Нападение на Иран было бы преступной глупостью («The Guardian», Великобритания)

Своей риторикой лидеры США и Израиля втягивают сами себя в пагубный конфликт, который превратит иранское ядерное оружие в реальность.


После всех злополучных войн, которые Запад вел на Ближнем Востоке в течение последнего десятилетия, на горизонте появились весьма зловещие признаки того, что мы втягиваемся в новый конфликт, обещающий еще более кошмарные последствия. Как ни трудно в это поверить, для оправдания нападения на Иран выдвигаются все те же дискредитировавшие себя аргументы, которые ранее использовались для того, чтобы обосновать необходимость вторжения в Ирак и Афганистан – а именно наличие оружия массового поражения, пособничество терроризму и религиозному фундаментализму.



Разговоры о войне с Ираном и его ядерной программе ведутся уже так давно, что неизбежно возникает искушение счесть их пустыми угрозами. Заявления, касающиеся Тегерана, которые исходили от правительств США и Израиля в последние недели, и без того способные озадачить любого, стали еще более противоречивыми. Может быть, то, что мы слышим, является просто блефом, неким проявлением психологической войны? Может, предложение Ирана начать новый раунд переговоров или визит инспекторов МАГАТЭ в исламскую республику на этой неделе позволят добиться определенного прорыва в области дипломатического разрешения конфликта?

Между тем, атмосфера становится все более угрожающей. Министр обороны США Леон Панетта (Leon Panetta) дал ясно понять всем: Израиль «с большой долей вероятности» атакует Иран в период между апрелем и июнем нынешнего года, хотя Барак Обама утверждает, что израильское руководство еще не приняло решения по этому вопросу. Высокопоставленные чиновники американской администрации сообщили журналистам Guardian на прошлой неделе, что, по их мнению, у руководства Соединенных Штатов просто не останется выбора: им придется либо ударить по Ирану, либо наблюдать, как Израиль позже сделает это сам.

Тем временем, тайная война, развязанная Вашингтоном и Тель-Авивом против Тегерана, уже идет полным ходом. Мы видим и убийства иранских ученых, и кибератаки против атомных объектов и ракетных баз. Великобритания и Франция принудили Евросоюз к ужесточению торговых санкций против Ирана, а ведь экспортные поставки нефти являются краеугольным камнем экономики исламской республики. Кроме того, Запад наращивает группировку войск, дислоцированных в Персидском заливе.

Любое из этих действий вполне можно рассматривать как акт агрессии против Ирана. Оно способно вызвать ответный удар со стороны Тегерана, что будет использовано в качестве предлога для прямого военного вторжения – таким образом, эскалация конфликта становится неизбежной. Однако вместо того чтобы попытаться воспрепятствовать движению по этому опасному пути, который ведет к полномасштабной региональной войне, независимо от того, предпримут ли западные страны интервенцию в Сирию, являющуюся союзником Ирана, или нет, средства массовой информации и политические классы Запада в большинстве своем заняты тем, что стараются убедить общественность принять войну как данность, как некое плачевное последствие неуступчивости Ирана.

Сообщения о том, что британские официальные лица ожидают от правительства Кэмерона участия в операции США против Ирана, вызвали только глухой ропот. Во время парламентских дебатов, которые состоялись в понедельник, только шесть голосов были поданы в пользу решения об отказе от угрозы удара по Тегерану. Вчера газета Times заявила о том, что Иран «вне всяких сомнений пытается разработать ядерное оружие», хотя ни США, ни МАГАТЭ не нашли никаких доказательств этого.

Даже когда американские и британские лидеры призывают Израиль к сдержанности, что недавно сделали Уильям Хейг (William Hague) и председатель Объединенного комитета начальников штабов Мартин Демпси (Martin Dempsey), вопрос касается исключительно временных рамок для начала конфликта. По их словам, использование военной силы в нынешний момент было бы слишком «поспешной» и непродуманной акцией.

Если Израиль или США решатся напасть на Иран, этот удар станет не только актом преступной агрессии, но и бессмысленным, пагубным, даже глупым поступком. Как указывает Майкл Кларк (Michael Clarke), директор Королевского объединенного военного института, подобная операция будет абсолютно незаконной: «В международном праве отсутствуют нормы, позволяющие начать подобную превентивную войну».

Кроме этого, такая операция станет искрой, от которой в регионе неминуемо разгорится большой пожар с непредсказуемыми последствиями для всего мира. От Ирана вполне можно ожидать того, что он, прямо или косвенно, нанесет ответный удар по Израилю, США и их союзникам, а также перекроет Ормузский пролив, блокировав поставки нефти, составляющие пятую часть от мирового экспорта энергоносителей. Таким образом, данный конфликт оставит чудовищный след из человеческих смертей, разрушенной инфраструктуры и экономического хаоса.

В то время как предлогом для вторжения в Ирак стало наличие у Багдада оружия массового поражения, которого, как позже выяснилось, не существовало, сегодня Соединенные Штаты даже не утверждают, что Иран старается создать атомную бомбу. «Пытаются ли они разработать ядерное оружие? Нет», — прямо заявил Панетта в прошлом месяце. Как говорят, израильская разведка придерживается того же мнения. Она считает, что, в отличие от самого Израиля, который обладает атомной бомбой уже несколько десятков лет, иранское руководство не принимало решения стать ядерной державой.

Вопрос стоит следующим образом: может ли Тегеран, который всегда настаивал на своем нежелании создавать ядерное оружие, приобрести способность такие вооружения разработать. Итак, Ирану, окруженному со всех сторон военными базами и оккупационными войсками США, странами, обладающими атомным оружием, вроде Израиля и Пакистана, а также автократическими государствами Персидского залива, призывающими американцев «отрубить голову гадине», угрожают военным вторжением только потому, что в будущем он может приобрести потенциал, который сами агрессоры уже давно превратили в реальность.

Появление у Ирана подобных возможностей не станет «экзистенциальной угрозой», утверждают израильские политики, хотя, конечно, и способно лишить Израиль стратегического преимущества. Как недавно выразился Мэтью Крениг (Matthew Kroenig), до лета прошлого года занимавший пост специального советника министра обороны США, наличие на карте мира ядерного Ирана «немедленно ограничит свободу действий Соединенных Штатов на Ближнем Востоке». Это заявление позволяет докопаться до самой сути вопроса — оказывается, свобода действий на Ближнем Востоке является прерогативой США и их союзников, а не суверенных государств этого региона.

Если западные державы и Израиль действительно озабочены угрозой гонки ядерных вооружений в регионе, они могли бы поддержать своим авторитетом идею переговоров, посвященных созданию безъядерного Ближнего Востока, идею, которая нравится большинству израильтян.

Ясно одно: ни санкции, ни война не смогут заставить Тегеран отказаться от осуществления атомной программы. Это признают и американские, и израильские политики. Военная операция, конечно, способна отодвинуть сроки ее реализации, а также привести к некоторым положительным сдвигам в стране. Вместе с тем, у иранских лидеров появится мощный стимул для того, чтобы принять то решение, которое до сих пор не принято, и создать атомную бомбу.

Безусловно, в интересах Обамы предотвратить нападение Израиля на Иран и конфликт, в который неизбежно втянутся США, по крайней мере, воспрепятствовать этому вплоть до завершения президентских выборов. Однако нынешняя политика, в основе которой лежат бряцание оружием, ужесточение санкций и тайные операции, вполне может привести к случайно разразившейся войне. Через два или три месяца «вполне вероятным» является возникновение военной конфронтации в Ормузском проливе. Как считает Кларк, «политика Запада в отношении Ирана похожа на дорожно-транспортное происшествие, показанное в замедленной съемке».

Есть еще один фактор, неумолимо ведущий нас к войне. Чем громче американские и израильские политики говорят об угрозе, исходящей от иранской ядерной программы, и о военной акции для борьбы с ней, тем больше они рискуют утратить доверие, если ничего не будут делать в этом направлении. Нападение на Иран, способное привести к пагубным последствиям, отнюдь не является неизбежным исходом в нынешней ситуации, однако опасность такого развития событий возрастает с каждым днем.

По материалам сайта Военное обозрение.

Нетаниягу отложил решение о нападении на Иран
Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу сообщил президенту США Бараку Обаме, что Иерусалим пока не принял окончательного решения, наносить ли удар по Ирану. Как пишет «Гаарец», соответствующее заявление глава израильского правительства сделал на встрече с Обамой, которая состоялась в Вашингтоне 5 марта. В ходе переговоров Нетагниягу, тем не менее, подчеркнул, что в будущем Израиль не исключает военного сценария.

Госдеп США отрицает, что Баку предоставил Израилю аэродромы для подготовки нападения на Иран
Госдепартамент США опроверг данные о том, что Израиль получил право использовать ряд военных аэродромов Азербайджана в возможном военном конфликте с Ираном, сообщает «Газета.

Пентагон смоделировал израильское нападение на Иран
Американское военное командование провело в марте двухнедельные виртуальные учения Internal Look («Внутренний взгляд»), в ходе которых в деталях моделировалось израильское нападение на Иран и последующие события. Об этом пишет The New York Times со ссылкой на собственные источники в Пентагоне. Генералы и адмиралы пришли к выводу, что израильский удар по иранским ядерным объектам почти неминуемо приведет к вовлечению в конфликт США и гибели сотен американцев.


  • США,
  • ИРАН,
  • Израиль,
  • Решение,
  • Война
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: