По наркотикам ударят со всех сторон

По наркотикам ударят со всех сторонМинистр внутренних дел Ирана, руководитель штаба по борьбе с наркотиками этой страны Мостафа Мохаммад Наджар прибывает 22 января в Москву для проведения переговоров. По сообщению посольства Ирана, в ходе визита Наджар проведет встречи с руководителем Федеральной службы РФ по контролю…

Министр внутренних дел Ирана, руководитель штаба по борьбе с наркотиками этой страны Мостафа Мохаммад Наджар прибывает 22 января в Москву для проведения переговоров. По сообщению посольства Ирана, в ходе визита Наджар проведет встречи с руководителем Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН), руководителем Антинаркотического комитета России Виктором Ивановым, с министром внутренних дел России Рашидом Нургалиевым и с другими российскими официальными лицами. Наджар возглавил МВД Ирана в 2009 году, до этого он занимал пост главы военного ведомства.

Цель переговоров – дальнейшее развитие российско-иранского взаимодействия по противодействию афганской наркоугрозе, в том числе в рамках договоренностей, достигнутых в 2010 и 2011 годах в ходе визитов Виктора Иванова в Исламскую Республику Иран и на встрече в Астрахани руководителей компетентных органов по противодействию незаконному обороту наркотиков прикаспийских государств — «каспийской антинаркотической пятерки», в которую входят Азербайджан, Иран, Казахстан, Россия, Туркменистан.

О наиболее эффективных путях сотрудничества России и Ирана в борьбе с наркотрафиком рассказал «Голосу России» ведущий научный сотрудник Центра международной безопасности Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) РАН Станислав Иванов.

— Одна из тем переговоров – совместная борьба с наркотрафиком. Как вы думаете, какие конкретные совместные шаги в этом направлении могут еще предпринять Москва и Тегеран, кроме тех, о которых они договорились ранее?

— Афганское направление – наиболее опасное с точки зрения транзита наркотиков в Россию, в страны СНГ и в Европу. Иран на своем участке имеет 900-километровую границу с Афганистаном. И какими бы строгими ни были законы Ирана в отношении транзита и потребления наркотиков, какие бы силы они в одиночку ни затрачивали, только совместными усилиями с Российской Федерацией, с другими пограничными странами, которые вы уже перечислили, можно победить эту угрозу или хотя бы снизить ее на этом направлении.

Иран уже давно сотрудничает с нами, а не только в 2010-2011 годах. У нас с 2005 года имеются соответствующие соглашения по борьбе с наркотиками. Иран уделяет большое внимание этой проблеме как у себя в стране, так и на своих границах. По данным МВД Ирана, они затратили на эти цели около 700 миллионов долларов США. За последние 30 лет они потеряли убитыми 3600 человек из правоохранительных органов, 11 тысяч были ранены. В Иране на этом направлении идет борьба, соответствующая уровню угрозы.

Но как это ни прискорбно, несмотря на усилия Ирана и Российской Федерации, по официальным сообщениям директора Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков Виктора Иванова, все-таки Россия может предотвращать или изымать только около 4 процентов поступающего в страну героина и опийной группы. Остальные наркотики оседают у нас в стране, и примерно такое же количество перебрасывается в Европу.

По оценкам специалистов, в России ежегодно оседает 70-80 тонн наркотиков. По официальным данным Минздрава, у нас примерно 1,5 миллиона наркозависимых, число которых, к сожалению, не уменьшается. Наркоугроза стала одной из самых страшных современных угроз человечеству.

— Вы упомянули о законодательстве Ирана. Оно действительно очень жесткое в том, что, в частности, касается перевозки и сбыта наркотиков. На этой неделе, как сообщали информагентства, 12 человек были казнены в Иране за то, что пытались привезти в эту страну наркотики из Азербайджана. Но, видимо, только жестких законов недостаточно?

— Совершенно правильно. Ведь в Иране и в соседних странах сохраняется большой контингент людей с небольшим материальным достатком, которые готовы за несколько десятков долларов перевезти даже небольшую дозу наркотиков. Этим пользуются наркоторговцы. У них отработаны каналы и в пограничных службах, и в таможенных службах, и в службах наркоконтроля. Уровень коррупции в Иране, может быть, меньше, а в Российской Федерации он, к сожалению, не позволяет эффективно бороться с этим злом.

Сейчас, по сообщениям Виктора Иванова, стоит вопрос о том, чтобы не только бороться с одной стороны. Надо укреплять свою границу и на односторонней основе, и на двусторонней – с Ираном, с другими странами. И, что более эффективно, надо делать это на многосторонней основе, когда идет обмен информацией, заведомо сообщается о подозрительных грузах, контейнерах.

Через астраханский порт сейчас идут десятки тысяч контейнеров. Можно нелегально высадиться и через Азербайджан, и через Дагестан. Не обязательно это прямой транзит Иран-Россия. Виктор Иванов замечал, что при осмотре судов примерно половина команды находится в наркотическом опьянении. Это представляет угрозу даже для мореходства.

— На протяжении последних лет много говорили о том, что соседний с Ираном Афганистан является мировым лидером по производству наркотиков. Это ни для кого не секрет, и это признал даже министр по борьбе с наркотиками Афганистана Зарар Ахмад Мокбель Османи. Вероятно, эта борьба с наркотрафиком никак не может обойтись без участия Кабула. Часто забывают о том, что Афганистан также нужно привлекать к этой борьбе.

— Мне не так давно довелось побывать в Кабуле с нашей межведомственной делегацией и встречаться с представителями наркоконтроля, силовых ведомств этой страны. Они мне сказали примерно то же самое, что и Виктор Иванов. Да, они борются в силу своих возможностей, но процесс производства наркотиков взаимозависим: есть спрос – есть предложение. Это то, о чем заговорили наши руководители.

Это социальная проблема. Пока мы не решим у себя проблему спроса… Ну, не будет афганского героина, будет кокаин, бензин, таблетки. Очевидно, настало время бороться с двух сторон. Они говорят, дескать, снизьте потребление на 3-5 процентов, и у нас на 3-5 процентов снизится производство. Афганцы ставят вопрос именно так. Они в меру своих сил и возможностей борются, но если там практически все население вовлечено в производство мака и наркотиков, то одним ударом это не победишь.

Тем более, раз есть спрос, раз покупают не картошку, не зерно или другие продукты сельского хозяйства, которые продаются за бесценок, а покупают и платят большие деньги именно за наркотики. Это организованная преступность, она трансконтинентальная, транснациональная. И если уж бороться с ней, то надо начинать с двух сторон: у них – со стороны производства, а у нас – со стороны потребления. Здесь все зависит непосредственно от наркомана. Его надо или лечить, или изолировать и знать, где и что он покупает. Это не так сложно.

Источник: rus.ruvr.ru

На саммите НАТО Россию обсудили со всех сторон
На саммите НАТО Россию обсудили со всех сторон Саммит НАТО, состоявшийся в конце минувшей недели в Варшаве, показал: за два года, прошедших с момента крымского референдума, альянс окончательно сформировал новый…

На саммите НАТО Россию обсудили со всех сторон
На саммите НАТО Россию обсудили со всех сторон Саммит НАТО, состоявшийся в конце минувшей недели в Варшаве, показал: за два года, прошедших с момента крымского референдума, альянс окончательно сформировал новый…

Сербия: НАТО со всех сторон
Перед визитом в Москву сербский президент Томислав Николич сказал в интервью агентству «Sputnik», что его страна не намерена вступать в НАТО.

Долгов: нарушения прав человека на Украине есть со всех сторон конфликта
Уполномоченный МИД России по вопросам прав человека, демократии и верховенства права Константин Долгов признал, что нарушения прав человека на Украине есть со всех сторон конфликта, однако ополченцы не обстреливают беженцев…


  • Наркотик,
  • ИРАН,
  • Борьба,
  • Наджар,
  • Первор
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: