Чем Ирану закрыть Ормузский пролив?

Покуда в обсуждениях какой-либо проблемы участвуют только политики, есть надежда на мирный исход.

Но когда слово берут военные, все надежды начинают стремительно таять. Что-то похожее сейчас наблюдается вокруг Ирана. После экономических и политических санкций в отношении этой страны все чаще стали делать заявления представители вооруженных сил разных государств. Нехорошие перспективы у Ирана и всего региона в целом.

Одним из последних высказался командующий Пятым флотом США вице-адмирал М. Фокс. Он считает, иранские военно-морские силы постоянно улучшаются в количественном и качественном плане. И в самое ближайшее время Иран сможет достичь такого потенциала, при котором угроза перекрыть Ормузский пролив перестанет быть только словами. А ведь через этот пролив перевозится 40% всей добываемой в мире нефти. Конечно, США имеет достаточно мощный военный флот, чтобы без особых проблем противостоять ВМС Ирана, но и здесь не все безоблачно. Фокс говорит, что иранское морское командование в тяжелой обстановке может пойти на самые крайние меры. Дело в том, что в иранском флоте есть некоторое количество малых подводных лодок типов Al-Sabehat 15 и Al-Ghadir. Изначально эти лодки предназначены для скрытной переброски небольших диверсионных групп. Но, как полагают американские аналитики, конструкция «Аль-Сабехат-15» или «Аль-Хадир» позволяет установить на них довольно мощный заряд взрывчатого вещества. Таким образом, эти лодки могут выполнять и диверсионные операции смертнического характера.

[center]Al-Sabehat 15[/center]

До тех пор, пока Исламская республика не нуждается в подводниках-смертниках, напавшая на нее страна тоже рискует понести потери. Фокс отмечает тот факт, что на иранских складах скопилось огромное количество морских мин. Естественно, это не универсальное или абсолютное оружие, но даже сейчас мины, в том числе и устаревших моделей, могут доставить немало проблем любому военному флоту, не говоря уже о торговом. Кроме того, в количественном аспекте основу ВМС Ирана составляют ракетные катера, что и само по себе не облегчает войну с таким флотом. Примечательно, что в последние годы Иран делал упор именно на развитие этой части своих военно-морских сил. Правильна такая стратегия или нет – способна показать только практика. Тем не менее, даже если Тегеран выбрал неправильный путь, его шаг выглядит очень смелым. Еще несколько десятков лет назад ведущие морские державы перестали активно развивать так называемый «москитный флот». При всех преимуществах соединений малых кораблей, вооруженных противокорабельными ракетами, они оказались менее эффективными, чем другие методы ведения войны на море. В частности, «москитные» соединения почти не представляют угрозы для авианосных ударных групп. Вряд ли иранские военачальники станут делать вид, что они не знали об этом. Прекрасно знали, но все равно решили развивать данное направление. Похвальная смелость. Главное, чтобы она в итоге не оказалась фатальной. Правда, всего полтора десятка ракетных катеров типа Kaman, десять катеров типа Houdong (китайского производства) и три малых сторожевика типа Parvin могут и не сделать погоду даже в пределах Ормузского пролива. Но не стоит недооценивать ракетные катера, ведь именно они в середине 80-х за три года «Танкерной войны» уничтожили большинство целей.



Другое направление, не пользующееся особой популярностью в мире и развиваемое Ираном – малые и сверхмалые подводные лодки. В свое время технологии не позволяли делать подобную технику с хотя бы сносными характеристиками, а потом про данный класс вообще забыли. Тем не менее, и по этому поводу у Тегерана собственное мнение, отличное от общемирового. Поэтому в последние годы было построено некоторое количество уже упоминавшихся лодок проектов Al-Sabehat 15 и Al-Ghadir. В конце 2009 года разведка ВМС США опубликовала данные о контракте между Ираном и КНДР, подразумевающим поставку полупогружных субмарин проектов Taedong-B и Taedong-C. Конкретное количество корейских лодок, равно как и техники собственного иранского производства, американцам выяснить не удалось. Иран также предпочитает не распространяться, а неофициальные источники оценивают общее количество подлодок всех четырех типов в несколько десятков.

Как видим, у иранских адмиралов свои взгляды на развитие собственного флота. Но и «традиционные» вещи в нем есть – оставшаяся часть иранских ВМС по виду вполне походит на флоты других стран, в том числе и ведущих. С той разницей, что в количественном плане Иран значительно отстает, например, от России или США. В частности, подводный флот Исламской республики помимо малых субмарин имеет в своем составе всего три многоцелевые дизель-электрические подлодки. Это Tareg, Noor и Yunes, вошедшие в строй к середине 90-х. Все три лодки были изготовлены в СССР/России и принадлежат к проекту 877ЭКМ «Палтус». Несмотря на двадцатилетний возраст двух самых старших иранских ДЭПЛ, они до сих пор могут составить конкуренцию немалому количеству аналогичных зарубежных субмарин. В 2011 году завершились испытания головной подлодки проекта Fateh собственной иранской разработки.



Присутствуют в ВМС Ирана и крупные надводные корабли. Это фрегаты типов Alvand и Modge (в сумме менее десятка), три корвета проектов Hamzeh и Bayandor. Кроме того, в первой половине этого года планируется ввести в состав флота второй эсминец класса Jamaran. Также Иран располагает некоторым количеством десантных кораблей, минных тральщиков, танкеров, судов снабжения и т.д.

Конечно, военно-морские силы Ирана нельзя назвать мировыми лидерами, но и полностью неспособными противостоять морскому противнику их именовать также не стоит. Это типичный военный флот некрупной страны со сравнительно большими морскими границами. Большое, если даже не доминирующее, количество легкой техники – ракетных катеров и т.п. – на первый взгляд может казаться не совсем правильным путем комплектации флота. Но за последние десятилетия Иран успел поучаствовать в нескольких вооруженных конфликтах, в том числе и морских. Соответственно, командование его ВМС могло не только получить нужные уроки, но и создать на их основе концепцию развития флота. И нельзя сказать, что избранный упор на небольшие катера и корабли – неверное решение. Основным противником Ирана, раньше и сейчас, являются Соединенные Штаты Америки. Эта страна, несомненно, является мировым лидером по количеству и качеству боевых кораблей. Глупо было бы предполагать, что Иран сможет тягаться с ней в морских сражениях. Поэтому в качестве основной ударной силы и были избраны ракетные катера – дешевые, скоростные, маневренные и обладающие достаточным боевым потенциалом. Более крупные корабли легче обнаружить, а для американского флота еще и легче уничтожить. Что же касается моряков-смертников, то общее моральное состояние иранских вооруженных сил, а тем более Корпуса стражей исламской революции, позволяет предполагать, что в тяжелой обстановке на вражеские корабли могут направиться не только субмарины с зарядом взрывчатого вещества, но и десятки легких катеров и моторных лодок с аналогичными «сюрпризами».

Тем не менее, Тегеран угрожает не уничтожить вражеские корабли, а перекрыть Ормузский пролив. Конечно, в этом деле могут пригодиться и камикадзе, но ракетные катера и минирование справятся с этим делом, как минимум, не хуже. Если противнику удастся обеспечить проход танкеров через минные заграждения, то Иран в ответ на это может начать настоящую охоту на танкеры в пределах Персидского залива. Сможет ли потенциальный противник Ирана защитить все танкеры с нефтью, идущие из столь опасного региона?

По материалам сайта Военное обозрение.

Иран пригрозил закрыть Ормузский пролив для США в случае угрозы
Москва. 4 мая. INTERFAX.RU — Заместитель командующего Корпусом стражей Исламской революции Ирана генерал Хосейн Салами заявил, что в случае угрозы для Исламской республики Тегеран закроет стратегически важный Ормузский пролив…

Новый союзник Ирана поможет ему контролировать Ормузский пролив
ВМС Ирана и Омана пришли к соглашению о сотрудничестве, согласно которому в регионе должны сохраниться «мир и стабильность».

Ормузский пролив — будущая «горячая точка»?
В конце прошлого года представитель МИД КНР Хун Лэй на пресс-конференции сказал, что Китай надеется на сохранение стабильности в районе Ормузского пролива. Речь шла о возможном блокировании Ираном пролива.

Ормузский пролив — будущая «горячая точка»?
В конце прошлого года представитель МИД КНР Хун Лэй на пресс-конференции сказал, что Китай надеется на сохранение стабильности в районе Ормузского пролива.


  • ИРАН,
  • Количество,
  • ВМС,
  • Катер,
  • Корабль
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: