После хипстеров будут шмопстеры? Как известно, распад страны неизбежен. Свободы задавлены, кровавый монстр творит беззаконие, экономика летит в пропасть. А я сижу на краю этой пропасти и беззаботно болтаю ногами над бездной. Я совершенно спокоен. На любимом сайте хипстеров LookAtMe опубликован следующий манифест: «Почему в нашей деревне и ее окрестностях развернулась травля хипстеров? Как вышло так, что для громогласного заявления «да, я хипстер», нужна та еще смелость, а даже жители ЛукЭтМи и Афиши стыдливо отнекиваются от этого ярлыка. Всё глубже, чем кажется. Эти «легкомысленные модники» – главнейшая угроза путинской России. В сто крат страшнее шахтеров Междуреченска, синих ведерок, Пикалево и акций 31 числа. Хипстеры – это часть моего поколения родившихся в перестройку, это те, кому сейчас 20–25. Это и есть первые повзрослевшие дети новой капиталистической демократической России. Как бы пусто сейчас ни звучали эти слова, это важно отметить. Они ничем не отличаются от своих сверстников в Южной Корее или Испании, это западные люди: развлекаются в клубах, слушают неплохую музыку, одеваются со вкусом, читают не самые глупые книги. … Годы, впрочем, берут свое. И мы, сегодняшние хипстеры, через десять–двадцать лет станем топ-менеджерами, известными журналистами, архитекторами, музыкантами и прочими не последними людьми в этой… в нашей стране. И именно неизбежность того, что власть в 2020 году отойдет хипстерам, и страшит свору кремлевских шавок-блогеров. Потому что нормального хипстера не заманишь на концерт столь любимого Путиным г-на Расторгуева. Потому что нормальному хипстеру не впаришь православно-националистическую шизофрению. Потому что нормального хипстера не научишь ненавидеть Запад. Вот и брызжут они своей ядовитой слюной, а нам нельзя идти у них на поводу. Хипстер – это звучит гордо». Этот манифест – причина моего спокойствия и расслабленности. Я с улыбкой смотрю на ритуальные танцы несогласных с ментами на Триумфальной, мне совершенно по барабану Юра Шевчук, музыкант, матриарх Алексеева, доклады Немцова-Милова и даже, извините, правовой беспредел. Несмотря на все эти смешные нелепости, я уверен в том, что тысячелетняя Россия просуществуют следующую тысячу лет без видимых потрясений и изменений. Ведь как это ни удивительно, но в манифесте неведомого мне хипстера написана совершеннейшая правда. Через десять–двадцать лет кто-то из них действительно станет топ-менеджерами, известными журналистами (вот тоже мне – предел мечтаний, хаха), архитекторами, музыкантами «и прочими не последними людьми в этой… нашей стране». Ну, просто в силу того, что сменится поколение. И все будет по-прежнему. То есть как и сейчас. Или как десять–двадцать лет назад. Ведь двадцать лет назад, когда мне и моим друзьям было восемнадцать, мы совершенно также слушали неплохую для нас музыку, одевались с нашим вкусом, читали не самые глупые книги. О, мы далеко не самые глупые книги читали, поверьте! А потом мы прочитали все эти неглупые книги, и годы, как справедливо замечено, взяли свое. И мы стали топ-менеджерами, известными журналистами, архитекторами, музыкантами и прочими не последними людьми. И сейчас вы (и мы, разумеется, тоже) имеем то, что мы имеем. И нет ни малейших оснований полагать, что что-то изменится в будущем. Тогда это называлось панками. Сейчас это называется хипстерами. А дети хипстеров будут называть себя какими-нибудь шмопстерами. И у них будет своя неплохая музыка и свой вкус одевания. Правда, не самые глупые книги, наверняка, останутся те же, потому что новых не самых глупых книг как-то не пишут. И над шмопстерами так же, как и сейчас над хипстерами, будут смеяться. Так же, как смеялись 20 лет назад над советскими панками. Мало что смеялись – им били морды люди, называвшие себя люберами (или гопниками, или еще как), причем эти самые люберы-гопники ничем от панков и хипстеров-шмопстеров не отличались. Они тоже слушали неплохую для них музыку (вы не поверите – группу «Любэ», потому она существовала уже тогда!), они с присущим им вкусом одевались в клетчатые штаны-бананы. Вот, правда, книг наверняка не читали, потому что положенное для чтения книг время проводили в качалках. И, кстати, неизвестно еще, что более полезно для организма – читать не самые глупые книги или качать мышцы железом. А потом кто-то из люберов-гопников стал топ-менеджерами, известными журналистами, архитекторами, музыкантами и прочими не последними людьми. А кто-то из них стал бандитом, спился, зарезал жену и выстрелил себе в голову из ружья. Точно так же стал бандитом, спился, зарезал жену и выстрелил себе в голову кто-то из нас. И совершенно точно так же станет бандитами кто-то из хипстеров-шмопстеров (да что там, уже стали «приморскими партизанами»). Потому что история историей, а человеческий организм за время существования человечества не изменился. Да что там, я и сам лет десять назад написал такой же манифест – Манифест русской буржуазии. Что типа вот они мы, такие клевые и замечательные, мы пришли и сейчас все будет отлично. Мы хотим жить в этой… нашей стране, делать ее лучше, мы все знаем и умеем, мы прочитали кучу не самых глупых книг бла-бла-бла. Ну че, делаем. Двое детей у меня, дом вот достраиваю. Моя личная Россия прекрасна – я ее обустроил. Чего и вам, хипстеры, желаю от всей души. Максим Кононенко , Взгляд постсоветское пространство, неформалы, хипстеры, будущее России

После хипстеров будут шмопстеры?

Как известно, распад страны неизбежен. Свободы задавлены, кровавый монстр творит беззаконие, экономика летит в пропасть. А я сижу на краю этой пропасти и беззаботно болтаю ногами над бездной. Я совершенно спокоен.

На любимом сайте хипстеров LookAtMe опубликован следующий манифест:

«Почему в нашей деревне и ее окрестностях развернулась травля хипстеров? Как вышло так, что для громогласного заявления «да, я хипстер», нужна та еще смелость, а даже жители ЛукЭтМи и Афиши стыдливо отнекиваются от этого ярлыка. Всё глубже, чем кажется. Эти «легкомысленные модники» – главнейшая угроза путинской России. В сто крат страшнее шахтеров Междуреченска, синих ведерок, Пикалево и акций 31 числа.

Хипстеры – это часть моего поколения родившихся в перестройку, это те, кому сейчас 20–25. Это и есть первые повзрослевшие дети новой капиталистической демократической России. Как бы пусто сейчас ни звучали эти слова, это важно отметить. Они ничем не отличаются от своих сверстников в Южной Корее или Испании, это западные люди: развлекаются в клубах, слушают неплохую музыку, одеваются со вкусом, читают не самые глупые книги.

Годы, впрочем, берут свое. И мы, сегодняшние хипстеры, через десять–двадцать лет станем топ-менеджерами, известными журналистами, архитекторами, музыкантами и прочими не последними людьми в этой… в нашей стране. И именно неизбежность того, что власть в 2020 году отойдет хипстерам, и страшит свору кремлевских шавок-блогеров. Потому что нормального хипстера не заманишь на концерт столь любимого Путиным г-на Расторгуева. Потому что нормальному хипстеру не впаришь православно-националистическую шизофрению. Потому что нормального хипстера не научишь ненавидеть Запад. Вот и брызжут они своей ядовитой слюной, а нам нельзя идти у них на поводу. Хипстер – это звучит гордо».

Этот манифест – причина моего спокойствия и расслабленности. Я с улыбкой смотрю на ритуальные танцы несогласных с ментами на Триумфальной, мне совершенно по барабану Юра Шевчук, музыкант, матриарх Алексеева, доклады Немцова-Милова и даже, извините, правовой беспредел. Несмотря на все эти смешные нелепости, я уверен в том, что тысячелетняя Россия просуществуют следующую тысячу лет без видимых потрясений и изменений.

Ведь как это ни удивительно, но в манифесте неведомого мне хипстера написана совершеннейшая правда. Через десять–двадцать лет кто-то из них действительно станет топ-менеджерами, известными журналистами (вот тоже мне – предел мечтаний, хаха), архитекторами, музыкантами «и прочими не последними людьми в этой… нашей стране». Ну, просто в силу того, что сменится поколение. И все будет по-прежнему. То есть как и сейчас. Или как десять–двадцать лет назад.

Ведь двадцать лет назад, когда мне и моим друзьям было восемнадцать, мы совершенно также слушали неплохую для нас музыку, одевались с нашим вкусом, читали не самые глупые книги. О, мы далеко не самые глупые книги читали, поверьте!

А потом мы прочитали все эти неглупые книги, и годы, как справедливо замечено, взяли свое. И мы стали топ-менеджерами, известными журналистами, архитекторами, музыкантами и прочими не последними людьми. И сейчас вы (и мы, разумеется, тоже) имеем то, что мы имеем. И нет ни малейших оснований полагать, что что-то изменится в будущем.

Тогда это называлось панками. Сейчас это называется хипстерами. А дети хипстеров будут называть себя какими-нибудь шмопстерами. И у них будет своя неплохая музыка и свой вкус одевания. Правда, не самые глупые книги, наверняка, останутся те же, потому что новых не самых глупых книг как-то не пишут.

И над шмопстерами так же, как и сейчас над хипстерами, будут смеяться. Так же, как смеялись 20 лет назад над советскими панками. Мало что смеялись – им били морды люди, называвшие себя люберами (или гопниками, или еще как), причем эти самые люберы-гопники ничем от панков и хипстеров-шмопстеров не отличались. Они тоже слушали неплохую для них музыку (вы не поверите – группу «Любэ», потому она существовала уже тогда!), они с присущим им вкусом одевались в клетчатые штаны-бананы. Вот, правда, книг наверняка не читали, потому что положенное для чтения книг время проводили в качалках. И, кстати, неизвестно еще, что более полезно для организма – читать не самые глупые книги или качать мышцы железом.

А потом кто-то из люберов-гопников стал топ-менеджерами, известными журналистами, архитекторами, музыкантами и прочими не последними людьми. А кто-то из них стал бандитом, спился, зарезал жену и выстрелил себе в голову из ружья. Точно так же стал бандитом, спился, зарезал жену и выстрелил себе в голову кто-то из нас. И совершенно точно так же станет бандитами кто-то из хипстеров-шмопстеров (да что там, уже стали «приморскими партизанами»).

Потому что история историей, а человеческий организм за время существования человечества не изменился.

Да что там, я и сам лет десять назад написал такой же манифест – Манифест русской буржуазии. Что типа вот они мы, такие клевые и замечательные, мы пришли и сейчас все будет отлично. Мы хотим жить в этой… нашей стране, делать ее лучше, мы все знаем и умеем, мы прочитали кучу не самых глупых книг бла-бла-бла.

Ну че, делаем. Двое детей у меня, дом вот достраиваю. Моя личная Россия прекрасна – я ее обустроил. Чего и вам, хипстеры, желаю от всей души.

Максим Кононенко, Взгляд

Для детей после химиотерапии будут выпускать лысую Барби
Компания Mattel Inc. объявила о решении пополнить линейку всемирно известных игрушек новой куклой, отличительной чертой которой станет полное отсутствие волос, сообщает в воскресенье телеканал SkyNews. Решение было принято после того как онлайн кампания «Bald and Beautiful» («Лысая, но прекрасная»), запущенная в январе Джейн Бингхэм (Jane Bingham) и Ребеккой Сайпин (Rebecca Sypin) получила поддержку более чем 150 тысяч пользователей.

Меняем задачи для MRAP: жизнь после Афганистана
За более чем три с половиной года американские военные заказали около 29000 машин категории MRAP на общую сумму примерно 50 миллиардов долларов.


  • постсоветское пространство,
  • неформалы,
  • хипстеры,
  • будущее России
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.