный тезис, который, несомненно, может вызвать множество споров. Он полагает, что советский оборонный комплекс был самым настоящим образцом для подражания, причем не только в плане успешности реализации проектов. Другой важный момент из советского прошлого кроется в том, что раньше отношения между производителями и заказчиком (Минобороны) строились отнюдь не по рыночному принципу. И сейчас, считает Рогозин, нужно к этому вернуться. Министерство обороны, говорит он, не случайный прохожий, который мимоходом «пошел по базару, посмотреть кой-какого товару». Военные должны быть не покупателем готовой продукции, а в полной мере ее заказчиком. Именно они должны формировать требования к нужной технике или вооружению. Только в таком случае, по мнению Рогозина, весь цикл создания новых изделий будет работать правильно и эффективно.

Относительно неприятных тенденций Рогозин высказался следующим образом: не секрет, что по некоторым направлениям имеется серьезное отставание. Сейчас, вероятно, уже нет смысла пытаться догнать конкурентов. Возможно, на данный момент нужно попробовать понять текущие направления развития военной техники и вооружений и попытаться «срезать угол». В таком случае без особых потерь времени получится более-менее хорошо влиться в общие мировые начинания.

На конференции в АВН Д. Рогозин затронул и проблему угроз, которые могут появиться уже в ближайшем будущем. Информационные технологии с каждым годом занимают все более крепкие позиции во всех сферах человеческой деятельности. Кроме того, уже давно есть различные методики, с помощью которых можно устраивать диверсии в киберпространстве. Самый известный пример – вирус Staksnet, приведший к порче оборудования на иранских ядерных предприятиях. Что примечательно, на пультах операторов не выводилось информации о неполадках. Ведущие зарубежные страны еще несколько лет назад поняли всю опасность подобных угроз и серьезно занялись т.н. киберобороной. Более того, с недавних пор в НАТО «кибернападение» считается достаточным поводом для начала войны. Выходит, утверждает Рогозин, теперь нельзя закрывать глаза на информационные «войны». Нападение при помощи компьютерных вирусов в перспективе может, как минимум, серьезно нарушить коммуникации противника. Вряд ли стоит закрывать глаза и на эту сферу человеческой деятельности. Нашей стране теперь тоже требуются специальные подразделения, которые станут заниматься IT-безопасностью стратегических направлений.

Тезисы генерала Макарова

Начальник генерального штаба ВС РФ генерал армии Н. Макаров согласен с зампредом Правительства в части оптимистических прогнозов на будущее. В качестве примера сложности геополитического положения России Макаров привел Японию. По его словам, Страна восходящего солнца имеет такую же площадь, как озеро Байкал, а ее численность населения ненамного меньше, чем у России. Надо заметить, генерал ошибся – Япония почти в двенадцать раз больше Байкала по площади. Тем не менее, ее почти 380 тыс. квадратных километров не идут ни в какое сравнение с российскими семнадцатью миллионами. В целом, пример Макарова не совсем удачен, но замечательно иллюстрирует ситуацию.

Макаров согласен с Рогозиным и в оценках влияния развала Советского Союза и последовавших за этим событий. Не секрет, что тот период ударил по армии не только недостатком призывников через несколько лет. Из-за отсутствия финансирования из вооруженных сил уходило множество ценных кадров. Были проблемы и с притоком – по словам Макарова, две трети выпускников военных училищ в этот период при первой же возможности уходили «на гражданку». В зарубежных странах в это время было некоторое замедление темпов развития: там посчитали, что с окончанием холодной войны можно не вкладывать в свои армии колоссальные суммы. Однако полной остановки не было, а освободившиеся ресурсы бывшие вероятные противники бросили на реформирование своих вооруженных сил и обновление материальной части. Само собой, российская армия отстала от зарубежных, ведь на протяжении нескольких лет ей в прямом смысле слова приходилось бороться за выживание.

Результатом работ за границей, в частности в странах НАТО, стал упор на проведение операций военно-воздушными силами, появление понятия кибербезопасности, а также новые «правила» ведения войны. Анализируя последние военные конфликты, создается отчетливое впечатление, что основную роль в исходе всей войны играет начальный ее период. Кроме того, отметил Макаров, нынешние войны можно разделить на два этапа: короткий первый, в ходе которого идут активные действия и второй, постконфликтный – более длительный и идущий по своим собственным законам. Еще одна тенденция развития зарубежных армий касается количества и качества. С одной стороны, ведущие страны сокращают свои вооруженные силы, а с другой, внедряются новые технологии, новая аппаратура и т.д. В итоге меньшая по численности армия имеет никак не меньший боевой потенциал. Подавляющее большинство аналитиков полагает, что именно такой подход должен из современной армии сделать армию будущего.

Необходимость реформирования российских вооруженных сил назрела давно. Уже к началу 90-х, говорит генерал Макаров, требовалось делать какие-то шаги в сторону улучшения. Однако произошедшие в то время события никак не способствовали проведению всех необходимых изменений. В результате ситуация дошла до критической точки. В самом конце девяностых появилась концепция т.н. «угрожаемого периода». Аналитики Минобороны подсчитали, что для сохранения обороноспособности всего государства только за один двухтысячный год нужно было вложить в оборонную промышленность и армию порядка триллиона рублей. Это была палка о двух концах, причем оба получались далеко не приятными. Макаров напомнил, что у военных просто не было таких денег (они даже мечтать не могли о подобных суммах), а оборонно-промышленный комплекс уже был не в силах обеспечить успешное освоение целого триллиона. Описывая те события, начальник Генштаба даже говорит, что к 2000 году армия была фактически бессильной и безоружной.

Сложная ситуация, следует сказать, в то время была не только в армии и ОПК, но нужно было что-то делать, пока не поздно. Постепенное улучшение положения вооруженных сил, по словам Макарова, в итоге привело к тому, что в 2008 году наконец появилась возможность начать давно назревшую реформу всей армии. Было понятно, что просто и быстро все это сделать не удастся, но работа была начата. За прошедшие с тех пор три года было сделано очень много, как бы даже не больше, чем за предыдущие 15-20 лет. Изменены были практически все сферы, включая высшее командование и подготовку кадров. Так, приостановка приема в военные училища помогла распределить имеющихся выпускников по соответствующим частям и убрать те пресловутые две трети курсантов, которые, получив лейтенантские погоны, не желали продолжать службу. Была оптимизирована система центральных органов управления министерства обороны – одна только численность их работников была сокращена почти в четыре раза. Также к серьезным нововведениям Макаров относит введение в армейскую жизнь практики аутсорсинга. Генерал считает это весьма полезным начинанием, потому как бойцы теперь заняты своими прямыми обязанностями, а не чисткой картошки и прочими хозяйственными вопросами. Были произведены и более серьезные изменения структурного характера. Вместо шести военных округов в нашей стране теперь четыре, в которых имеются группировки на шести основных направлениях. Оптимизация структуры вооруженных сил увеличила их потенциал, как сказал Макаров, более чем в два раза. И это на фоне разговоров о развале армии. Был создан новый род войск – воздушно-космическая оборона. Проводится планомерное обновление техники. Так, за последние два года доля новой материальной части выросла с 5-6 до 16-18%. К 2015 году этот показатель должен дойти до 30%, а к 20-му – до 70%.

Отдельно Макаров высказался насчет взаимодействия оборонных предприятий и министерства обороны. Работы здесь много и проблем не меньше. Особенно военным досаждают некоторые организации, которые, по выражению начальника Генштаба, делают «Запорожцы», а цену на них ставят не меньше, чем у настоящего «Мерседеса». Эти самые «Запорожцы» слабо подходят военным и те не спешат их закупать. В свою очередь, хитрый «автозавод» начинает кричать о погибающей оборонке, голодных рабочих и т.д. Само собой, отечественного производителя можно и нужно поддерживать рублем. Но не ценой обороноспособности целой страны. Генерал Макаров закончил тему взаимоотношений Министерства и предприятий так: «станем покупать то, что нужно армии и флоту».

В стратегическом планировании и взглядах на ведение современной войны начальник Генштаба ВС РФ считает важным отказ от старых методов-стереотипов, пусть даже они трижды отработаны. Наглядный пример новой методики ведения войны был недавно продемонстрирован силами НАТО во время интервенции в Ливии. В отличие от всех предыдущих операций, в Ливии не воевали сухопутные подразделения стран Североатлантического альянса. Помимо этой черты той войны, следует отметить тот факт, что кроме атак с воздуха, по силам Каддафи наносились активные информационные «удары». И, судя по результату, подобный способ проведения военной операции нельзя назвать неудачным – лоялисты разбиты и над Триполи реет трехцветный флаг. Другой «стереотипный» момент касается вооружений. За рубежом не первый год идут исследования на тему перспективных видов вооружения. До конца текущего десятилетия США собираются принять на вооружение т.н. рельсотрон, а кроме того, ведутся работы по теме боевых лазеров. Американские опыты показывают определенную эффективность этих видов оружия, поэтому, как считает Макаров, и нам не мешало бы активно заняться тематикой принципиально нового оружия.

Что касается кибернетических угроз, то в этой сфере наши вооруженные силы уже готовы начать свою работу. Российская армия имеет возможность в самом ближайшем будущем организовать специальные подразделения и т.н. «киберкомандование», которые будут заниматься тремя основными направлениями:
— Нарушение информационных систем противника, в том числе и внедрение вредоносных программных продуктов;
— Защита собственных коммуникационных систем и систем управления;
— Работа с отечественным и зарубежным общественным мнением через СМИ, Интернет и т.д.

Но, как вполне справедливо отмечает генерал Н. Макаров, все это будет непросто. Отрасль относительно новая и, стало быть, будет много «поговорить охотников, а вот сделать…» Все требуемые шаги нужно делать как можно быстрее и эффективнее, ведь у нас нет особого выбора. Свое выступление Макаров завершил немного пафосным, но правдивым и полезным тезисом: «Мы – страна победителей. Российский солдат был, есть и будет лучшим солдатом в мире. Об этом должен знать и помнить каждый офицер».

Слово генералу Остапенко

На сегодняшний день в основных документах, касающихся военной доктрины России, нет четких и определений для системы военно-космической обороны (ВКО). Есть только общие взгляды на роль этих войск. Поэтому командованию недавно образованного рода войск в целом и его командующему генерал-лейтенанту Олегу Остапенко предстоит в самом ближайшем будущем сделать очень и очень немало.

Несмотря на совсем небольшой «возраст» ВКО, уже есть общее мнение относительно задач этих войск. В них входят:
— Разведка обстановки в космическом пространстве, в том числе и обнаружение угроз различного характера (стратегические ракеты, космические аппараты и т.д.);
— Уничтожение боевых блоков стратегических ракет противника и подавление/выведение из строя/уничтожение вражеских космических аппаратов;
— Контроль за воздушным пространством России и ее стран-союзников, предупреждение о воздушном нападении и другие задачи противовоздушной обороны;
— Радиоэлектронная разведка обстановки, радиоэлектронная защита собственных объектов ВКО и защищаемой территории.

На этапе постепенного формирования облика нового рода войск, полагает генерал Остапенко, требуется работать в теснейшем взаимодействии с соответствующими научными организациями. Это даст возможность проработать все необходимые вопросы на нужном уровне и с требуемым качеством. Войскам ВКО требуется тщательный анализ текущей обстановки и точное долгосрочное прогнозирование, с которым, в частности, может справиться Академия военных наук.

На данный момент в соответствии с приказом верховного главнокомандующего, в состав ВКО вошли два оперативных командования ПВО-ПРО (дивизия ПРО и три бригады ПВО), Космическое командование вместе с Центрами предупреждения о ракетном нападении, Главный испытательный космический центр, а также космодром «Плесецк». Благодаря объединению всех этих структурных подразделений в один род войск значительно улучшился оборонный потенциал в сфере ПВО и ПРО. Как утверждает Остапенко, в будущем структура ВКО будет немного изменена: сейчас общее командование и координация работы осуществляются с одного командного пункта войск ВКО. Немного позже будет создана полноценная трехуровневая система пунктов управления с распределением задач на тактические, оперативные и стратегические.

Кроме структурных задач у войск ВКО, по словам их командующего, есть ряд чисто технических проблем. Прежде всего, есть те или иные загвоздки с эффективностью работы и оснащением различных группировок ВКО. Космический эшелон войск воздушно-космической обороны, к примеру, оснащен явно недостаточно. Наземная материальная часть находится в лучшем состоянии, но все равно еще есть, куда развиваться. Одно из самых приоритетных направлений – завершение создания низковысотного радиолокационного поля на всем протяжении государственной границы Российской Федерации. В остальном в войсках ВКО пока все нормально и требует лишь незначительных улучшений.

Генерал Остапенко выделил два «набора» мер, касающихся развития войск ВКО в ближайшей и отдаленной перспективе. Первым делом требуется собрать все имеющиеся в распоряжении войск ВКО системы

«Проще разогнать сирийскую армию и набрать новую»
Пока вместо сирийской армии сражаются ополченцы, иранские добровольцы, «Хезболла» и ЧВК, солдаты Башара Асада собирают дань на дорогах — такие оценки начинают преобладать среди военных специалистов, знакомых с реальной обстановкой в Сирии.

Армия и государство в Пакистане. Часть 3. От заигрываний с фундаменталистами до борьбы с ними
Девяностые годы характеризовались дальнейшим углублением сотрудничества Пакистана с радикальными фундаменталистскими организациями.

Перспективный пистолет для армии и полиции
Уже долгое время идут разговоры о необходимости замены морально устаревшего пистолета ПМ.

«Красные» против «Голубых». Восстание флота против армии и авиации
В то, что друг против друга могут воевать разные виды вооруженных сил одного и того же государства, очень сложно поверить.


  • Макаров,
  • Войско,
  • Армия,
  • Рогозин,
  • Оборона
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: