Юрий Баранчик: Президент Путин — гарант белорусской государственности

Последние события, происходящие в Москве, а именно начало зачистки медведевской идеологической вертикали, начатая новым главой администрации президента России Сергеем Ивановым, и вхождение накануне президентских выборов в открытую фазу противостояния между сторонниками Великой России (государственники, ведомые Владимиром Путиным) и сторонниками лишения…

Последние события, происходящие в Москве, а именно начало зачистки медведевской идеологической вертикали, начатая новым главой администрации президента России Сергеем Ивановым, и вхождение накануне президентских выборов в открытую фазу противостояния между сторонниками Великой России (государственники, ведомые Владимиром Путиным) и сторонниками лишения России исторической и геополитической правосубъектности (западники-либералы, использующие Дмитрия Медведева в роли нового Михаила Горбачева), парадоксальным образом проливают свет на допустимые и предельные рамки внешнеполитического курса белорусского руководства на 2012-2015 годы.

Но сначала немного истории. В 2001-2005 годах, благодаря достигнутым с новым российским руководством на стыке веков договоренностям, Белоруссия получила многомиллиардные российские дотации (низкие цены на газ плюс «дельта» от покупки российской нефти по цене существенно ниже мировой и продажа её и продуктов нефтепереработки на Запад уже по мировым ценам). По данным ряда экспертов, подтвержденным впоследствии и российским правительством, эти дотации за пятилетний период достигли порядка 45-50 млрд. долларов. Сумма для республики достаточно значительная. Она позволила поддержать на должном уровне социальную сферу, проводить перевооружение некоторых крупных предприятий нефтехимического комплекса, осуществлять реконструкцию дорог и мн. др., в результате чего белорусскому руководству удалось поддерживать паритет с Россией в области зарплат для бюджетников и в то же время создавать привлекательный для туристов образ тихой и благополучной Белоруссии.

Однако такая односторонняя подпитка республики со стороны России, без взаимных и строго зафиксированных ответных внешнеполитических и экономических обязательств, имела и обратный эффект — у значительной части белорусского руководства началось определенное «головокружение от успехов». Все происходящее стало восприниматься, с одной стороны, как долг и обязанность России по поддержанию высокого уровня социальной поддержки республики и наполнению бюджета, с другой стороны, как личная заслуга белорусского руководства в части формирования так называемой «белорусской политической и экономической модели» управления государством.

Многочисленные попытки российского руководства перевести разговор в плоскость выполнения белорусским руководством взятых на себя обязательств заканчивались обвинениями в имперских замашках и угрозами «уйти на Запад». Долгое время избранная белорусским руководством тактика шантажа приносила свои плоды. С целью приведения главного «союзника» в чувство с конца 2006 года руководство России приступило к реализации пятилетней программы постепенного снятия республики с российской дотационной иглы. Это предусматривало, во-первых, постепенное поднятие в 2006-2011 годах цены поставляемого в республику российского газа до среднеевропейского уровня, во-вторых, ликвидацию белорусского «нефтяного оффшора».

В период 2006-2011 годов президент Белоруссии Александр Лукашенко как под влиянием западного лобби в своем окружении, так и с целью найти независимые от России источники финансирования белорусского «экономического чуда», предпринял попытку проведения так называемого «многовекторного» внешнеполитического и внешнеэкономического курса. В экономике апофеозом самостийности стали проекты по переработке в Белоруссии венесуэльской и азербайджанской нефти, которые бы могли компенсировать резкое снижение в 2010 году той дельты, которую республика получала от продажи на западных рынках нефти и нефтепродуктов из российской нефти, покупаемой по цене существенно ниже мировой. Однако достаточно быстро эксперты обнаружили, что эти проекты, как минимум, низкоэффективные, а по большому счету — убыточные.

Так, венесуэльскую нефть Белоруссия покупала по цене, почти в два раза превышающей российскую. Очевидно, что проекты по замещению российской нефти имели исключительно политическую цель — попытаться убедить российское руководство в том, что Белоруссия сможет прожить и без российской нефтяной «дельты». Соответственно Россия, если хочет сохранить республику в зоне своего влияния, должна, как и раньше, взять ее на содержание, иначе Белоруссия «уйдет на Запад». Российское руководство на очередную наживку не клюнуло и спокойно выждало год. В результате за 2010 год белорусская нефтепереработка ушла в глубокий минус, цена на бензин выросла в два раза, началось снижение ЗВР и резкий рост внешнего долга: если в 2007 году внешняя задолженность республики была на уровне 4-5 млрд. долларов, то к 2011 она вышла на уровень 24-28 млрд. долларов. К тому же практика опровергла возможность переработки в республике заявленного объема в 10 млн. тонн венесуэльской нефти. Неудачей завершились и попытки уйти от зависимости в области поставок газа.

В 2010 году белорусское руководство не могло продемонстрировать населению провальность своей внешнеэкономической политики, т.к. на носу были президентские выборы. Кровь из носу необходимо было поднять зарплату с 250-350 долларов в августе 2010 г. до 500 долларов в декабре 2010 года. И это — в отсутствие российской нефтяной «дельты»: поставки нефти были ограничены в размере 8 млн. тонн из прежних 20 млн. тонн, цена на газ стала приближаться к 200 долларам. В экономику были вброшены миллиарды ничем не обеспеченных денег, что привело к раскручиванию инфляционной спирали, стремительному таянию ЗВР республики, которые в первой половине 2011 года сократились до 3,5 млрд. долларов, из которых, как было признано на официальном уровне, 1,5-2 млрд. долларов были деньги белорусских банков в валюте, которые хранил у себя Нацбанк. Хотя объемы ЗВР должны быть на уровне трехмесячного импорта, что для республики составляет порядка 12 млрд. долларов.

В области внешней политики в 2006-2010 годах официальный Минск принялся отчаянно лавировать между Россией и Западом. Нет необходимости упоминать как о многочисленных молочных, газовых и нефтяных войнах, которыми официальный Минск хотел показать свою нужность Западу в противостоянии «имперским замашкам Москвы», так и о поддержке официальным Минском целого ряда западных внешнеполитических инициатив, например, «Восточного партнерства». Все они закончились пшиком 19 декабря 2010 года. Белорусскому руководству стало очевидно, что Запад ведет двойную игру и все заигрывания с его стороны призваны прикрыть только одно — подвести республику к красной черте в отношениях с Россией с тем, чтобы потом расправиться с руководством страны, лишенным внешнеполитической поддержки Москвы. К счастью, этим планам не суждено было сбыться, в результате чего Белоруссия сейчас находится в Таможенном союзе с Россией и Казахстаном и намерена и дальше идти по пути экономической и политической интеграции с проверенными временем партнерами и братьями.

Таким образом, с начала декабря 2010 года, когда буквально накануне выборов состоялся памятный визит в Москву белорусского президента, и по конец 2011 года, когда по итогам двух визитов Александра Лукашенко в Москву были подписаны прорывные для республики договоры, внешнеполитический курс белорусского руководства после длительного периода метаний определился. Этот курс — вместе с Россией, вместе с Казахстаном и другими постсоветскими республиками, которые заинтересованы в построении Единого экономического пространства, Евразийского экономического союза.

Однако последние события в Москве показывают, что не всё так просто. Если в Москве на предстоящих президентских выборах через площадь и очередную «оранжевую» революцию к власти придут либералы-антипутинцы, то для нынешнего белорусского руководства настанет очень тяжелое время. Соответственно, в Минске должно быть четкое понимание, что только победа Владимира Путина гарантирует стабильность власти и курс страны на интеграцию постсоветского пространства. Любые иные варианты будут очень трагичны по своим последствиям. За примерами ходить далеко не надо, достаточно вспомнить информационную атаку НТВ против белорусского лидера летом 2010 года. Подавляющее большинство экспертов восприняли ее как персональную атаку против белорусского лидера. Однако начало проведения первой информационной акции — 4 июля 2010 года именно накануне встречи лидеров Белоруссии, России и Казахстана в Астане 5 июля 2010 года, говорит совершенно о другом. Конечно, непосредственно атака была направлена против Александра Лукашенко. Однако он был лишь поводом. Целью был Евразийский союз Владимира Путина. Если бы белорусский президент решил тогда не приезжать на саммит в Астану, то большой интеграционный проект Владимира Путина, очертания которого в полной мере начинают проглядывать только сегодня, был бы разрушен еще на стадии возникновения. Виновным в срыве Евразийского союза объявили бы Александра Лукашенко, а истинные заказчики похорон Великой России остались бы в стороне и якобы не при делах.

Тем не менее, как показали дальнейшие события, обжегшись на Белоруссии, определенные силы в Кремле не сделали надлежащих выводов и совершили другие грубые внешнеполитические промахи. Ошибки в Ливии, Южной Осетии, Приднестровье, грубая попытка очернить советский период истории, деятельность известного правозащитного совета по «десталинизации», — привели к сбору разношёрстной антипутинской оппозиции на Болотной площади и проспекте Сахарова в Москве, на митингах, формально посвящённых выборным результатам — но отнюдь не Путина, идущего в президенты, а — Медведева и Нарышкина, которые на деле вели свою «партию власти» в Государственную думу, о чём даже самая радикальная оппозиция предпочитает молчать, как по команде. Значит, именно по команде. Ибо, что бы ни говорила российская оппозиция о предвыборных нарушениях «Единой России» Медведева и Нарышкина, их цель — не изменение политики Медведева и Нарышкина, а делегитимация (при помощи государственных и прокремлёвских либеральных медиа) президентских перспектив Путина. Это все звенья одной цепи. Начав сдавать интересы России в дальнем зарубежье, определенные силы в Кремле довели дело до того, что митинги политической шушеры начались у стен Кремля. Награждение высшим российским орденом Андрея Первозванного того, кто развалил Советский Союз, оказалось символичным для самого награждающего. Так Брежнев наградил себя орденом Победы. К счастью, ненадолго.

В этом плане вопрос политического и физического выживания официального Минска напрямую зависит от того, насколько плотно он будет интегрирован в Евразийскую модель Владимира Путина, насколько тесно будет координировать свои политические и экономические планы с Евразийским проектом. Все надежды белорусской прозападной оппозиции на то, что в результате протестов российских оранжоидов Владимир Путин вернется в Кремль слабым президентом, благодаря чему официальный Минск снова сможет вернуться к внешнеполитической карусели по всем фронтам, смешны, поскольку Владимир Путин должен будет твердой рукой наводить порядок в расшатавшемся за последние четыре года механизме российской государственности. А эта работа вовсе не предполагает миндальничанья и пустопорожних уговоров, как с внешнеполитическими оппонентами, так и союзниками: слишком мало времени на разговоры и слишком много работы надо успеть сделать до 2015 года.

Точно также несостоятельны и попытки белорусских западников отрицать за Россией факт демократизации белорусской общественно-политической и экономической жизни. Во-первых, демократизация экономической жизни уже началась — во внешней торговле республики с её партнерами по Таможенному союзу действуют нормы ВТО. Это уже значительный шаг в рыночную экономику. Открыты рынка труда, капиталов, товарные рынки. Постепенно конкуренция с более рыночными экономиками России и Казахстана приведет белорусское руководство к необходимости принятия соответствующих решений и на национальном уровне. И это будет сделано в течение 2012-2015 годов, иначе в республике просто не останется квалифицированных кадров — все уедут на заработки в Россию и Казахстан, где уровень зарплат в разы превышает белорусский уровень. Соответственно для того, чтобы удержать работников, власти вынуждены будут начать процессы приватизации, запустить рыночные, а не административные механизмы регулирования экономики. И это — самая ближайшая перспектива, т.к. на одной продаже госсобственности далеко не уедешь. Это то, что касается экономики.

Во-вторых, что касается политики, то после того, как произойдет интеграция капиталов, постепенно начнется интеграция общественных и политических сил. Уже в настоящее время начаты несколько проектов евразийских общественных проектов, которые рано или поздно, но приведут к созданию сильных и полноценных как общественных объединений трех стран, так и партий. Все это стимулирует и изменения в избирательном законодательстве. Что касается закона о партиях и общественных организациях, то главная проблема республики в том, что он не выполняется. Думаю, и эта проблема будет со временем решена. Главное, чтобы все стороны играли по правилам, не только государство. Пока же прозападная оппозиция видит нарушения только со стороны власти, при этом получая многомиллионную финансовую поддержку от стран Запада для раскачивания ситуации внутри страны. Уже сейчас такая поддержка ярко и явно вступает в конфликт с текущим западным законодательством и недалёк день, когда финансовая деятельность всех белорусских получателей западной помощи будет на Западе в одностороннем порядке криминализирована независимо от её политического смысла.

Выводы

Если раньше поле внешнеполитических маневров между Россией и Западом, между различными группами влияния на Западе и в России для официального Минска было относительно большим, то теперь поле внешнеполитического маневра сузилось до групп влияния в окружении Владимира Путина. Все остальное — новый поход на Запад, или попытки играть на противоречиях в российском руководстве, — чревато очень серьезными проблемами — как политическими и экономическими, так и персональными. Поскольку основные внешне- и внутриполитические оппоненты Владимира Путина пытаются загнать его в очень жесткий сценарий, то и его реакция на любые отклонения союзников от курса будут очень жесткими. Официальный Минск должен понимать, что появление в Кремле любого прозападно ориентированного политика будет означать стремительное завершение всего нынешнего белорусского проекта, т.к. он будет кровно заинтересован в том, чтобы на каком-то примере продемонстрировать своим западным хозяевам полную покорность и послушание. А лучшего проекта, чем проект по смене последнего «европейского диктатора» на постсоветском пространстве не найти.

Источник: www.regnum.ru

Несколько советов президенту Путину: Россия заигралась в международное право…
Рассказывать агрессору о нормах международного права бессмысленно.

Крымская партия Президента Путина
Думаю, не ошибусь, если скажу что, наблюдаемое развитее событий в Крыму застало врасплох не только ЦРУ США с их могучим коллективом аналитиков «русистов», но и для нашей политической жизни референдум о вхождении Крыма в состав РФ стал сюрпризом к 23 февраля и 8 марта одновременно.

Путин наградил военных за сирийскую операцию
Президент Путин вручил 17 государственных наград за участие в сирийской операции. Об этом сообщает корреспондент «Ленты.ру» с церемонии награждения в Кремле. Четверым военным присвоено звание Героя России.

В фильме "Президент" Путин рассказал, как на него давили в 1999 году
Фильм "Президент" Владимира Соловьёва о 15 годах Владимира Путина у власти 26 апреля вышел в эфире телеканала "Россия 1".


  • Республика,
  • Доллар,
  • Путин,
  • Нефть,
  • Сторона
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: