Збигнев Бжезинский - Америка потеряла чувство меры во внешней политике Бывший советник президента США по национальной безопасности при президенте Картере, ответил на вопросы корреспондента «Комсомольской Правды» В Нью-Йорке прошла презентация новой книги Збигнева Бжезинского «Стратегическое видение: Америка и кризис глобальной мощи» («Strategic Vision: America and the Crisis of Global Power»). Бывший советник президента США по национальной безопасности при президенте Картере рассказывает в ней о том, что тревожит его в современном мире. Господин Бжезинский согласился ответить на несколько вопросов «КП». — В своей книге вы создаете апокалипсическую картину нового мира, в котором США оказываются в экономическом упадке, помноженном на политическую беспомощность и стратегическую изоляцию, в то время как Китай совершает исторический рывок. – Действительно, если Америка продолжит сползание по наклонной плоскости во внутренней политике и будет вести недальновидную внешнюю политику, то однозначно произойдет ее закат. Но в итоге в победителях будет даже не Китай. Победит хаос. С моей точки зрения, в ближайшие 20 лет на мировой арене не сможет появиться сверхдержава, сравнимая с Америкой последних лет. Потому что в мире идет процесс децентрализации. Мощь, сила, влияние неотвратимо смещаются с Запада на Восток. Требуется достижение разумного компромисса. Если нам не удастся его достичь, нас ожидает мировой хаос, от которого недалеко и до конца человеческой цивилизации. — Почему же США столь стремительно теряют привлекательность в мире? Может быть, это связано с тем, что Америка взяла на себя роль «мирового жандарма»? – Нельзя сказать, что Америка совсем уж не популярна в мире. Но с прискорбием приходится констатировать: за последние 20 лет мы растеряли уникальный кредит, который история предоставила нам в результате развала Советского Союза. А ведь чуть ли не все политологи в начале 1990-х годов в один голос утверждали, что начинается безоговорочное доминирование США в мире. У нас была возможность начать переделывать мир, а в результате получилась ситуация куда более неспокойная и сложная, чем была до этого. — В чем причина? – Во-первых, необходимо принять во внимание феномен глобального политического пробуждения. Никогда прежде за всю историю человечества народы не выражали столь открыто свое политическое самосознание и свои политические устремления. Это сделало мир трудно управляемым. Во-вторых, перестал существовать феномен доминирования Запада. Ведь все начиналось в средние века с подъема Испании как мировой империи, которую сменила Франция, за ней последовала Великобритания, и, в конце концов, на авансцене появились мы, американцы. Но за последние два десятилетия произошли события, достойные сожаления. Прежде всего, Америка пренебрегла своим внутригосударственным развитием. Мы допустили ситуацию, при которой в нашем обществе усугубилось социальное неравенство. Если в 1990-м году заработная плата директоров предприятий в 70 раз превышала зарплату среднего американца, то теперь эта разница возросла до 325 раз. Тем самым оказалась в небрежении справедливость в обществе – фундаментальная основа стабильного государства. Мы развили такую финансовую систему, при которой огромные трансакции осуществляются по всему миру практически бесконтрольно, приводя к чудовищным спекуляциям и непомерному самообогащению немногих. Мы позволяем ветшать нашей инфраструктуре: транспорту, связи, образованию, здравоохранению, – практически не инвестируя в нее. Мы ведем войны, не оплачивая их из своего бюджета, а делая бесконечные займы, что превращает нас в несостоятельного должника. Внутренние трудности взаимодействуют с проблемами внешнеполитическими. За последние два десятилетия мы потеряли разумное чувство меры и скромности. Наш прежний президент (Буш-младший. – И.С.) пытался оправдаться фразой: «Бог избрал Америку быть вождем всего мира!» Причем, следует заметить, мира, который стал намного сложнее прежнего... — Приходилось слышать от ваших соотечественников мнение, что сегодня понятие «американская мечта» превратилось в пустой звук. – Знаете ли, Америка всегда была страной возможностей, и каждое поколение жило с мыслью, что материально оно будут жить лучше, чем их отцы. Но совсем недавно этот процесс затормозился. Сегодня, к примеру, средний европеец имеет шанс быстрее преуспеть в жизни и карьере, чем американец. — Многие из постсоветских стран охотно перенимают систему среднего и высшего образования в США: вводится платное обучение, сокращаются обязательные для изучения предметы, появился ЕГЭ для поступающих в вузы… – Вы затронули больную для Америки тему. Меня очень беспокоит проблема образования в нашей стране. Да, мы – демократия, пытающаяся выжить в сложном мире, осуществляя разумную внешнюю политику. Но это возможно при условии, что народ, населяющий нашу страну, также разумен и здравомыслящ. Иначе мы будем не в состоянии осуществить стоящие перед нами задачи. Вынужден признать, американский народ крайне невежественен. Он не имеет совершенно никакого представления о внешнем мире. В наших государственных школах нет такого предмета: всемирная история. Мы учим детей очень патриотической американской истории. А на самом деле это приукрашенная «рождественская» история, далекая от сложных и противоречивых реалий прошлого. Взять, к примеру, взаимоотношения с коренным населением Америки – индейцами. Как это ни обидно, но надо признать, что первые этнические чистки «именем Закона» проходили на американской земле! Тысячи индейцев были изгнаны со своих земель при президенте Джексоне… А возьмите географию. Мы ее не преподаем! Примерно 52% нынешних абитуриентов американских колледжей не могут показать на карте, где находится Нью-Йорк. 70% поступающих в высшие учебные заведения в 2003-2010-х годах не могли найти Ирак – страну, с которой мы воевали! Как-то будущим студентам предложили идентифицировать некую большую территорию, закрашенную на карте голубым цветом. Так вот, 30% из них не смогли определить, что это был Тихий океан… Вы улыбаетесь. Но это вовсе не смешно. Отсюда невероятно легковесное отношение большого числа американцев к вопросам внешней политики. Да и как эта международная проблематика преподносится в публичных дискуссиях? Нередко крайне облегченно, исключительно в черно-белых тонах, причем превалирует демагогия… — Ваша оценка движения «Захвати Уолл-стрит»? – Я испытываю смешанные чувства по поводу «оккупантов». На эмоциональном уровне я им симпатизирую. Соглашусь с теми, кто считает, что их движение объективно вызвано поляризацией политических и социальных идей в современном обществе, столкновением интересов различных групп. Возможно, это отличный сигнал, который должны услышать власть имущие… Но вопрос: к чему подвергать свое здоровье опасности, ночуя в холодное время года в палатках? И потом, их выступления чреваты перерастанием в неуправляемый социальный конфликт. То, что произошло в августе прошлого года в Лондоне – массовые беспорядки, погромы, мародерства, приведшие к гибели людей, – показывает безответственность и неконтролируемую жестокость, в которую могут выродиться мирные протесты. И все же я думаю, что американская демократия должна найти в себе силы не применять репрессивные меры против участников этого движения. — В 2007 году вы поддержали выдвижение Барака Обамы на президентский пост. Говорят, сейчас вы являетесь его негласным советником в вопросах внешней политики. – Нет, это не так. У меня есть возможность время от времени высказывать ему свои взгляды на ту или иную проблему. Но, знаете ли, если это не происходит изо дня в день, на регулярной основе, в спорах с противниками, стремящимися также влиять на президента, вы не полностью контролируете ситуацию. Но Обама — умный человек, и прекрасно разбирается, что к чему. — Какова, по вашему мнению, вероятность того, что Америка в ближайшее время начнет войну против Ирана? – Иран – это серьезнейшая проблема, для решения которой требуется мудрый подход. Просто ввязаться в войну – неразумно. Особенно после приобретенного нами десятилетнего опыта военных действий в Афганистане. Легко начать войну, но нелегко ее закончить. Тем более, что последствия такой войны трудно предугадать. Нынешние войны обходятся Америке недешево. Мы сумели одержать победу над нацистской Германией и милитаристской Японией за четыре года, вместе с Советской армией, конечно… Нынешняя война с Талибаном длится десять лет, и, по правде сказать, конца ей не видно. А сколько лет потребовалось, чтобы зачистить Ирак! Однако там и сейчас еще неспокойно. — Как оцениваете ситуацию вокруг ядерной программы Тегерана? – Ситуация вполне преодолима, и, безусловно, поддается сдерживанию. В течение сорока лет, в годы «холодной войны», мы проводили политику ядерного сдерживания Советского Союза. Сдерживали мы и Китай от применения «последнего аргумента» в споре. Не хотел бы вдаваться в подробности, но на меня в те годы была возложена обязанность координации ответа президента США в случае применения против нас ядерного оружия. Однажды я был разбужен моим помощником в чине генерала, который доложил мне, что началась ядерная атака. Признаюсь, я поначалу не мог прийти в себя и сосредоточиться. Я знал, что моя семья, находящаяся в Вашингтоне, будет мертва через 20 минут. И все мои мысли были направлены на осознание этого факта. А потом наступило странное чувство покоя: это конец, конец для всех. И туда, куда мы отправляемся, отправится и он, наш противник… К счастью, это была ложная тревога… Сегодня Америке удается сдерживать ядерные амбиции Ирана угрозой того, что незамедлительно последует парализующий ответ. Я уверен, что если мы возьмем на себя публичные обязательства, подобные тем, которые мы приняли для защиты наших союзников по НАТО в Европе, то любая угроза со стороны Ирана в случае овладения им ядерным оружием и его последующим применением в отношении ближневосточных стран – Израиля или арабских государств – будет рассматриваться Соединенными Штатами как атака на сами США. При этом следует иметь в виду, что потенциальное обладание ядерным оружием – веская причина, почему Америке следует быть очень осмотрительной и благоразумной, прежде чем начинать новую войну в этом регионе. В таких войнах не может быть победителей. И не стоит питать иллюзии в этом отношении. – Вы – американский политолог, в течение шести десятилетий специализирующийся на России. Каким вам видится ее настоящее и будущее? – Я не сомневаюсь, Россия медленно движется в сторону демократии. Нельзя не отметить начало формирования у вас так называемого гражданского общества. Оппозиция, имеющая понятие о конституционных нормах, причисляет себя к интернациональному, по сути, среднему классу, который достаточно финансово независим, чтобы ездить за границу и получать там образование. Он чувствует свое родство с европейской культурой и видит себя частью Запада. Задача Америки – помочь в ему в этом. Напрашивается параллель с Украиной. Ведь там происходят схожие процессы. Будет правильно, если Украина как независимое государство, движущаяся на Запад и в то же время остающаяся близкой России, не станет ее антагонистом, а наоборот, потянет ее за собой. Если Америка будет достаточно мудрой в своих действиях, то в следующие 20-30 лет мир увидит разительные перемены в этой части земного шара, сравнимые с 90-ми годами прошлого столетия, когда совершенно внезапно, под Рождество, рухнул Советский Союз… Об этом сообщает Военное обозрение . Америка, США, МИР, Война, Президент

Збигнев Бжезинский - Америка потеряла чувство меры во внешней политике

Бывший советник президента США по национальной безопасности при президенте Картере, ответил на вопросы корреспондента «Комсомольской Правды»

В Нью-Йорке прошла презентация новой книги Збигнева Бжезинского «Стратегическое видение: Америка и кризис глобальной мощи» («Strategic Vision: America and the Crisis of Global Power»).


Бывший советник президента США по национальной безопасности при президенте Картере рассказывает в ней о том, что тревожит его в современном мире. Господин Бжезинский согласился ответить на несколько вопросов «КП».

— В своей книге вы создаете апокалипсическую картину нового мира, в котором США оказываются в экономическом упадке, помноженном на политическую беспомощность и стратегическую изоляцию, в то время как Китай совершает исторический рывок.

– Действительно, если Америка продолжит сползание по наклонной плоскости во внутренней политике и будет вести недальновидную внешнюю политику, то однозначно произойдет ее закат. Но в итоге в победителях будет даже не Китай. Победит хаос. С моей точки зрения, в ближайшие 20 лет на мировой арене не сможет появиться сверхдержава, сравнимая с Америкой последних лет. Потому что в мире идет процесс децентрализации. Мощь, сила, влияние неотвратимо смещаются с Запада на Восток. Требуется достижение разумного компромисса. Если нам не удастся его достичь, нас ожидает мировой хаос, от которого недалеко и до конца человеческой цивилизации.

— Почему же США столь стремительно теряют привлекательность в мире? Может быть, это связано с тем, что Америка взяла на себя роль «мирового жандарма»?

– Нельзя сказать, что Америка совсем уж не популярна в мире. Но с прискорбием приходится констатировать: за последние 20 лет мы растеряли уникальный кредит, который история предоставила нам в результате развала Советского Союза. А ведь чуть ли не все политологи в начале 1990-х годов в один голос утверждали, что начинается безоговорочное доминирование США в мире. У нас была возможность начать переделывать мир, а в результате получилась ситуация куда более неспокойная и сложная, чем была до этого.

— В чем причина?

– Во-первых, необходимо принять во внимание феномен глобального политического пробуждения. Никогда прежде за всю историю человечества народы не выражали столь открыто свое политическое самосознание и свои политические устремления. Это сделало мир трудно управляемым. Во-вторых, перестал существовать феномен доминирования Запада. Ведь все начиналось в средние века с подъема Испании как мировой империи, которую сменила Франция, за ней последовала Великобритания, и, в конце концов, на авансцене появились мы, американцы. Но за последние два десятилетия произошли события, достойные сожаления. Прежде всего, Америка пренебрегла своим внутригосударственным развитием. Мы допустили ситуацию, при которой в нашем обществе усугубилось социальное неравенство. Если в 1990-м году заработная плата директоров предприятий в 70 раз превышала зарплату среднего американца, то теперь эта разница возросла до 325 раз. Тем самым оказалась в небрежении справедливость в обществе – фундаментальная основа стабильного государства.

Мы развили такую финансовую систему, при которой огромные трансакции осуществляются по всему миру практически бесконтрольно, приводя к чудовищным спекуляциям и непомерному самообогащению немногих.

Мы позволяем ветшать нашей инфраструктуре: транспорту, связи, образованию, здравоохранению, – практически не инвестируя в нее.

Мы ведем войны, не оплачивая их из своего бюджета, а делая бесконечные займы, что превращает нас в несостоятельного должника.

Внутренние трудности взаимодействуют с проблемами внешнеполитическими. За последние два десятилетия мы потеряли разумное чувство меры и скромности. Наш прежний президент (Буш-младший. – И.С.) пытался оправдаться фразой: «Бог избрал Америку быть вождем всего мира!» Причем, следует заметить, мира, который стал намного сложнее прежнего...

— Приходилось слышать от ваших соотечественников мнение, что сегодня понятие «американская мечта» превратилось в пустой звук.

– Знаете ли, Америка всегда была страной возможностей, и каждое поколение жило с мыслью, что материально оно будут жить лучше, чем их отцы. Но совсем недавно этот процесс затормозился. Сегодня, к примеру, средний европеец имеет шанс быстрее преуспеть в жизни и карьере, чем американец.

— Многие из постсоветских стран охотно перенимают систему среднего и высшего образования в США: вводится платное обучение, сокращаются обязательные для изучения предметы, появился ЕГЭ для поступающих в вузы…

– Вы затронули больную для Америки тему. Меня очень беспокоит проблема образования в нашей стране. Да, мы – демократия, пытающаяся выжить в сложном мире, осуществляя разумную внешнюю политику. Но это возможно при условии, что народ, населяющий нашу страну, также разумен и здравомыслящ. Иначе мы будем не в состоянии осуществить стоящие перед нами задачи.

Вынужден признать, американский народ крайне невежественен. Он не имеет совершенно никакого представления о внешнем мире. В наших государственных школах нет такого предмета: всемирная история. Мы учим детей очень патриотической американской истории. А на самом деле это приукрашенная «рождественская» история, далекая от сложных и противоречивых реалий прошлого. Взять, к примеру, взаимоотношения с коренным населением Америки – индейцами. Как это ни обидно, но надо признать, что первые этнические чистки «именем Закона» проходили на американской земле! Тысячи индейцев были изгнаны со своих земель при президенте Джексоне… А возьмите географию. Мы ее не преподаем! Примерно 52% нынешних абитуриентов американских колледжей не могут показать на карте, где находится Нью-Йорк. 70% поступающих в высшие учебные заведения в 2003-2010-х годах не могли найти Ирак – страну, с которой мы воевали! Как-то будущим студентам предложили идентифицировать некую большую территорию, закрашенную на карте голубым цветом. Так вот, 30% из них не смогли определить, что это был Тихий океан… Вы улыбаетесь. Но это вовсе не смешно. Отсюда невероятно легковесное отношение большого числа американцев к вопросам внешней политики. Да и как эта международная проблематика преподносится в публичных дискуссиях? Нередко крайне облегченно, исключительно в черно-белых тонах, причем превалирует демагогия…

— Ваша оценка движения «Захвати Уолл-стрит»?

– Я испытываю смешанные чувства по поводу «оккупантов». На эмоциональном уровне я им симпатизирую. Соглашусь с теми, кто считает, что их движение объективно вызвано поляризацией политических и социальных идей в современном обществе, столкновением интересов различных групп. Возможно, это отличный сигнал, который должны услышать власть имущие… Но вопрос: к чему подвергать свое здоровье опасности, ночуя в холодное время года в палатках? И потом, их выступления чреваты перерастанием в неуправляемый социальный конфликт. То, что произошло в августе прошлого года в Лондоне – массовые беспорядки, погромы, мародерства, приведшие к гибели людей, – показывает безответственность и неконтролируемую жестокость, в которую могут выродиться мирные протесты. И все же я думаю, что американская демократия должна найти в себе силы не применять репрессивные меры против участников этого движения.

— В 2007 году вы поддержали выдвижение Барака Обамы на президентский пост. Говорят, сейчас вы являетесь его негласным советником в вопросах внешней политики.

– Нет, это не так. У меня есть возможность время от времени высказывать ему свои взгляды на ту или иную проблему. Но, знаете ли, если это не происходит изо дня в день, на регулярной основе, в спорах с противниками, стремящимися также влиять на президента, вы не полностью контролируете ситуацию. Но Обама — умный человек, и прекрасно разбирается, что к чему.

— Какова, по вашему мнению, вероятность того, что Америка в ближайшее время начнет войну против Ирана?

– Иран – это серьезнейшая проблема, для решения которой требуется мудрый подход. Просто ввязаться в войну – неразумно. Особенно после приобретенного нами десятилетнего опыта военных действий в Афганистане. Легко начать войну, но нелегко ее закончить. Тем более, что последствия такой войны трудно предугадать. Нынешние войны обходятся Америке недешево. Мы сумели одержать победу над нацистской Германией и милитаристской Японией за четыре года, вместе с Советской армией, конечно… Нынешняя война с Талибаном длится десять лет, и, по правде сказать, конца ей не видно. А сколько лет потребовалось, чтобы зачистить Ирак! Однако там и сейчас еще неспокойно.

— Как оцениваете ситуацию вокруг ядерной программы Тегерана?

– Ситуация вполне преодолима, и, безусловно, поддается сдерживанию. В течение сорока лет, в годы «холодной войны», мы проводили политику ядерного сдерживания Советского Союза. Сдерживали мы и Китай от применения «последнего аргумента» в споре. Не хотел бы вдаваться в подробности, но на меня в те годы была возложена обязанность координации ответа президента США в случае применения против нас ядерного оружия. Однажды я был разбужен моим помощником в чине генерала, который доложил мне, что началась ядерная атака. Признаюсь, я поначалу не мог прийти в себя и сосредоточиться. Я знал, что моя семья, находящаяся в Вашингтоне, будет мертва через 20 минут. И все мои мысли были направлены на осознание этого факта. А потом наступило странное чувство покоя: это конец, конец для всех. И туда, куда мы отправляемся, отправится и он, наш противник… К счастью, это была ложная тревога…

Сегодня Америке удается сдерживать ядерные амбиции Ирана угрозой того, что незамедлительно последует парализующий ответ. Я уверен, что если мы возьмем на себя публичные обязательства, подобные тем, которые мы приняли для защиты наших союзников по НАТО в Европе, то любая угроза со стороны Ирана в случае овладения им ядерным оружием и его последующим применением в отношении ближневосточных стран – Израиля или арабских государств – будет рассматриваться Соединенными Штатами как атака на сами США. При этом следует иметь в виду, что потенциальное обладание ядерным оружием – веская причина, почему Америке следует быть очень осмотрительной и благоразумной, прежде чем начинать новую войну в этом регионе. В таких войнах не может быть победителей. И не стоит питать иллюзии в этом отношении. – Вы – американский политолог, в течение шести десятилетий специализирующийся на России. Каким вам видится ее настоящее и будущее? – Я не сомневаюсь, Россия медленно движется в сторону демократии. Нельзя не отметить начало формирования у вас так называемого гражданского общества. Оппозиция, имеющая понятие о конституционных нормах, причисляет себя к интернациональному, по сути, среднему классу, который достаточно финансово независим, чтобы ездить за границу и получать там образование. Он чувствует свое родство с европейской культурой и видит себя частью Запада. Задача Америки – помочь в ему в этом. Напрашивается параллель с Украиной. Ведь там происходят схожие процессы. Будет правильно, если Украина как независимое государство, движущаяся на Запад и в то же время остающаяся близкой России, не станет ее антагонистом, а наоборот, потянет ее за собой. Если Америка будет достаточно мудрой в своих действиях, то в следующие 20-30 лет мир увидит разительные перемены в этой части земного шара, сравнимые с 90-ми годами прошлого столетия, когда совершенно внезапно, под Рождество, рухнул Советский Союз…

Об этом сообщает Военное обозрение.

Америка Обамы сбилась с курса во внешней политике ("Les Echos", Франция) Читать далее: http://inosmi.ru/world/20150602/228351987.html#ixzz3brhLAIwa Follow us: @inosmi on Twitter | InoSMI on Facebook
В прошлом США были катализатором смуты на Ближнем Востоке, но теперь у них больше нет желания принять лежащую на них ответственность.


  • Америка,
  • США,
  • МИР,
  • Война,
  • Президент
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.