Почему американцы обречены в своих попытках одолеть афганских партизан

В начале ноября 2001 года, после месяца бомбардировок позиций Талибана и Аль-Каиды, американские войска приступили к наземным операциям в Афганистане.

Так началась самая долгая война, которую Штаты ведут за пределами своих границ. И, похоже, самая безнадежная для Вашингтона и его союзников.

За десять лет силы коалиции потеряли почти 3 тысячи человек убитыми, затраты на эту военную кампанию превысили 500 млрд долларов. А обозначенные цели самой крупной в истории «контртеррористической операции» все еще не достигнуты. Теперь за океаном все чаще обращаются к опыту советского вооруженного присутствия в отрогах Гиндукуша, анализу действий не только наших генералов, но и советников, по разным линиям направленных в Афганистан — партийных, экономических, молодежных. Сама тупиковая ситуация, сложившаяся в этом регионе, велит американцам переступить через гордыню, обратиться к поучительным урокам прошлого.

Большая разница

У двух этих войн, советской (1979-1989 гг.) и американо-натовской есть много общего. Хотя и различия тоже существуют. И одно из фундаментальных состоит в том, что Москва тридцать два года назад отправила свои дивизии для того, чтобы оградить от натиска враждебных сил дружественный режим, не допустить выпадения Афганистана из орбиты своего влияния. Запад бросил в бой войска, якобы, для того, чтобы разгромить базы террористов. В первом случае это был этап глобального противостояния т.н. «лагеря социализма» и практически всего остального мира, переросший в финальный аккорд «холодной войны». Во втором — узаконенный Совбезом ООН ответ Белого дома на трагедию 11 сентября.

Оказавшись на территории соседней страны, советские командиры сначала не позаботились даже об элементарном обустройстве своих частей и подразделений. А зачем? Считалось, что они быстро сметут вооруженные допотопными ружьями отряды душманов и вернутся к местам своих постоянных дислокаций. Однако уже очень скоро стало ясно, что бородатые моджахеды — это всего лишь видимая часть айсберга, а за ними стоят колоссальные ресурсы Соединенных Штатов, Саудовской Аравии, Китая, Пакистана, Египта, Израиля и множества других государств, которые блестяще использовали выпавший им шанс: объявить Советы «империей зла», втянуть их в войну на истощение и в итоге одержать окончательную победу в многолетнем противостоянии.

Чувствуете разницу? Ограниченному контингенту советских войск тогда противостоял практически весь исламский Восток и «империалистический Запад», а сегодня силы коалиции, сражающиеся против талибов, напротив, пользуются поддержкой практически всего мира, включая Российскую Федерацию. Военные контингенты почти пятидесяти государств (!) сражались плечом к плечу с американцами.

Теперь о том, что есть общего. Три десятилетия назад, едва войдя в Кабул, передовые части советского спецназа первым делом ликвидировали Хафизуллу Амина, который занимал тогда высшие посты в афганских руководящих структурах. Амина подозревали в сотрудничестве с ЦРУ. На трон был посажен Бабрак Кармаль, предварительно получивший в Кремле подробные инструкции относительно того, как надо «правильно» управлять страной. Вторжению американцев и натовцев тоже предшествовало громкое политическое убийство: был уничтожен самый известный и уважаемый полевой командир Ахмад Шах Масуд — единственный на то время афганец, имевший шанс стать подлинным национальным лидером. По официальной версии за покушением стояли силы, близкие к Талибану, но поговорите в Кабуле с образованными людьми — мало кто из них верит в это. Верно, Масуд долгое время успешно отражал атаки радикалов и по праву считался их злейшим врагом, но все знают также, что он никогда не согласился бы с появлением на своей земле иностранных солдат. Он мне сам об этом неоднократно говорил.

Правда состоит в том, что на тот момент Масуд не устраивал никого — ни американцев, ни «черных мулл», ни соратников из своего ближайшего окружения, желавших элементарно помародерствовать после победы в джихаде. То, как был организован теракт и как умело замели после него все следы, свидетельствует о том, что работали серьезные профессионалы.

Как бы там ни было, а далее все пошло по тому же сценарию: именно Белый дом сделал хозяином дворца Арк, прежде являвшегося резиденцией афганских монархов, а в 80-е прибежищем для Кармаля и Наджибуллы, своего ставленника Хамида Карзая и затем предпринял все возможное для его легитимизации в глазах собственных граждан.

Советы, особенно в первые годы своего военного присутствия, рьяно насаждали в Афганистане собственные стандарты государственного устройства и общественной жизни. Американцы с самоубийственной последовательностью наступали все на те же грабли, тщетно пытаясь привить пуштунам, таджикам, хазарейцам и всем остальным жителям диких ущелий свои «демократические ценности». Правда же состоит в том, что подавляющее большинство афганцев равнодушно как к коммунизму, так и к принципам западной демократии, но при этом они категорически отвергают любое иностранное вмешательство.

Само появление в Афганистане частей и подразделений ISAF, как и тридцать два года назад вторжение «ограниченного контингента», стало мощным стимулом к расширению партизанской войны. Как это ни парадоксально, но чем больше сил накапливала за Пянджем коалиция, тем хуже становилась там военно-политическая ситуация. Чтобы убедиться в этом, достаточно изучить статистику террористических актов, динамику потерь, а также карту территорий, контролируемых противоборствующими силами. Теперь многие серьезные эксперты убеждены: если Запад будет продолжать в том же духе, то он никогда не добьется победы в Афганистане.

Стрельба вслепую

Наш «ограниченный контингент» тоже моджахедов не одолел, хотя, можно сказать, во многом добился поставленных целей: после его ухода режим президента Наджибуллы три года противостоял натиску партизан. Он рухнул спустя пять месяцев после краха СССР, вслед за тем, как ельцинская администрация полностью прекратила всякую поддержку Кабула.

Вот оно — еще одно принципиальное отличие двух военных кампаний: у нас почти получилось, у них не выходит ни-че-го. Почему же американо-натовский альянс при активной поддержке большей части всего остального мира не в силах справиться с жалкой горсткой фанатиков? Более того, последние эпизоды этой войны (дерзкое нападение талибов на важные объекты в самом центре Кабула, убийства брата афганского президента в Кандагаре и бывшего президента Б.Раббани в столице, уничтожение американского вертолета с цветом спецназа в провинции Вардак, активизация сопротивления на севере) свидетельствуют о том, что противостояние сейчас принимает если не фатальный, то угрожающий характер и для сил ISAF, и для существующего режима. Отчего так, и что будет завтра? Эти вопросы горячо обсуждает мировая пресса, они в центре внимания политологов и экспертов, в повестке дня международных конференций и «круглых столов».

Вся беда в том, что Штаты долгое время полагались исключительно на свою военную мощь, которая, безусловно, заслуживает самых высоких оценок и не имеет равных в мире. Но армия может победить врага в открытом бою. И она же — оснащенная самым совершенным оружием и средствами связи, пользующаяся ресурсами самых лучших разведслужб, не испытывающая недостатка в тыловом обеспечении — абсолютно беспомощна там, где враг бесплотен. Невозможно победить, сражаясь с тенями. Афганистан — это как раз тот мистический случай, когда явного противника нигде нет, но иностранца с оружием угроза ждет отовсюду.

Сама специфика этой страны, которая словно разноцветный ковер, соткана из разных народностей и племен, в которой никогда не было традиций сильной центральной власти, где все против всех, а любой сегодняшний союзник завтра может стать злейшим врагом, делает абсолютно безнадежной любую попытку наведения порядка традиционными методами. В данном случае — военными.

Вот почему один из лучших знатоков современного Афганистана, а в прошлом офицер КГБ, командированный в зону пуштунских племен, Василий Кравцов решение проблемы называет «задачей интеллектуальной, а не военной».

Москва после пяти лет безуспешных попыток переломить ситуацию силовым путем перешла к реализации разумной стратегии национального примирения. Вашингтон же спохватился значительно позже и опять-таки, не мудрствуя лукаво, предложил Карзаю прокачать через парламент закон… «О национальном примирении». Однако и здесь есть существенная разница, которая заключается в том, что четверть века назад зерна новой стратегии упали на вспаханное поле. Афганское государство и общество, включая многие отряды еще вчера «непримиримой оппозиции», тогда оказались подготовленными к политическим компромиссам. Правящая Народно-демократическая партия (затем преобразованная в партию «Ватан») насчитывала в своих рядах 200 тысяч человек и являла собой реальную опору власти. А кроме нее существовала еще более многочисленная молодежная демократическая организация, работали другие общественные объединения. Была выстроена дееспособная властная вертикаль, сформированы, вооружены и обучены армейские части и полиция, обеспечен контроль над большей частью территории страны.

Не забудем также про фактор Наджибуллы. Это был реально сильный правитель, с которым считались и независимые пуштунские племена, и нацменьшинства, населяющие афганский север. Не случайно в Кабуле сейчас вздыхают: Наджибулла был бы идеальной фигурой, чтобы ныне возглавить Афганистан.

Наконец, вспомним про те масштабные усилия, которые Москва прикладывала в экономической и социальной сфере: даже в годы самых ожесточенных боев в ДРА работали тысячи советских специалистов, помогавших соседям преодолеть отставание. Если бы я захотел просто перечислить все то, что было нами там построено, то на это ушла бы добрая половина газетной полосы. В наших вузах, техникумах, военных училищах обучались десятки тысяч афганцев, которые наряду с соответствующими знаниями получали представление об иной жизни, нежели та, которую предлагали им религиозные фанатики. Возвращаясь домой, они становились союзниками существовавшей власти. Они и по сию пору сохранили симпатию к «шурави», то есть к русским. Такое не забывается.

И сегодня это единственный путь переломить ситуацию в свою пользу. Если проводимые военные операции не будут сопровождаться реализацией значимых инфраструктурных проектов, меняющих и облик страны, и менталитет ее жителей, то очень скоро талибы опять войдут в Кабул.

У Вашингтона есть много оснований для тревоги. Афганский президент Х.Карзай, похоже, растерял последние остатки авторитета у своих граждан. Если он чем-то и управляет, то лишь скромной территорией в радиусе не более километра от дворца Арк. Выделенные мировым сообществом в рамках помощи Афганистану миллиарды таинственным образом растворяются в воздухе, не превращаясь ни в школы, ни в больницы, ни в объекты экономики. Уровень коррупции запредельный. Надо ли после всего этого удивляться громким успехам партизан и тому, что они все чаще находят поддержку у населения.

Уходят, чтобы остаться

Бывший командующий силами коалиции генерал С.Маккристал недавно с горечью признал, что и он, и его коллеги имели очень поверхностное понимание положения дел, не знали современной истории Афганистана. А новый командующий американскими войсками генерал Д.Аллен, вопреки недавним заверениям своего президента, заявил о том, что его солдаты покинут регион не в 2014 году, а значительно позже. Или не покинут его вообще?

На мой взгляд, Штаты наращивают свое присутствие в Центральной Азии вовсе не из желания потягаться с дремучими талибами или истребить мифических бойцов Аль-Каиды. Они озабочены другими вызовами. Им надо контролировать обладающий ядерным оружием Пакистан, который ведет свою собственную игру и может зайти очень далеко. И непредсказуемый Иран тоже под боком. Про соседний Китай и говорить нечего, все и так знают, что в ближайшей перспективе это конкурент Штатов под номером один. Находясь на непотопляемом авианосце под названием «Афганистан», американцы имеют возможность держать на мушке добрую половину той части земного шара, на которой вываривается будущее.

В этой связи нет однозначного ответа на вопрос: как России следует относиться к американскому военному присутствию в регионе. С одной стороны, мы ощущаем явный и объяснимый дискомфорт от такого соседства. С другой… Понятно, что уход сил коалиции будет означать неминуемое возвращение радикалов, а их идеология имеет обыкновение расползаться по окрестностям. Значит, огромный регион получит новые импульсы к дестабилизации и хаосу. Не уверен, что это соответствует нашим национальным интересам.

Увы, реальность такова, что Афганистан ни в коем случае нельзя оставлять без присмотра. Однажды, в начале 90-х, это уже случилось, последствия хорошо известны. И пора перестать именовать этот региональный конфликт «борьбой с террористами». Талибан — это идеология, и, увы, ей симпатизируют — кто открыто, кто втайне — многие афганцы. А за спинами страшноватых бородачей в темных одеждах маячат вполне определенные государственные структуры Пакистана и других соседних государств. У них свой интерес. И мы мало знаем о том, как протекает битва на том скрытом от посторонних взоров поле.
В этом тугом узле сплетены, как видим, интересы множества государств и идеологий. Задача и вправду интеллектуальная. Простых решений не просматривается.

Об этом сегодня сообщает Военное обозрение.

Американцы останутся в Афганистане
В ходе недавнего стремительного вояжа в Исламскую Республику Афганистан президент Соединенных Штатов Барак Обама подписал со своим местным коллегой Хамидом Карзаем договор о стратегическом партнерстве, который будет регулировать взаимоотношения между Вашингтоном и Кабулом после вывода американских и натовских войск из ИРА в 2014 году.

Президент Абхазии считает события в Сухуме попыткой захвата власти
СУХУМ, 28 мая. Президент Абхазии Александр Анкваб назвал события в Сухуме попыткой силового захвата власти.

Вера американцев в свою исключительность: от Обамы до Маккейна
Американские политики могут ожесточенно спорить друг с другом по многим вопросам, но в одном они всегда солидарны: Америка – это такая исключительная и выдающаяся страна, что равных ей нет и не будет.

Для ШОС принять Иран в свой «клуб» означает заявить о готовности к конфронтации с Западом
Бишкекский саммит Шанхайской организации сотрудничества станет для нового президента Исламской Республики Иран Хасана Роухани первым выходом в «большой политический свет».


  • Афганистан,
  • Коалиция,
  • Государство,
  • Президент,
  • СИЛА
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (4) RSS свернуть / развернуть
+
0
Интересно, сколько америкашки продержаться ещё в афгане, они сейчас сами наверное не знают, с кем борются
avatar

ТИМУР и КОМАНДА

  • 19 февраля 2012, 12:50
+
0
Почему американцы обречены в своих попытках одолеть афганских партизан(ц)

патаму-шта ани с ними ниборюца
avatar

lm20-lm20

  • 19 февраля 2012, 13:26
+
0
Потому что американцы это наёмники.А афганцы выжить пытаются, их инстинкт самосохранения спасёт.
avatar

NNONTERAMO

  • 19 февраля 2012, 13:56
+
+2
их мак спасаит, каторый ани с пендосами савместна вырасчиваюд
avatar

lm20-lm20

  • 19 февраля 2012, 14:05

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: