В ожидании весеннего обострения

В ожидании весеннего обостренияГлавное событие начавшегося 2012 года, безусловно, выборы президента. Не только, правда, России, но также Франции и США. Однако на этот раз случай редкий — российские выборы от зарубежных никак не зависят.

Главное событие начавшегося 2012 года, безусловно, выборы президента. Не только, правда, России, но также Франции и США. Однако на этот раз случай редкий – российские выборы от зарубежных никак не зависят. Уровень нестабильности внутри страны сегодня таков, что даже если президентом Соединенных Штатов станет слепо-глухо-немой мексиканец-гомосексуалист, то на внутриполитической ситуации в России это не отразится. Вопреки уверениям, звучащим по ТВ, проблема состоит в том, что народ просыпается после апатичных «нулевых» годов и ищет способы взаимодействия с властью, поскольку осуществлять революцию он просто не готов. Однако власть пока контакт только имитирует, что приводит к росту протестных настроений.

Первое, что хочется отметить, это перестановки во властных структурах, произведенные «по елочку» — в самом конце 2011 года. Они, безусловно, напрямую с происходящим в стране не связаны, как бы ни хотелось оппозиции обратного. Власть вовсе не настолько серьезно относится к многотысячным митингам на Болотной и проспекте Сахарова, как это некоторым кажется. Идет банальная перегруппировка административных единиц перед президентскими выборами.

Те, кто поумнее, вроде экс-министра финансов Алексея Кудрина (потенциального российского Виктора Ющенко), загодя дистанцировались от власти. Кого-то, вроде Владислава Суркова, «дистанцировали» против воли их административные конкуренты (в данном случае, Вячеслав Володин). Некоторых (вроде нового спикера Госдумы, а ранее – главы президентской администрации Сергея Нарышкина) фактически понизили (в реальном административном весе) за неэффективность, но сохранили на статусном посту за личную преданность.

Перестановки будут и в этом году. Хотя некоторые особо одиозные личности, вроде министра здравоохранения Татьяны Голиковой или вице-премьера Игоря Сечина имеют все больше шансов свои посты в новом кабинете министров сохранить. Даже при том, что уже сейчас очевидно – его формирование закончится задолго до президентских выборов – Владимир Путин не любит входить в предвыборную «турбулентность» в окружении людей, неуверенных в своем будущем. Так что протестная активность к назначению того же Володина или Нарышкина, или, к отставкам Христенко (он ушел из Минпромторговли в Евразийский союз) или Суркова, отношения не имеет. Они стали жертвами (или бенефициарами) предстоящих выборов, но не протестов.

А раз так, то это значит, что власть по-прежнему не слышит своих граждан. Пожертвовать могут, в связи с протестами, разве что Владимиром Чуровым – об этом ходят активные слухи. Но его отставка накануне президентских выборов уже ничего не изменит. В «добрые» намерения власти никто не поверит.

Было бы гораздо эффективнее, чтобы уже сейчас «нашелся» какой-то более высокопоставленный виноватый. Например, тот же Дмитрий Медведев, который мог бы сыграть в оскорбленное самолюбие, обидеться на обвинения в фальсификациях и уйти в отставку. Но Владимир Путин продемонстрировал, что все бразды правления он забирает в свои руки, не дожидаясь майской инаугурации. И раз он сказал, что не обсуждал с Медведевым вопрос досрочной отставки последнего, то ее и не будет, вне зависимости от того, готовилась она окружением президента или нет.

В отсутствие ожидаемых отставок, стена непонимания и недоверия между властями и обществом растет. Еще вчера спокойная системная оппозиция все активнее примыкает к протестующим. Пока это делают в персональном качестве такие активные публичные политики как Геннадий Гудков или Илья Пономарев. Но уже в январе можно прогнозировать рост активности.

Нельзя исключать и частичного повторения сценария 2000 года, то есть союза «Единой России» и КПРФ против остальных политических сил. На этот раз – под видом борьбы с «оранжевой угрозой». Правда, даже на уровне КПРФ это не может быть ничем иным, кроме тактического союза руководства партии с единороссами. Коммунисты прекрасно понимают, что их реальный рейтинг приблизительно равнее рейтингу «Единой России» и терять свои позиции из-за «соглашательства» они не станут.

Параллельно с ростом активности «системной» оппозиции множатся разного рода гражданские инициативы. От откровенно сходных с появлявшимися в других странах в период «цветных революций», вроде общества «Белая лента», до весьма спонтанных, вроде сообществ, образовавшихся вокруг митинга на Болотной и, в большей степени, митинга на проспекте Сахарова. Ощущение резкого расширения круга возможностей таково, что появляются даже такие безумные инициативы, как, например, «Рублевский манифест». Если еще полгода назад можно нельзя было бы даже предположить, что не является провокацией со стороны властей сообщество, которое на своей странице в Facebook утверждает, что «владельцы Maserati и Bentley, люди высокого стиля и утонченного вкуса – с народом». Одной фразы «Мы умеем работать. Мы умеем красиво жить, мыслить и говорить», — в контексте обитателей Рублево-Успенского шоссе, было достаточно для того, чтобы «похоронить» любого общественного деятеля или любой проект, если бы эту фразу удалось ему приписать.

Сегодня уже нельзя с уверенностью не только утверждать, что это не провокация властей, что не нашлось кого-то, кто всерьез выдвигает лозунг вроде «Даешь революцию в стиле luxury!», но даже и неясно, какие перспективы у подобных «Рублевскому манифесту» откровенно «классовых» или просто стебных проектов. Его готовы всерьез обсуждать даже вполне вроде бы адекватные оппозиционеры.

Именно такая ситуация обычно называется «окно возможностей». И это – главная характеристика 2012 года. Это окно возможностей для всех. Владимир Путин может вернуть себе формальное президентство. Дмитрий Медведев может остаться во власти, получив пост премьера, или, паче чаяний, сделав то, на что он не решился в 2011 году – перейдя в оппозицию. Лидеры же нынешней оппозиции могут сохранить свои позиции и «приватизировать» гражданский протест, возглавив его. А новые оппозиционеры имеют шансы «выскочить» на гребень волны и стать лидерами нового движения или новых партий, которые, возможно, будут определять будущее страны в следующем десятилетии.

Успех одних, очевидно, зависит от ошибок других. Но оппозиционерам явно повезет гораздо больше, если власти так и не захотят услышать гражданский протест в Москве и крупных городах, а предпочтут бубнить про «регионы», накликивая тот самый пресловутый «русский бунт, бессмысленный и беспощадный». Ведь если на протесты «меньшинства» не обращать внимания, то он непременно будет, скорее всего, не в 2012 году, а несколько позднее. Но зато – со стороны абсолютного большинства населения.

Иван Преображенский

Источник: www.rosbalt.ru

Весеннее обострение в Совбезе ООН: Савченко - выпустить, гуманитарные конвои - остановить...
Весеннее обострение проявило себя у некоторых представителей Совета безопасности ООН.

Армения и Азербайджан: в ожидании российской инициативы
После того, как военная напряженность в Нагорном Карабахе относительно спала и из фазы активных боевых действий вновь перешла в «снайперский» режим, стороны стали подводить военно-политические итоги недавней вспышки военного противостояния.

У украинских радикалов наступило весеннее обострение
Автор: Дмитрий Киселёв Весна еще не наступила, а у украинских радикалов — настоящее весеннее обострение.

Александр Захарченко: У украинских военных, видимо, началась шизофрения, спровоцированная весенним обострением
Глава Донецкой народной республики Александр Захарченко прокомментировал предложение киевских властей о демилитаризации некоторых населенных пунктов Донбасса, посоветовав им «подлечиться от шизофрении».


  • Выбор,
  • Власть,
  • Владимир,
  • Возможность,
  • Путин
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: