«Мы ведем себя как аутисты»

«Мы ведем себя как аутисты»Оксфордский профессор баронесса Сьюзан Гринфилд — о человеческом мозге в компьютерную эпоху. Беседовал Кирилл Журенков Баронесса Сьюзан Гринфилд, профессор Оксфордского университета и всемирно известный специалист в области физиологии мозга, уверена: новые технологии меняют не только жизнь человека, но и его…

Говорят, приезду профессора фармакологии Оксфордского университета и известной в ученом мире Великобритании возмутительницы спокойствия в Москву предшествовала переписка, в которой представители баронессы Гринфилд разъяснили, как надлежит к ней обращаться и как вести себя по ходу беседы. Организаторы задумались, как соблюсти весь этот протокол, но тут последовало очередное письмо с уточнением: это всего лишь шутка. Как оказалось, обращаться к профессору можно просто Сьюзан…
Баронесса Сьюзан известна прежде всего своими исследованиями механизма нейродегенерации (в частности, болезней Паркинсона и Альцгеймера), но уже много лет она говорит о проблемах, которые другие специалисты предпочитают не замечать. Так, Сьюзан не раз предупреждала, что перед новыми технологиями наиболее уязвимы дети, ведь они растут в окружении компьютеров, а их общение зачастую сводится к переписке по интернету.
Еще одна важная тема, на которую указывает баронесса,— это компьютерные игры, а точнее — их бессмысленность и даже вредность. «Как это странно: сидеть перед компьютером в виртуальном мире, когда можно столько всего сделать в мире реальном!» — удивляется она.
Достается от баронессы и социальным сетям: если раньше люди писали друг другу огромные письма, то сегодня, отмечает она, их общение зачастую сводится к коротким сообщениям о примитивных вещах. «Мой кот чихнул. Вот он снова чихнул. И снова»,— пародирует Сьюзан нынешних блогеров. Но за пародией скрывается серьезная проблема: возможно, речь идет о кризисе идентичности, когда люди не могут жить без оценки окружающих.
В рамках семинаров с ведущими мировыми специалистами в Москве Сьюзан Гринфилд прочла публичную лекцию о том, как медиаинновации меняют сознание человека. После лекции баронесса дала интервью «Огоньку».
— Сильно ли изменился наш мозг за те тысячелетия, что человек им пользуется?
— Мозг человека так или иначе меняется, что бы вы ни делали: меняются связи между мозговыми клетками в зависимости от того, что происходит с человеком. Наш мозг способен адаптироваться к чему угодно. Люди не отличаются скоростью, зрением или силой, зато они умеют удивительно приспосабливаться к окружающей среде. Вот в чем главный секрет человека как вида. Именно поэтому у нас есть технологии, язык, культура. Как пишет Стивен Митен (известный археолог из британского Редингского университета.— «О»), нас отличает от шимпанзе то, что мы умеем мыслить метафорами. К примеру, вы никогда не увидите на шее у шимпанзе символ его племени. А мы используем символы сотни тысяч лет.
Но гораздо важнее, что в XXI веке происходит с нашей средой обитания. На лекции я приводила пример: недавнее исследование в США показывает, что среди детей в возрасте от 13 до 17 лет более половины проводят от 30 часов в неделю у экрана. Так что дело не столько в том, как меняется наш мозг, сколько в том, что сегодня нас окружает.
— Это вы про то, что нас окружают компьютеры? Кажется, вы говорили даже, что мы становимся этакими «аутистами» — больше общаемся с электронными устройствами, чем с живыми людьми…
— Давайте будем осторожны в выражениях. Несколько месяцев назад меня обвиняли, будто я назвала компьютеры причиной аутизма. Я такого не говорила. Но когда мы садимся за компьютер, мы действительно ведем себя как аутисты. Например, я не могу увидеть, как вы покраснели, не могу считать язык вашего тела, не сопереживаю.
Исследование Мичиганского университета (в нем за 30 лет участвовало 14 тысяч студентов) выявило, что именно в последнее десятилетие мы стали заметно меньше сопереживать другим. Иными словами, налицо совпадения, которые я призываю обсуждать.
— А как насчет языка? Он тоже меняется под компьютерным прессингом?
— Интересный вопрос. Меня, к примеру, раздражает, как стали сокращать многие слова в английском. Вместо chill out (успокоиться) сегодня говорят просто chill (охладить). Но охлаждать нужно вино, а не людей! Мы перестали писать большие письма, как, к примеру, поколение моей мамы… Возможно, в нашем языке станет меньше слов, потому что мы живем в мире, где доминирует изображение, «иконки». Возьмем такое понятие, как честь. Если вы воспользуетесь Google, чтобы выяснить, что это такое, он выдаст множество различных картинок. Но они не смогут подсказать вам, в каком контексте используется это слово, какие смысловые оттенки за ним стоят… Боюсь, что в результате останется совсем немного слов и понимать их будут абсолютно буквально, хотя за сложными и интересными идеями всегда стоят сложные слова.
Мы вообще все больше напоминаем детей. В том смысле, что все воспринимаем буквально. У Шекспира, к примеру, есть знаменитая строка: «Дотлевай, огарок! Жизнь — это только тень, комедиант». Когда мне было 16, а моему брату — всего три года, я дала ему выучить эту строчку. Мне казалось, это забавно. И если бы я тогда спросила, понимает ли он, что она означает, брат ответил бы что-нибудь про свечу, которую втыкают в праздничный торт. Он бы не смог увидеть за этими словами метафору смерти, ведь ему было всего лишь три года.
— Получается, вместе с нами меняется и вся наша культура?
— Главное в том, что возникла новая культура — интернета и цифрового населения. Согласно одному исследованию, британские дети в возрасте между 10 и 11 годами проводят 900 часов в школе, 1300 часов с семьей и 2000 перед экраном! Это при том что еще лет 20 назад люди просто не слышали про те же социальные сети! А «Википедия»! Меня недавно пригласили на вечеринку — там отмечали ее десятилетний юбилей. Я еще помню время, когда и факс был в диковинку.
Все это совершенно новая культура, которую нужно осмыслить, потому что она отличается от того, что было раньше. Сегодня любой человек может поведать свои мысли миру, почувствовать значимость благодаря френдам, которые есть у него в интернете. Такой возможности у людей не было еще никогда.
В то же время когда-то пианино, а затем и телевизор были своего рода катализаторами общения. Помню, в нашей семье все смотрели телевизор и постоянно переговаривались, обменивались впечатлениями. Сегодня все по-другому. Дети поднимаются к себе в спальню и сидят за компьютерами до двух ночи.
— В одном интервью вы отмечали парадокс: новые технологии дали нам больше свободного времени, а мы тратим его на эти же технологии…
— Современные технологии действительно позволили нам жить дольше, поддерживать здоровье и в то же время высвободить время для себя. Это особенно касается женщин: благодаря бытовым устройствам у нас больше свободного времени, чем у поколения моей мамы. Ирония в том, на что мы его тратим? На компьютерные игры.
Лично я предпочитаю играть в сквош (популярная в Британии игра с ракеткой и мячом.— «О»), чтобы поддерживать себя в форме. Или вы можете играть с друзьями в покер, и это не столько игра, сколько общение. Но очень странно, когда люди играют в компьютерные игры без всякой цели, просто чтобы потратить время.
Поэтому сегодня очень важно ответить на принципиальные вопросы. В каком обществе мы желаем жить? И зачем нам все эти технологии? Я, например, считаю очень важным осознать собственную идентичность и не забывать о последствиях своих действий. Это ведь только в компьютерной игре все можно вернуть назад.
Кстати, у тех же августовских беспорядков в Лондоне было множество причин, но одна из них как раз в том, что многие не думали о последствиях. Один из участников погромов так и сказал: «Я как будто был в компьютерной игре».
— Давайте заглянем в будущее. Надо ли верить голливудским фильмам, которые сулят симбиоз человека и компьютера?
— Возможно, мы и столкнемся с подобным. Например, в США, в Университете Дьюка, уже умеют ставить имплантаты парализованным людям. Когда вы хотите сделать движение, ваш мозг создает волну определенного типа, которую подобный имплантат может считать и передать компьютеру. Компьютер, в свою очередь, управляет механическим протезом. Таким образом, парализованный человек может что-то поднять этим самым протезом. Или передвигать курсор на экране компьютера. Это удивительная технология! Наука о мозге серьезно продвинулась в том, что касается мысли и движения. Возможно, в будущем появятся и другие, совсем крошечные устройства. Представьте, что вы чистите зубы, а зубная щетка сообщает вам о риске развития той или иной болезни…
— Насколько следует опасаться такого вмешательства?
— Плюсы-то очевидны: например, множество заболеваний можно будет диагностировать на ранней стадии. Но у всего есть цена, в данном случае заплатить придется тем, что кто-то третий сможет получить доступ к вашему телу. До сих пор я знала, что есть мое тело, а есть, к примеру, ваше. И вы не можете вторгнуться в мое, а вот новые технологии позволят это сделать. Так что в будущем нам, возможно, придется пересмотреть традиционные границы тела и разума.
— Мы что, и вправду станем киборгами?
— У будущего много разных дорог. Например, мы можем прийти к трансгуманизму, который называют сегодня одной из самых опасных идей в мире. Трансгуманизм означает, что человек может, используя все доступные технологии, стать сверхчеловеком. Вы будете видеть далеко за пределами обычного спектра, слышать то, что не способны услышать другие, и обладать сверхпамятью. Звучит красиво, но если вдуматься, это очень опасно. Весь вопрос в том, почему у меня должна быть память лучше, чем у вас? Или: почему я должна дальше видеть?..
Только вдумайтесь, что станет с миром! С одной стороны, те, кто сможет себе это позволить, с другой — те, кто не сможет. К тому же зачем становиться сверхчеловеком? Если вспомнить Толстого, Чайковского или Шекспира, у них не было какой-то особенной памяти, они не обладали исключительной силой. Их сила была в их уникальной индивидуальности.
— У вас есть единомышленники? Вы могли бы назвать ученых, которые изучают эту проблематику?
— Я не одинока, те же проблемы поднимаются в ряде книг. Например, профессор Эмма Бонд из Университета Саффолка изучает воздействие новых технологий на детей. А недавнее исследование китайских ученых было посвящено взаимосвязи между атрофией некоторых зон мозга и интернет-зависимостью.
Не забывайте, что это дорогие исследования. К тому же нельзя просто взять двух человек и на пять минут завести их в лабораторию. Необходимо собрать информацию о целых поколениях, при том что мы, боюсь, не можем ждать, пока вырастет хотя бы одно из них.
Источник: www.kommersant.ru

Марин Ле Пен: «Мы ведём себя, как слуги американцев»
Лидер французского «Национального фронта» Марин Ле Пен осудила политиков европейских государств в контексте украинских событий, назвав их «слугами» Соединённых Штатов, передаёт РИА Новости.

Секреты цыганского гипноза
По-настоящему мистической методикой психотерапии является гипнотерапия. Люди издревле относятся к гипнотизерам с недоверием и опаской. Однако для специалистов эта практика не содержит в себе никакой мистики.

Что Украина без России?
«Нельзя недооценивать того, что без Украины Россия перестаёт быть империей, с Украиной же, подкупленной, а затем и подчинённой, Россия автоматически становится империей».

В Британии предсказали скорое вымирание шимпанзе и горилл
Человекообразные приматы исчезнут с лица Земли через несколько десятилетий, заявила в интервью Agence France-Presse зоолог Джейн Гудолл (Jane Goodall).


  • Технология,
  • Сьюзан,
  • Человек,
  • МИР,
  • МОЗГ
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: