Удастся ли реанимировать украинскую армию?

Во время торжественных мероприятий, посвященных Дню защитника Отечества в Доме офицеров в столице, министр обороны Украины Дмитрий Саламатин, поздравляя подчиненных с праздником, пообещал военнослужащим увеличить зарплаты и решить «жилищный вопрос».

«Моим главным приоритетом на должности министра обороны Украины является повышение социальных стандартов военнослужащих, увеличение денежного содержания военнослужащих и решение жилищных проблем. Поверьте, скоро вы в этом убедитесь», -подчеркнул министр. Кроме этого Саламатин вспомнил о необходимости перевооружения армии и флота и сохранении кадрового потенциала. «Сохранение кадрового потенциала остается главным фактором эффективного реформирования Вооруженных сил Украины», — добавил министр.

Заявления министра обороны для «Хвилі» комментирует руководитель Центра военно-политических исследований Дмитрий Тымчук.

— Новый министр обороны клянется, что военные «скоро убедятся»: их проблемы решаются. Здесь и повышение денежного содержания, и решение жилищной проблемы. Саламатин утверждает, что его приоритет — сохранение кадрового потенциала Вооруженных сил. Вообще — есть что сохранять?

— Вопрос в точку. Я думаю, что новый министр обороны либо не успел разобраться с ситуацией в Вооруженных силах, либо со старта кинулся раздавать комплименты подчиненным, что в общем-то является традиционным в связи с праздником 23 февраля. Этот самый кадровый потенциал в ВС Украины сохранить трудно по той простой причине, что он остался в армии и на флоте в чисто символическом объеме — вести речь можно и нужно скорее о создании кадрового потенциала.

Причина ситуации понятна — армию и флот разваливали 20 лет, и сейчас этот процесс успешно продолжается. Из армии слишком многие из настоящих специалистов, востребованных на «гражданке», все эти 20 лет бегут уже вскоре после того, как нелегкая занесла их на военную службу. Немалая часть молодых офицеров востребованных специальностей отслуживают после вуза срок первого контракта, т.е. 5 лет, и спешат уволиться. Поинтересуйтесь, сколько старших лейтенантов ежегодно увольняется. Качество подготовки офицеров, в частности, подготовка которых требует ресурсов (летчики, танкисты), — это просто трагедия, вечно не хватает топлива, летчики, например, приходят в войска с налетом, смешным даже для советского молодежного аэроклуба. В войсках ПВО — а это единственные у нас, кто несет боевое дежурство, — вырастает целое поколение «специалистов», которые никогда не производили практических стрельб из комплексов ПВО, все лишь в теории.

При этом преподавательский состав в самих вузах тоже на месте не стоял и не стоит — толковых преподавателей сманивают гражданские вузы. В итоге армия устойчиво претендует на звание богадельни — здесь постоянно растет число тех, кто просто не востребован на «гражданке».

Чудовищно, но нынешние молодые офицеры уже сразу после прихода в войска прикидывают, какая у них будет пенсия и льготы после того, как они дослужатся до пенсионного возраста. Пенсия — вот их мотивация. При этом мощный удар по этим жалким остаткам кадрового потенциала в 2010-2011 гг нанесла нынешняя власть своей пенсионной реформой. Собственно, сама реформа не принесла каких-то чересчур страшных новшеств, но сами идиотские идеи, которые во время ее обсуждения подкидывал господин Тигипко, распугали последних спецов, которые бежали из армии сломя голову — госпитали были переполнены желающими побыстрее покинуть «поле экспериментов». Причем массово увольнялись майоры-подполковники с 20 годами выслуги — те, кто еще достаточно молод, но в то же время уже имеет серьезный профессиональный опыт. Никто так не нагадил армии за последнее время, как Тигипко и Азаров со своими чудо-реформами ради кредитов МВФ.

А потому министру обороны грех рассказывать басни о кадровом потенциале. Все, что он может — это принять какие-то меры к тому, чтобы военные вузы стали готовить хороших специалистов, а далее чтобы была создана мотивация для их службы в армии и на флоте. Если это делать сегодня, что в общем-то представляется фантастикой при нынешних военных расходах Украины, то лет через 5-10, глядишь, в Вооруженных силах и начал бы появляться этот самый кадровый потенциал, который нужно сохранять и развивать.

— Ну это речь о войсках. В самом Минобороны и Генштабе, Национальном университете обороны, то бишь в бывшей академии, можно надеяться, сохранены высококлассные специалисты?

— Откуда им там взяться? То есть, спецы, как и в войсках, здесь есть — на них собственно все и держится, но их единицы. Как и везде, в армии процветает кумовство, не всякому толковому офицеру пробиться в верха. Это во-первых. Во-вторых, Минобороны и Генштаб у нас расположены в Киеве, как и командование Сухопутных войск. Если даже толкового специалиста начнут тянуть в эти структуры, не каждый согласится ехать в город, где ему в жизни не дождаться своей квартиры, если, конечно, нет мощной «лапы». На 8 тысяч бесквартирных офицеров в Киевском гарнизоне за последние два года дали что-то около 100 квартир. Легко подсчитать, через сколько десятилетий попавший сюда служить офицер может рассчитывать на свою крышу над головой. Служебную квартиру получить опять-таки не так просто, если нет своего «лоббиста» в верхах.

Еще одна причина растраты кадрового потенциала на «верхнем» уровне состоит в том, что у нас очень мало генеральских должностей...

— А вот здесь стоп. Мы постоянно говорим о том, что в украинских Вооруженных силах засилье генералов — скоро их будет больше, чем лейтенантов. А тут вдруг такой постулат...

— Я не оговорился. Общество привыкло к тому, что украинский генерал ассоциируется со словом «дармоед». В общем-то, в массе случаев это недалеко от истины. Но если говорить о системном подходе, то мы видим несколько иную картину.

На самом деле разница в окладе за звание между полковником и генералом не такая уж большая. Между тем, например, возьмем университет обороны. Смысл этого заведения в том, чтобы в первую очередь «практики», военные специалисты, которые прошли путь от командира взвода до, например, начальника штаба корпуса, могли передать опыт другим офицерам. Сделать должность начальника кафедры генеральской — означает привлечь сюда лучших специалистов из военной среды. То же самое касается и Генштаба, командований видов Вооруженных сил. Суть-то не в том, генерал это или полковник, а в пользе, которую может принести данный человек на данной должности, суть в возможности привлечь специалистов с колоссальным опытом. А для бюджета, повторюсь, это не принципиальная разница, денежное довольствие генерала меньше, чем зарплата иного гражданского чиновника.

— С жильем для военных, надо полагать, Саламатин также погорячился.

— Здесь вообще очень странная картина вырисовывается. Во-первых, от министра обороны, который пришел на должность в начале года, не так много зависит, сколько в этом году построят жилья. Бюджет-то принимали в прошлом году, этот вопрос надо было решать в момент его формирования. Хотя министр может добиваться пересмотра бюджета, искать иные способы изыскания средств.

— В Минобороны эти способы, как правило, весьма дурно пахнут. И даже известно, чем именно — старой доброй коррупцией...

— Ну а это второй момент. Замечание к месту, поскольку перед увольнением Михаила Ежеля с поста министра мы наблюдали очень странные веяния вокруг решения жилищной проблемы в армии. Так, в декабре 2011 года, под самый Новый год, Ежель заявил, что в 2012 году предусмотрено 600 млн гривен для строительства жилья для военнослужащих, и кроме того, еще 120 млн гривен будет выделено на эти цели за счет экономии средств министерством. По словам Ежеля это позволит Минобороны, цитирую, «обеспечить жильем до 6 тысяч семей военнослужащих».

Но вот проходит месяц, и в конце января 2012 г директор департамента финансов Минобороны Иван Марко не менее официально заявляет, что на 2012 год на строительство жилья для военнослужащих выделено 500 млн гривен и это позволит построить «более 2 000 квартир».

Так постойте, а куда за месяц «пропало» 220 млн грн, а с ними — и 4 тысячи квартир (кстати, заметим, у квартир в этом случае какая-то странная цена получается как даже для заштатного районного центра, но я оперирую тем, что называли в Минобороны)? Может быть, я ошибаюсь, но компетентным структурам явно не мешало бы поинтересоваться у чиновников Минобороны, откуда у них такая странная арифметика.

— Украинские СМИ слили недавно информацию о том, что сразу после назначения министром обороны Саламатин в узком кругу грозился поднять зарплату лейтенанта до 1000 долл. Это реально?

— Отчего бы и нет? Но, во-первых, вспомним тот простой факт, что под выборы власть будет повышать и зарплаты, и пенсии всем подряд, военные тут не исключение. Проблема в том, что, совершенно очевидно, эти повышения можно осуществить, только включив печатный станок. Но нашим военным-то денежное довольствие платят не в долларах. А это значит, что если сейчас 8 тыс грн — это тысяча долларов, то завтра за эти 8 тыс гривен можно будет купить шоколадку, кеды и пилотку. Инфляция все сожрет. Если лейтенантам будут платить сумму в гривнах, эквивалентную 1 000 долларов и по курсу конца 2012, 2013, 2014-го года, то проблем нет — это своевременный и нужный шаг. Это — как раз создание той мотивации для военных, о которой мы говорили выше.

Однако здесь возникает проблема иного рода. Поднять зарплаты тем, кто служит, не так тяжело для бюджета — у нас армия и так микроскопическая, к тому же постоянно и далее сокращающаяся, потому расходы будут не особо большими. Однако к должностным окладам военных привязаны военные пенсии. То есть если вы поднимаете оклады в Вооруженных силах, то автоматически должны подниматься и пенсии. А вот повысить пенсии всем военным пенсионерам — это уже очень серьезные расходы.

Но Украина не была бы Украиной, если бы государство не придумало, как всех обмануть. Придумали так называемые и абсолютно непонятные, более того, как утверждают юристы, — противозаконные премии военным, от которых пенсии не зависят, и в последние годы повышает именно эти премии. Но без конца поднимать их, не трогая оклады, невозможно. Ведь толку от того, что вы сегодня будете получать зарплату в 1 000 и более долларов, если вас в итоге до конца жизни ждет пенсия на уровне прожиточного минимума? Это тоже мотивация, ведь если человек честно служит державе и народу, он вправе рассчитывать на обеспеченную старость. Так что с повышением денежного содержания военных не все так просто.

— В заключение поздравим всех наших военных и тех, кто прежде тянул армейскую лямку, с праздником — Днем защитника Отечества. И пожелать им, чтобы наше веселое государство было с ними столь же честным, как честно сами защитники служили и служат державе и народу.

По материалам сайта Военное обозрение.

Украинская армия страшна только своей численностью
По словам Петра Порошенко, назначенный на среду военный парад призван продемонстрировать врагу украинскую мощь, а союзникам и партнерам – «то, что мы сделали за два года».

Следует ли США и ЕС вооружать украинскую армию?
В последние дни обстановка на востоке Украины резко обострилась. Если раньше президент РФ Владимир Путин оставлял себе пространство для маневра и имел свободу выбора, поднимая или уменьшая накал страстей вокруг…

Анализ общих перспектив предстоящего контрнаступления украинской армии в Новороссии
Подписанное три дня назад Прекращение огня в общем зафиксировало и без того сложившуюся ситуацию на фронте в Новороссии.

За чей счет воюет украинская армия
Хороший солдат – это сытый солдат, одетый солдат, обученный и вооруженный.


  • Оборона,
  • Армия,
  • Минобороны,
  • Саламатин,
  • Пенсия
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: