Германия и Россия сближаются

(«Stratfor», США)  Министр иностранных дел Германии Гидо Вестервелле проинформирует французских и польских представителей о совместном предложении по вопросу российско-европейского «сотрудничества в сфере безопасности», о чем заявил в понедельник представитель пресс-службы министерства.

Это предложение стало результатом переговоров между канцлером Германии Ангелой Меркель и российским президентом Дмитрием Медведевым, которые состоялись в июне; а основано оно на проекте, подготовленном Россией в 2008 году. На этом брифинге будет присутствовать российский министр иностранных дел Сергей Лавров. Вот что сказал официальный представитель министерства иностранных дел ФРГ Андреас Пешке (Andreas Peschke): «Мы хотим подробно рассмотреть и обсудить его в рамках треугольника [то есть, в составе Франции, Германии и Польши] и в присутствии российского министра иностранных дел».

 

На первый взгляд, разработанное Меркель и Медведевым предложение кажется в основном  структурным. В нем говорится о дискуссиях по вопросам безопасности, касающимся конкретных проблемных точек, на уровне министров, но не послов. В нем поднимается вопрос о создании комиссии в составе главы внешнеполитического ведомства Кэтрин Эштон и российского министра иностранных дел.

 

Все это выглядит весьма приятно, пока мы не задумаемся о трех вещах. Во-первых,  предложения об углублении взаимоотношений между Россией и Европейским союзом лежат на столе уже несколько лет, а большого прогресса в этом вопросе не наблюдается. Во-вторых,  немцы взялись за эту инициативу в момент, когда внешняя политика Германии находится в состоянии перемен. И в-третьих, решение обсудить данный вопрос с Францией и Польшей говорит о том, что немцы крайне чувствительно относятся к рассматриваемым геополитическим проблемам, которые очень важны и сложны.
Пересмотр базовой стратегии

Экономический кризис в Европе заставил немцев, а также остальных, пересмотреть свою базовую стратегию. С момента завершения Второй мировой войны Германия всегда преследовала две основные общенациональные цели. Первая заключается в поддержании тесных взаимоотношений с французами, а также с остальной Европой, чтобы устранить угрозу войны. Германия с 1870 года трижды вела войны с Францией, и ее основной целью стало не начать еще одну. Вторая цель – благосостояние. Германия помнит о днях Великой депрессии и стремится не допустить милитаризма, в связи с чем у нее появилась навязчивая идея – экономическое развитие и создание общества, сосредоточенного на процветании. Она посчитала, что создание интегрированной экономической структуры в Европе служит достижению обеих целей, поскольку такой альянс помог создать нерушимые отношения Германии с Францией, сформировав в то же время торговый блок, обеспечивающий процветание и рост.

 

Однако события, произошедшие после финансового кризиса 2008 года, поколебали доверие Германии к Евросоюзу как к инструменту процветания. До 2008 года Европа переживала период огромного благосостояния, в который Западная Германия смогла одновременно  воссоединиться с Восточной Германией и обеспечивать свое долговременное развитие. Европейский союз казался магическим станком, который автоматически производит благосостояние и политическую стабильность в придачу.

 

После 2008 года эти представления претерпели изменения, и чувство незащищенности усилилось с началом кризиса в Греции и в средиземноморских странах-членах ЕС. Немцы обнаружили, что во имя спасения евро и европейской экономики им придется согласиться с греческой расточительностью и взять на себя расходы. Это не только вызвало значительное сопротивление в рядах немецкого общества, но и привело к появлению вопросов в правительстве Германии. Цель Евросоюза заключалась в обеспечении благосостояния Германии. А если будущее Европы заключается в том, что Германия будет служить для нее подпоркой – иными словами, если богатства и материальные блага будут перетекать из Германии в Европу – то доводы в пользу европейской интеграции ослабевают.

 

Немцы, конечно же, не готовы отказаться от европейской интеграции, которая дала Германии 65 мирных лет. В то же время,  немцы готовы подумать о корректировке той системы, в которой действует и живет Европа, особенно в плане экономики. Европа, в которой немецкое благополучие ставится под угрозу из-за бюджетной практики Греции, определенно нуждается в корректировке.
Российское притяжение

Глядя на свои реальные экономические интересы, немцы неизбежно вспоминают о своих взаимоотношениях с Россией. Россия обеспечивает поставку в Германию почти 40 процентов потребляемого в этой стране газа. Без российских энергоресурсов немецкая экономика окажется в беде. В то же время,  России нужны технологии и специальные знания для развития своей экономики и ликвидации примитивного статуса экспортера сырья. Более того,  в Германии уже есть тысячи предприятий, инвестирующих средства в России. И наконец, население Германии сокращается, и может сократиться до такого уровня, когда будет уже невозможно обеспечивать функционирование экономики страны. Германия не хочет увеличивать число иммигрантов, опасаясь социальной нестабильности. В России население также сокращается, но там все же есть его избыток по сравнению с экономическими потребностями страны, и такая ситуация будет сохраняться довольно долго. Немецкие инвестиции в России позволяют Германии получать необходимую рабочую силу, не прибегая при этом к иммиграции, а просто перенося производственные мощности на восток.

 

Немцы развивали экономические отношения с Москвой еще до распада Советского Союза, однако кризис в Греции вынудил их пересмотреть свои взаимоотношения с Россией. Если Европейский союз все больше превращается в западню, в которой Германия будет постоянно субсидировать остальную часть Европы, и если самодостаточная и автономная экономика невозможна, то нужна другая стратегия. Состоять она должна из двух частей. Первая – добиваться реструктуризации Европейского союза в целях защиты Германии от внутренней политики других стран. Вторая – если Европа движется в направлении длительного периода застоя, то Германии, очень сильно зависящей от экспорта и нуждающейся в рабочей силе, необходимо найти дополнительного партнера – а может быть, и нового.

 

В то же время, германо-российское сближение это не только экономический вопрос, но и вопрос безопасности. С 1871 по 1941 год на европейском континенте велась игра с участием трех игроков – Франции, Германии и России. Эти страны входили в альянсы друг с другом, меняли партнеров – и каждое такое изменение увеличивало шансы на возникновение войны. В 1871 году Пруссия была в союзе с Россией, когда напала на Францию. В 1914 году французы и русские объединились против Германии. В 1940 году Германия находилась в союзе с Россией, когда напала на Францию. Такая игра трех сторон проходила в разных вариациях, но итог всегда был один: война.

 

Берлин меньше всего хочет возврата к такой игре. Вместо этого он возлагает надежды на включение России в европейскую систему безопасности или, по крайней мере, на предоставление ей достаточного места в экономической системе Европы, чтобы Москва не пыталась поставить под сомнение эту европейскую систему безопасности и не бросила ей вызов. А это незамедлительно повлияет на отношения Франции с Россией. Партнерство с Германией является  для Парижа фундаментом французской политики в сфере безопасности и экономики. Если Германия наладит более тесные экономические связи и отношения в области безопасности с Россией, то Франции придется подсчитывать, какое воздействие это окажет на нее. Трехсторонний альянс Франции, Германии и России никогда не приводил к успеху, потому что Парижу в нем всегда доставалось место младшего партнера. Следовательно, немцам крайне важно представить это не как трехсторонние отношения, а как включение России в Европу, сосредоточившись при этом не на экономических вопросах, а на мерах безопасности. И тем не менее, немцам надо быть крайне осторожными и внимательными в своих отношениях с Францией.

 

Еще более деликатным является  вопрос Польши. Эта страна зажата между Россией и Германией. История Польши – это история раздела между двумя странами или захвата одной из них. Для польской психологии это очень болезненный вопрос. Сближение между Германией и Россией неизбежно вызовет в Польше первобытный страх перед катастрофой.

Поэтому запланированная на среду встреча так называемой группы треугольника очень важна. Французы и поляки, и особенно поляки, должны понять, что происходит. Отчасти вопрос заключается в том, насколько это повлияет на обязательства Германии перед Европейским Союзом. Отчасти – что крайне важно для Польши – вопрос в том, насколько изменятся обязательства Германии в рамках НАТО.
Ситуация с НАТО

Следует заметить: русские подчеркивают, что происходящее не создает никакой угрозы для НАТО. Россия старается успокоить не только Польшу, но и Соединенные Штаты Америки. Однако проблема заключается в следующем: если между Германией и Европой существуют такие взаимоотношения в сфере безопасности, которые требуют предварительных консультаций и взаимодействия, то Россия определенно оказывает на НАТО воздействие. Если русские выступят против того или иного действия НАТО, то Германия и другие европейские государства встанут перед необходимостью выбора между Россией и североатлантическим альянсом.

 

Можно сказать и более резко: если Германия вступит в соглашение с Россией о сотрудничестве в вопросах безопасности (забыв на момент об остальной Европе), то как она будет урегулировать свои взаимоотношения с Соединенными Штатами, учитывая тот факт, что русские и американцы на ножах из-за таких стран как Грузия? И немцы, и русские полагают, что Соединенные Штаты постоянно и весьма некстати вынуждают их идти на риск в тех вопросах, в которых они не видят для себя никаких интересов. НАТО в действительности может быть и не вполне функциональной организацией, однако давление США присутствует там постоянно. Вместе немцы и русские смогут лучше противостоять такому давлению, чем поодиночке.

 

Весьма интересен в плане немецко-российских переговоров следующий момент: на них рассматривается вполне конкретный вопрос из области безопасности – вопрос Молдавии и Приднестровья. Молдавия это регион, находящийся между Румынией и Украиной (которая граничит с Россией и вновь попала в российскую сферу влияния). В разное время она входила в состав то одного, то другого государства. После краха коммунизма Молдавия обрела независимость, но ее восточный район Приднестровье при поддержке России вышел из состава страны. После смены власти в 2009 году Молдавия считает себя прозападной, в то время как Приднестровье пророссийское. Русские поддерживают статус Приднестровья как самопровозглашенного государства (и держат там свои войска), в то время как Молдавия настаивает на возврате этой территории в свой состав.

 

В меморандуме Меркель и Медведева конкретно указывается на то воздействие, которое взаимоотношения в сфере безопасности могут оказать на этот неурегулированный спор. Какого рода решение проблемы будет принято – неясно, но если в этом вопросе появятся подвижки, результат урегулирования станет первым показателем того, какими будут германо-российские отношения в области безопасности. В этом особенно заинтересованы поляки, поскольку любые действия в Молдавии автоматически окажут влияние на Румынию и Украину – две страны, играющие ключевую роль в определении российской силы и влияния в регионе. В пользу какой стороны будет решена данная проблема – это определит баланс сил между тремя государствами.

 

Необходимо помнить, что немцы предлагают создать российское партнерство в вопросах безопасности с Европой, а не только с одной Германией. В то же время,  следует помнить, что именно немцы взяли на себя инициативу по началу переговоров, что именно они в одностороннем порядке ведут переговоры с русскими, доводя информацию о достигнутых соглашениях до других европейских стран. Также важно отметить, что они сначала хотят обсудить данный вопрос с Францией и Польшей, а не со всеми государствами Европы, и что французский президент Николя Саркози одобрил такую инициативу 19 июня. Не менее важно и то, что немцы не стали публично извещать об этом Соединенные Штаты. Не совсем понятно также, что будет делать Германия, если французы и поляки отвергнут эти взаимоотношения – а такой вариант возможен.

 

Немцы не хотят потерять общеевропейскую концепцию. В то же время, они пытаются переопределить ее к собственной выгоде. С точки зрения Германии, подключение к таким взаимоотношениям России поможет в достижении данной цели. Но немцам придется все же объяснить, какими будут их отношения с остальной Европой, особенно в части финансовых обязательств перед попавшими в беду экономиками еврозоны. Им также необходимо четко определить характер своих взаимоотношений с НАТО, и что еще важнее, с Соединенными Штатами.

 

Как и у любой другой страны, у Германии может быть много разных вещей, но все одновременно она получить не может. Весьма наивна мысль о том, что она объединит Европейский союз, НАТО и Россию в единую систему взаимоотношений, не вызвав при этом неприязни со стороны как минимум части своих партнеров. А немцы не наивны. Они знают, что поляки придут в ужас, а французы ощутят тревогу. И если Германия сосредоточит все свое внимание на северной части Европы, то южные европейцы почувствуют себя брошенными. А Соединенные Штаты, наблюдая за сближением Германии и России, поймут, что появляется альянс огромного веса, который может поставить под угрозу их глобальные интересы.

Этим предложением немцы хотят значительно изменить ход игры. Они действуют медленно и осторожно, оставляя достаточно оперативного простора для отступления, но они идут вперед. Будет интересно услышать, что в среду скажут поляки и французы. Их публичную поддержку не следует расценивать просто как нежелание вызвать отчуждение у немцев и русских до согласования данного вопроса с американцами. Будет также интересно услышать, что скажет по этому поводу администрация Обамы.

Джордж Фридман (George Friedman), Germany and Russia Move Closer

Иносми

Европарламентарии: Германия и Россия уже один раз нас продали
Депутат Европарламента от крупнейшей оппозиционной левой Центристской партии Эстонии Яна Тоом проголосовала на заседании Европарламента против поправки, осуждающей строительство газопровода «Северный поток — 2», соединяющего Россию и Германию по дну…

Немецкие политики начинают вспоминать уроки истории, которых немало в отношениях Германии и России
На прошлой неделе в Брюсселе состоялось двухдневное совещание министров обороны стран-участниц НАТО.

США не допустят союза Германии и России
Вашингтон внимательно следит за отношениями России и Германии

Stratfor: Союза Германии и России боятся не только США, но и Европа
DWN: Какую роль играет Ангела Меркель в европейском кризисе? Личность Меркель не имеет решающего значения.

Партнерству Германии и России пришел конец?
Две новости последних дней заставляют пристальнее посмотреть на будущее российско-германских отношений.


  • Германия,
  • Безопасность,
  • Россия,
  • Вопрос,
  • Немец,
  • Время
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: