Иран и США. Противовоздушные аспекты гипотетической войны

Ситуация вокруг Ирана с каждым днем выглядит все менее оптимистично.

Все чаще утверждается, что будет война. Если это окажется правдой, то уже сейчас можно говорить о малых шансах Тегерана на победу. Тем не менее, он в любом случае будет бороться и без боя не сдастся. В последние годы Иран активно наращивает свою военную мощь и создает новые образцы вооружений. Вряд ли они смогут обеспечить победу в конфликте с такими сверхдержавами как США, но некоторые проблемы, возможно даже крупные, противник поимеет.



Вряд ли от американских военных стоит ожидать каких-то оригинальных методов ведения войны. С почти стопроцентной вероятностью нападение на Иран начнется с ударов авиации. Не меньшую роль они будут играть и в ходе всех последующих событий. Это уже достаточно отработанный порядок ведения войны, и вряд ли Пентагон станет выдумывать что-то новое. Нельзя сказать, что такая тактика является неудачной или неэффективной. В свое время именно авиация обеспечила количественный и качественный перевес во время последней войны в Ираке. При этом упор на воздушные удары вместо наземных позволил значительно сократить потери обеих сторон: Ирак потерял около 20 тысяч солдат и офицеров погибшими и еще более 70 тысяч попали в плен. Потери в технике тоже были весьма ощутимыми – больше трех с половиной тысяч танков и около 2,5 тыс. единиц прочей бронетехники.

Раз уж зашел разговор о войне в Ираке, то стоит отметить тот факт, что американцы били не только по целям военного характера. Значительно пострадала инфраструктура. Из-за уничтожения 126 мостов и немалого количества путей были практически полностью парализованы перевозки по железной дороге. Удары по электростанциям и другой энергетической инфраструктуре сократили выработку электричества более чем в восемь раз. Наконец, иракская армия, не говоря уже о гражданском населении, из-за действий вражеской авиации осталась почти без связи: большая часть проводных коммуникаций, как минимум, требовала серьезного ремонта. Кроме того, опыт применения современных авиации и оружия показал, что «типовая» атака по целям в известном районе позволяет сходу вывести из строя 15-20% техники и личного состава противника. Если же соединение противника оказывается «заперто» в определенном районе, например, между разрушенными мостами, то планомерная и непрекращающаяся работа авиации может выбить и 80, и 90 процентов вражеских сил.

Ирак можно считать вполне подходящим примером для попыток предугадать ход войны в Иране: географические и климатические условия этих стран в некоторой мере схожи. По территории большей части Ирана более-менее нормальное перемещение, а тем более переброска большого количества войск, возможно только по дорогам – шоссе или железным. Соответственно, такие коммуникации представляют определенный интерес для атакующей стороны. Железнодорожные коммуникации, равно как и автотрассы, подвергнутся минированию с воздуха. Система GATOR, в состав которой входят противотанковые и противопехотные мины, используется уже более двадцати лет, но за это время ее боевая эффективность почти не снизилась. Кроме того, для вывода из строя железнодорожных коммуникаций – путей, мостов и станций – при соответствующих обстоятельствах можно применять обычные свободнопадающие бомбы, даже не оснащенные комплектами JDAM. Понятно, что прорваться с таким оружием к крупному узлу будет непросто, но к каждому километру путей зенитно-ракетный комплекс не приставишь. Что касается автомобильных дорог, то их выгоднее просто минировать: воронку от бомбы легко засыпать или просто объехать, а от участка с минами так легко не отделаешься.



Одновременно с блокированием коммуникаций USAF в гипотетической войне займутся привычной и уже ставшей традиционной работой по поиску и уничтожению важных наземных объектов. Конечно, все они будут защищаться ПВО, но одна из тенденций последнего времени в развитии американских ВВС заключается в создании и применении управляемого оружия, имеющего достаточную дальность действия. Таким образом, летчик может пустить ракету по вражескому ЗРК малого радиуса действия, не входя в его зону ответственности. Для уничтожения более дальнобойных зенитных систем понадобится весь спектр управляемого вооружения и средств радиоэлектронной борьбы.

В целом, перспективы у иранской армии не самые хорошие: американские летчики умеют воевать и имеют порядочный опыт в этом деле. Так что основной упор в подготовке к возможной войне Тегерану стоит делать на системы противовоздушной обороны. В этой сфере, надо признать, особых успехов у Ирана пока нет и, скорее всего, не предвидится. Большие надежды руководство исламской республики возлагало на ЗРК С-300, соглашение на поставку которых было заключено в 2008 году. Однако летом 2011-го стало известно, что из-за резолюции Совбеза ООН поставки отменены. Посол Ирана Р. Саджади в январе этого года заявил, что предоплата около 160 млн. долларов уже вернулась в «кошелек» Тегерана, а вместе с ней и неустойка, размер которой не назывался. Представители «Рособоронэкспорта» сразу же опровергли эти слова: они пояснили, что санкции относятся к форс-мажорным обстоятельствам, и поэтому никакие неустойки выплачиваться не будут.



К счастью для Ирана, у него есть собственное производство различных типов оружия. В довесок к этому еще до введения санкций Россия поставила около трех десятков зенитно-ракетных комплексов «Тор» и некоторое количество «Панцирей». По первоначальному замыслу они должны сопровождать колонны бронетехники на марше и защищать их от атак с воздуха, но есть информация, что в Иране эти ЗРК по причине малой численности используются исключительно для прикрытия особо важных объектов. Кроме того, ряд западных источников утверждает, что Белоруссия несколько лет назад передала Ирану некоторое количество тех самых комплексов С-300. Точное число и конкретная модификация переданных ЗРК не указывается. Только нормальных подтверждений или опровержений этой информации нет и, похоже, не будет.

Таким образом, более-менее современных зенитных комплексов у Ирана нет. Зато есть две сотни еще советских комплексов С-200. Сами иранцы регулярно сообщают о его модернизациях своими силами, поэтому говорить о современном состоянии имеющихся подобных ЗРК довольно трудно. Вторым по численности в иракских ПВО является комплекс MIM-23 Hawk американского производства. «Хок» почти на десять лет старше советской С-200, однако и его развитием занимается иранская оборонка. Так, в последние 10-15 лет было запущено в производство сразу две обновленные версии MIM-23. Пусковая установка, компоновка и основная часть конструкции зенитного комплекса и ракеты остались без изменений, зато внушительно обновили всю электронику – наземную и размещенную на ракете. Сперва появилась модернизация «Хока» под названием Shahin («Шахин»), а в прошлом году в Иране начали серийное производство ракет Shalamcheh («Шаламча»). Официальный Тегеран говорит, что последняя модернизация MIM-23 позволила увеличить дальность ракеты до 150-200 километров, а скорость полета теперь составляет 3500 км/ч. Если на базе ракеты пятидесятилетней давности действительно удалось создать новый боеприпас с такими характеристиками, то это, как минимум, удивительно. Американские конструкторы из фирмы Raytheon, создавшей в свое время комплекс «Хок» относятся к заявлениям относительно «Шаламчи» с большим скепсисом и, пожалуй, они правы. Тем не менее, есть основания полагать, что иранская наука и техника действительно хорошо продвинулась вперед. На опубликованных фотографиях новой иранской ракеты было четко видно, что она имеет фазированную антенную решетку. Вряд ли решетка является активной, но сам факт того, что Иран тихо, спокойно и без лишней рекламы создал вполне современную систему, может говорить о многом. Если, конечно, та ФАР не была макетом несуществующей системы.



Также недавно стало известно о разработке комплекса «Бавар-373». Иранцы смело заявляют, что этот ЗРК будет, как минимум, не хуже российского С-300 последних модификаций. Что именно для этого делается, как будет выглядеть новый комплекс и когда начнутся испытания, не говоря уже о принятии на вооружение, — непонятно. Возможно, «Бавар-373» даже не успеют закончить до предполагаемой войны. Таким образом, видно, что с зенитно-ракетными комплексами у Ирана ситуация незавидная. Кардинальное улучшение в любом случае требует времени, а его может элементарно не хватить.

В подобных условиях немалая польза может быть даже от зенитных пушек, в том числе и от крупнокалиберных. От последних ведущие страны отказались, но Иран, по-видимому, не считает этот шаг правильным. Несколько лет назад была проведена глубокая модернизация советских зенитных пушек КС-19 калибра 100 мм, созданных еще в конце 40-х годов прошлого века. Орудие получило новую аппаратуру наведения и имя Saeer («Саир»). Есть основания полагать, что меры, предпринятые иранскими конструкторами, улучшили характеристики орудия. Напомним, оригинальная КС-19 могла делать до 15 выстрелов в минуту и работать по целям, летящим со скоростью до 1200 км/ч на высотах до 15 километров. В некоторых источниках упоминается, что именно из КС-19 во время «Бури в пустыне» был сбит истребитель-бомбардировщик «Торнадо».



Последние годы были отмечены значительным увеличением используемых типов беспилотных латательных аппаратов. Среди них немало разведывательных и ударных. Соответственно, современная ПВО должна уметь поражать и БПЛА. Характерной чертой современных беспилотников является управление по радиоканалу. В таком случае сигнал с пульта управления можно заглушить или даже «подменить». Однако для таких действий требуются современные системы радиоэлектронной борьбы. Есть сведения, что Иран недавно получил из России некоторое количество комплексов 1Л222 «Автобаза». Эта информация появилась при весьма интересных обстоятельствах: в прошлом году иранские военные предъявили американский беспилотник RQ-170. По их словам, управление аппаратом было перехвачено с земли, после чего его посадили на иранский аэродром. «Автобаза» первоначально в контексте новости не фигурировала, но вскоре вспомнили и про нее. Конечно, для перехвата беспилотника иранцы могли использовать не только 1Л222, но вряд ли у них есть собственные аналоги российской системы, и вряд ли какая-либо третья страна с соответствующим уровнем технологий стала бы продавать Тегерану подобные комплексы.

Как видим, противовоздушную оборону Ирана можно назвать современной только с большой натяжкой. В таком случае результат войны будет понятен, а под вопросом останутся только сроки ее окончания. Что же в таком случае надо делать иранским вооруженным силам? Остается либо в срочном порядке наращивать оборонную мощь, либо готовиться к боевым действиям в очень тяжелых условиях. Само собой, крупных открытых сражений в стиле Второй Мировой не будет. Хотя бы потому, что при должной поддержке авиации мотопехотная бригада США без особых проблем и потерь разобьет иранскую дивизию, не имеющую соответствующего прикрытия. В таком случае актуальной становится тактика «ударил-сбежал». Под прикрытием имеющихся зенитных средств (на случай случайного обнаружения авиацией противника) РСЗО или оперативно-тактические ракеты выдвигаются на позицию, быстро производят залп и скрываются. Целью подобных атак, проводимых иранскими войсками, могут стать базы НАТО на подходящем расстоянии, другие объекты военного характера или даже предприятия по добыче и переработке нефти, расположенные в районе Персидского залива. Но и при подобных методах войны результат войны предугадать не сложно. Как уже говорилось, под вопросом будут исключительно ее длительность и потери сторон. Ведь силы неравны и преимущество в количестве и качестве отнюдь не на стороне Ирана.

Источник: http://topwar.ru/11063-iran-i-ssha-protivovozdushnye-aspekty-gipoteticheskoy-voyny.html

РФ и США обезопасили себя от войны в киберпространстве
Заключенные Владимиром Путиным и Бараком Обамой на саммите G8 договоренности о мерах доверия в киберпространстве являются беспрецедентными.

Рухани: В отношениях между Ираном и США все зависит от Вашингтона
Президент Исламской Республики Иран Хасан Рухани заявил 27 января, что в деле улучшения отношений между США и Ираном все зависит от Вашингтона, сообщает Reuters.

Иран и США ведут переговоры о возобновлении прямых авиарейсов между двумя странами
ТЕГЕРАН, 24 января. /Корр. ТАСС Александр Левченко/. Иран и США ведут переговоры о возобновлении прямых авиарейсов между двумя странами.

Почему Иран и США враги
Накал страстей.


  • ИРАН,
  • Война,
  • Случай,
  • ЗРК,
  • Ракета
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: