Борис Березовский vs Роман Абрамович

Борис Березовский vs Роман АбрамовичОнлайн-репортаж из Высокого суда Лондона. Часть 9 В Высоком суде Лондона продолжаются слушания по иску Бориса Березовского к Роману Абрамовичу. Вчера под конец дня присягу принес Алексей Григорьев (племянник Александра Смоленского, экс-сотрудник банка СБС).

16:20 Рабинович спрашивает, были ли обсуждения с Мишаковым (партнер Дерипаски. — «Ъ»). Тененбаум плохо помнит. Свидетель говорит, что многих вещей не помнит, так как его стиль управления — делегировать решение конкретных задач другим, людям, которые хорошо в этом разбираются. Тененбаум: «Я должен был просто обеспечить, чтобы все спокойно и вовремя происходило». Рабинович: «Вы подчинялись Швидлеру?» Тененбаум: «Да».
16:18 Рабинович: «Вы участвовали на встречах в Лондоне с Панченко, Хаузером, его партнером Уайтом, партнером Олега Дерипаски...» Тененбаум: «Это реконструкция, я не помню этих встреч».
16:16 Тененбаум: «Насколько я помню, там были проблемные акции, и наша задача была обеспечить правильную, чистую передачу акций». Рабинович: «В чем была проблема этих акций?» Тененбаум: «Некоторые предприятия находились в банкротных процедурах, там были какие-то юридические вопросы, я всего не помню».
16:14 Тененбаум: «Но я не участвовал в обсуждениях — Швидлер меня вызывал в какой-то момент, я приходил, давал ответ и уходил».
16:13 Рабинович: «Перейдем к сделке с алюминием. Там было 4 офшорные компании. а всего было подписано 10 контрактов». Тененбаум: «Речь шла о передаче акций, я не помню, сколько контрактов, моя задача была определить общую структуру сделки». Рабинович: «Вы участвовали в переговорах, на одних из которых присутствовали Лев Черной (владел 10% КрАЗа, третью акций БрАЗа, долей в АГК и Красноярской ГЭС, которые продал в 2000 году. — „Ъ“) и Дмитрий Босов (экс-совладелец Красноярского алюминиевого завода. – „Ъ“) — они были владельцами части активов?» Тененбаум: «Да».
16:11 Горбунова пьет воду и поглядывает на часы.
16:11 Рабинович: «Это не стыкуется с вашими показаниями, и это свидетельствует, что вы не говорите правду». Тененбаум не согласен.
16:09 Рабинович: «Эти $1,3 млрд были определены для того, чтобы порвать связь с Березовским. По вашему утверждению, этот платеж был для того, чтобы больше не осуществлять выплаты, и чтобы помочь ему с финансированием ОРТ». Тененбаум: «Да, для того, чтобы убрать ассоциацию, связь с Березовским». Тененбаум добавляет: «Это то, что говорил мне Абрамович в 2003 году».
16:04 Рабинович: «То есть понятие премии за контроль — это фантазия, ошибка? Не должно быть премии за контрольный пакет?» Тененбаум: «Покупая контроль, ты думаешь, что сможешь управлять компанией лучше предыдущего владельца, но это не так! Эта переплата, например, в 30% к рынку никогда потом себя не окупает, не оправдывает».
16:02 Тененбаум объясняет судье: «Можно манипулировать в краткосрочной перспективе ценой компании, но в долгосрочной — нет. Если вы сопоставите „Сибнефть“ с ЛУКОЙЛом, Сургутом и прочими, то это увидите, что оценка была соответствующей рынку». Судья: «Достаточно, я поняла».
16:00 Тененбаум: «Нельзя с сегодняшней точки зрения говорить, что компания была недооценена, это нужно смотреть с позиции того времени».
15:59 Тененбаум: «Нельзя сказать, что это была смешная оценка, это была рыночная оценка „Сибнефти“». Рабинович называет эту оценку компании «глупой». Рабинович: «Так же как и Швидлеру я вам скажу, вы стараетесь помочь Абрамовичу выиграть дело!» Тененбаум: «Вы не правы».
15:57 Рабинович опять ведет к заниженной стоимости «Сибнефти»: «Нельзя было взять цену акций и вывести стоимость компании в $1 млрд, при том, что дивиденды составили свыше $600 млн». Тененбаум: «Именно такую оценку рынок тогда давал нашей компании. Дивиденды платились в следующем году, а не в том, когда оценивалась стоимость». Рабинович: «Разница не в год, а всего спустя несколько месяцев».
15:55 Адвокат обращает внимание, что указанная там величина в 4,7 для только развивающихся рынков — это очень много! Тененбаум на это: «Россия была уникальной в то время, и даже сейчас в России самый дешевый трейдинговый рынок в мире».
15:54 Рабинович ссылается на разные графики, таблицы, говорит о величине EBITDA «Сибнефти».
15:50 Рабинович обращается к пятым показаниям Тененбаума от августа 2011 года — они были представлены только за 1 день до представления экспертного отчета господина Безанта, который в своем отчете уже ссылался на эти пятые показания Тененбаума. Адвоката настораживает тот факт, что всего за сутки эксперт успел изучить пятые показания Тененбаума, и он спрашивает свидетеля, обсуждал ли тот с господином Безантом свои показания. Тененбаум отрицает это.
15:46 Тененбаум обращает внимание на разницу в том, кто владеет акциями и кто контролирует компанию. По его словам, менеджмент контролировал «Сибнефть», а владели акциями номинальные держатели: «Когда был создан траст, то менеджеры компании являлись трасти (доверенными лицами), то есть контролировали, управляли трастом. Это мы сообщили рынку».
15:41 Рабинович: «В информации для инвесторов говорилось, что менеджеры были основными акционерами и они контролировали „Сибнефть“». Тененбаум: «Да. До 1999 года я думал, что основным акционером „Сибнефти“ является менеджмент, пока я не узнал, что Абрамович является единственным акционером компании». Рабинович: «То есть вы не знали этого, когда пришли рабоать в компанию?» Тененбаум: «Нет».
15:41 Рабинович: «Вы далее говорите, что знали главных акционеров из них». Тененбаум: «Это были менеджеры „Сибнефти“ и сотрудники торговых компаний. Если точнее, основными акционерами были 4 компании, они контролировались сотрудниками торговых компаний».
15:39 Рабинович: «Согласно вашим показаниям часть долей „Сибнефти“ контролировалась маленькой частной группой лиц — кто это был?» Тененбаум: «Менеджмент, люди, которые были тесно связаны с Абрамовичем».
15:37 Рабинович: «Ответственность за выпуск еврооблигаций была на Линче, но вы участвовали в обсуждении предоставления информации инвесторам?» Тененбаум: «Да».
15:32 Рабинович начал допрос: «Вы говорите, что в России менеджмент — ключевая вещь». Свидетель: «Да».
15:31 Сампшн сверяет подписи на показаниях (у Тененбаума их пять редакций).
15:30 Возобновляется слушание. Присягу принес Евгений Тененбаум.
15:12 Перерыв на 10 минут.
15:12 Сампшн обращается к судье, чтобы пояснить по бенефициарам трастов: «Было два отдельных траста — лихтенштейнский и кипрский. Бенефициары по первому — Абрамович и после смерти его дети. Трасти могли добавлять бенефициаров с согласия протектора (им был Евгений Швидлер), при этом в качестве бенефициара можно было добавлять только родственников, изменить эти условия управления можно было только с согласия Абрамовича. С кипрским трастом ситуация иная — бенефициаром также является Абрамович и после смерти его дети. Но в нем трасти могли добавлять бенефициаром кого угодно (не только родственников) с согласия протектора (тоже Швидлер). То есть в рамках обоих трастов была возможность добавления бенефициаров».
15:07 Внезапно допрос Григорьева закончен. Адвокат истца сказал, что у него больше нет вопросов.
15:06 Григорьев говорит о депозитах, размещенных в банке некой группой компаний, и эти депозиты были залогом по кредиту Минфина. Снова говорит о том, что ЛогоВАЗ не имел финансовых возможностей для предоставления гарантий на сумму в $100 млн.
15:03 Григорьев добавляет, что мы все были очень рады, когда кредит ОРТ был наконец-то погашен в 1997 году. Адвокат: «Для аукциона залог в $3 млн нужно было внести заранее». Григорьев: «Мы как раз отказывались предоставить эту сумму, потому что она была невозвратной, эти деньги компания изыскивала самостоятельно».
15:02 Адвокат: «Кредит ОРТ был не бизнес-проектом, а политическим проектом. И маловероятно, чтобы по этому кредиту обсуждалась гарантия на $100 млн». Григорьев: «Мне это тоже кажется маловероятным, я таких обсуждений по гарантии ЛогоВАЗа ни по кредиту „Сибнефти“, ни по кредиту ОРТ».
14:59 Григорьев: «Никаких официальных документов с печатью и подписью от ЛогоВАЗа в банк не поступало. Может, какие-то переговоры по гарантии от ЛогоВАЗа могли вестись, но не по „Сибнефти“, а скорее в рамках кредита ОРТ». Поясняет, что кредит ОРТ был высокорискованным.
14:57 Адвокат пытается подтвердить, что возможно велась подготовка финансовой гарантии со стороны ЛогоВАЗа в пользу СБС. Свидетель принижает роль ЛогоВАЗа: «Я не знаю, что стоила гарантия ЛогоВАЗа в 1995 году, у меня большие сомнения, что он мог предоставить $100 млн в том году».
14:47 Григорьев о Смоленском: «Мы тогда плотно общались и сейчас продолжаем плотно общаться».
14:45 Адвокат: «В 1995 году встречи между Березовским и Смоленским были?» Григорьев: «Да, регулярно, в рамках клуба». Свидетель называет и других людей, с которыми проводились встречи (на которых сам Григорьев, по-видимому, тоже участвовал. – «Ъ») — Ходорковский, Фридман. Адвокат: «А Патаркацишвили участвовал в этих встречах?» Григорьев: «Я это допускаю. Это не противоречит моему пониманию». Адвокат: «Это не просто не противоречит — это прямо указано в ваших свидетельских показаниях. Там вы полагаете, что Патаркацишвили (в показаниях свидетель называет его „правой рукой Березовского“. – „Ъ“) присутствовал на встречах».
14:38 Березовский о чем-то переговаривается с Еленой Горбуновой, при этом Борис Абрамович кивает и глазами указывает на свидетеля.
14:37 Адвокат продолжает сравнивать показания 2009 года с письменными, представленными в Высокий суд: «Вот здесь вы говорите, что Абрамович и Виктор Городилов решили обратиться к банку СБС, а далее упоминаете о достижении договоренности с Абрамовичем и Городиловым. В ходе русского следствия вы ясно сказали, что переговоров с Виктором Городиловым не было, а в показаниях английскому суду — признаете их наличие». Григорьев не видит в этих показаниях никакого противоречия: «Для уголовного дела не нужны были такие детали. Да, были как минимум две встречи с Городиловым, вторая носила технический характер, но в основном документы подписывались Виктором Городиловым заочно — то есть без посещения банка».
14:33 Адвокат переходит к вопросам, более тесно связанным с иском, цитирует из допроса Григорьева следователем: «Там вы говорите, что банк СБС-Агро участвовал в финансировании операции по приобретению компании „Сибнефть“. В качестве клиента по этой операции вы называете „компании“, а на вопрос, как „Сибнефть“ сама могла организовать свою покупку, вы объясняете, что не помните, как та компания называлась».
14:30 Адвокат: «То есть Абрамович не имел отношения к „Руникому“?» Григорьев: «Это была стандартная операция по выдаче кредита компании». Адвокат: «То есть вы не знали тогда, что „Руником“ был связан с Абрамовичем?» Григорьев: «Я знал только, что „Руником“ имел отношение к „Сибнефти“, с которой был связан Абрамович».
14:29 Адвокат вернулся ко вчерашней теме — о несовпадении некоторых показаний. Григорьев говорит, что его мало волновали моменты, связанные со знакомством с людьми, которые не имели отношения к этому кредиту. Очень странно, получается, что Григорьев считает, что Абрамович не имел отношения к «Руникому». Адвоката истца это заявление тоже заинтересовало.
14:26 Григорьев поясняет, что эти допросы имеют отношение к кредиту «Руникома», а другие допросы были по иным обстоятельствам. Судья: «До тех пор, пока я не выпущу постановление об этом, вы можете считать, что не обязаны раскрывать то, что вы говорили в тех других допросах, не раскрытых в суде». Григорьев: «Спасибо, я понял». Адвокат странно формулирует вопрос, судья говорит: «Извините, но даже я не могу понять, что вы спрашиваете».
14:24 Григорьев говорит, что встречался со следователем более, чем два раза. Свидетель интересуется у судьи, насколько правильно, корректно раскрывать данные его допросов по уголовному делу. Григорьев: «Данное уголовное дело не прекращено, и продолжают действовать мои обязательства о неразглашении тайны следствия».Он спрашивает, как ему быть в этой ситуации. Судья: «Вы полагаете, что у вас есть обязательство о конфиденциальности данных?» Григорьев: «Даже те два допроса, которые уже раскрыты в суде — по ним я тоже подписал обязательство о неразглашении». Судья: «А сколько всего у вас было допросов?» Григорьев: «Три или четыре допроса данным следователем. Но были и другие следователи».
14:21 Адвокат Бориса Березовского возобновляет допрос.
14:18 В Лондоне сегодня прекрасная тихая погода. Стороны уже собрались в суде. Алексей Григорьев занял свое место свидетеля. Ждем судью.
Время московское.
Источник: www.kommersant.ru

Роман Абрамович даст показания по иску Березовского в лондонском суде
Как пишет The Financial Times, Черной, один из основных свидетелей Березовского, отказался выступать в суде «по ряду причин». Сам Черной сейчас также судится в Лондоне с Олегом Дерипаской, которому он предъявил претензии на два миллиарда долларов.

СМИ: После суда Березовский может разориться, а Абрамович - оказаться за решеткой
В ближайшее время Лондонским судом будет представлен 500-страничный полный доклад о деле Березовский-Абрамович. Названные в нем факты могут принести олигархам потерю почти всего.


  • Тененбаум,
  • Григорьев,
  • Рабин,
  • Адвокат,
  • Компания
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: