Постсоветские "союзы" обречены Таможенный Союз, вопреки объективно необходимому объединению торговых и промышленных потенциалов стран СНГ, идет по той же «наклонной», что и его предшественники . На прошлой неделе выяснилось, что давно создаваемый Таможенный Союз дал трещину – премьеры России, Белоруссии и Казахстана не смогли согласовать внутренние пошлины на некоторые товары, из-за чего введение единого Таможенного кодекса для трех стран переносится с 1 июля на неопределенный срок. На днях же стало известно, что ТС все же будет создан, но без Белоруссии. Между тем, ключевой момент объединения – создание единого Таможенного пространства, за которым должно последовать образование Валютного Союза. Более того, Таможенный Союз – это единственное предлагаемый Россией формат объединения на постсоветском пространстве… Почему единственный? Ну, например, при всей растущей активности ОДКБ эта организация сейчас представляет собой (мыслится российским руководством в перспективе) региональным объединением по борьбе с терроризмом и наркотрафиком. Об этом недавно говорил президент Д. Медведев на встрече с украинскими студентами в Киеве (ОДКБ – не конкурент НАТО). То есть специализация узкая. Как мы видели на примере с Киргизией, обеспечить внутреннюю стабильность в государствах-членах Организация не в состоянии. Формат Россия-Белоруссия также показал себя очень конфликтным. На протяжении всего времени существования Союзного государства было несколько «энергетических» и «продовольственных» конфликтов. Формат Единого экономического пространства, о котором вспомнили на Украине после победы В. Януковича, интересен, но пока не получил реального воплощения. Россия и Украина начали сближаться, но делают это несистемно, а по отраслевому признаку – сотрудничество в оборонной сфере, авиастроении, атомной энергетике и проч. До формата сотрудничества, закрепленного соглашениями и потому имеющему стратегический характер, стороны пока не дошли. Возможно, причиной тому «европейские» мечты украинской элиты, подкрепляемые неспособностью учесть уроки Греции. А потому нынешние успехи легко обратимы, если на следующих парламентских выборах на Украине победит оппозиция или власть просто не сможет сформировать в Верховной Раде большинство на парламентских выборах-2012. Таможенный Союз, вопреки объективно необходимому объединению торговых и промышленных потенциалов стран СНГ (для более успешной конкуренции с таким глобальными игроками как Китай, США, Япония и объединенная Европа), идет по той же «наклонной», что и его предшественники. Причин проблем с ТС несколько. Первая. Быстрота, с которой заключались договоренности в рамках ТС, помешала ему больше, чем помогла. Понятно, что мы и так упустили 20 лет в плане экономического сотрудничества, не были готовы к глобальному кризису и сейчас не можем никак подготовиться к начавшейся стагнации ЕС и его возможному экономическому (и политическому) упадку. Но когда разрекламированное и уже запущенное объединение натыкается на элементарные проблемы и эгоизм внутринациональных производителей – это большой шаг назад и минус не только самому имиджу объединения, но и интеграционным перспективам стран, которые пока не вошли в него, но присматриваются к ТС. Он сразу становится для них слабопривлекательным, так как они видят – России, Белоруссии и Казахстану интереснее свои, внутренние производители, а не общая выгода от объединения потенциалов и уничтожения таможенных границ. Когда бумаги пишутся «на коленке» неизбежно упускается много моментов. Вопрос о согласовании таможенный тарифов должен был бы решаться еще в 2009 году – до заявлений о запуске ТС. Примечательно, что у Белоруссии уже есть иск к России на неисполнение норм соглашений о ТС. Явно накапливается негатив вокруг бренда «Таможенный Союз». А потому стоит задуматься о смене вектора развития и, возможно, самого названия организации. «Как корабль назовешь, так он и поплывет». Если в голове у организаторов более масштабная экономическая интеграция, то имело бы смысл окрестить его Евро-Азиатским Сообществом процветания. Ведь именно это и является нашей общей целью (напомню, что бренд ЕврАзЭС – «материнский» по отношению к ТС – Союз является его «дочкой»). Вторая причина – мышление. К примеру, подшипники продаются у нас по 20, а в Белоруссии они – по 15. После уничтожения таможенных границ и в России они станут по 15, чем, по мнению руководства, уничтожат российскую подшипниковую промышленность. Это воспринимается негативно, потому что смотрят с точки зрения отдельных собственников. Если подняться на уровень интересов государства (а не кучки собственников), то от конкуренции между производителями России и Белоруссии выигрывают азиаты и американцы, которые концентрируются на совершенствовании производства и качестве материала, а не прямом подавлении оппонентов. Между тем, у всех стран ТС фактически монополистические экономики со слабым средним и малым бизнесом. Это естественно – мы прошли фазу первичного дикого капитализма. Теперь находимся в фазе монополистического и государственного капитализма. Потом должно последовать ослабление монополий и развитие малого и среднего бизнеса. Западная Европа шла именно по такому пути. Надо пользоваться преимуществами положения. Промышленный потенциал, который остался трем странам от СССР заточен на работу в едином комплексе – так увеличивается производительность и снижаются затраты на изготовление продуктов. Монополии друг с другом объединить легче, чем малые предприятия. Такой пример нам показывают Россия и Украина – при объединении потенциалов авиапрома двух стран мы начинаем/продолжаем новые совместные проекты. Выгода в итоге общая. Так же и в металлургии, машиностроении, автопроме, энергетике (по части энергосбережения нам стоило бы поучиться у украинцев и белорусов – они преуспели в этом больше, так как энергоносители им достаются дорого). Возникает другая проблема – в странах-партнерах опасаются, что Россия в таком случае просто поглотит экономики и отдельные предприятия. Очевидно, что такой путь – тупиковый. Европа предлагает иное, более паритетное сотрудничество. Так что и в рамках ТС оно должно быть паритетным – с формированием наднациональных органов и совместным управлением объединяющимися предприятиями. По одному со-управляющему от каждой страны, к примеру. То есть смысл в том, что перейти от непроработанного «системного диалога» к прямому объединению предприятий и межотраслевому сотрудничеству. Министерства и монополии имеют что предложить белорусам и казахам, так же, как они предложили украинцам (причем, с успехом!). Есть еще одна проблема – олигархизация государств (в частности, России и Украины). Отдельным крупным собственникам ближе свои собственные интересы, а не интересы наших стран (как и любому обывателю). Встает вопрос – а нужно ли российскому (и другим) государству продавать свою собственность, плодя миллионеров и миллиардеров и скатываться к украинскому варианту – где олигархи до сих пор имеют больший вес, чем политики? Чем дальше зайдет этот процесс, тем сложнее будет его остановить, и интегрировать государства СНГ – их просто растащат по кусочкам. Олег Горбунов , Политком.ру постсоветское пространство, Таможенный союз

Постсоветские "союзы" обречены

Таможенный Союз, вопреки объективно необходимому объединению торговых и промышленных потенциалов стран СНГ, идет по той же «наклонной», что и его предшественники.

На прошлой неделе выяснилось, что давно создаваемый Таможенный Союз дал трещину – премьеры России, Белоруссии и Казахстана не смогли согласовать внутренние пошлины на некоторые товары, из-за чего введение единого Таможенного кодекса для трех стран переносится с 1 июля на неопределенный срок.

На днях же стало известно, что ТС все же будет создан, но без Белоруссии. Между тем, ключевой момент объединения – создание единого Таможенного пространства, за которым должно последовать образование Валютного Союза. Более того, Таможенный Союз – это единственное предлагаемый Россией формат объединения на постсоветском пространстве…

Почему единственный? Ну, например, при всей растущей активности ОДКБ эта организация сейчас представляет собой (мыслится российским руководством в перспективе) региональным объединением по борьбе с терроризмом и наркотрафиком. Об этом недавно говорил президент Д. Медведев на встрече с украинскими студентами в Киеве (ОДКБ – не конкурент НАТО). То есть специализация узкая. Как мы видели на примере с Киргизией, обеспечить внутреннюю стабильность в государствах-членах Организация не в состоянии.

Формат Россия-Белоруссия также показал себя очень конфликтным. На протяжении всего времени существования Союзного государства было несколько «энергетических» и «продовольственных» конфликтов.

Формат Единого экономического пространства, о котором вспомнили на Украине после победы В. Януковича, интересен, но пока не получил реального воплощения. Россия и Украина начали сближаться, но делают это несистемно, а по отраслевому признаку – сотрудничество в оборонной сфере, авиастроении, атомной энергетике и проч. До формата сотрудничества, закрепленного соглашениями и потому имеющему стратегический характер, стороны пока не дошли. Возможно, причиной тому «европейские» мечты украинской элиты, подкрепляемые неспособностью учесть уроки Греции. А потому нынешние успехи легко обратимы, если на следующих парламентских выборах на Украине победит оппозиция или власть просто не сможет сформировать в Верховной Раде большинство на парламентских выборах-2012.

Таможенный Союз, вопреки объективно необходимому объединению торговых и промышленных потенциалов стран СНГ (для более успешной конкуренции с таким глобальными игроками как Китай, США, Япония и объединенная Европа), идет по той же «наклонной», что и его предшественники. Причин проблем с ТС несколько.

Первая. Быстрота, с которой заключались договоренности в рамках ТС, помешала ему больше, чем помогла. Понятно, что мы и так упустили 20 лет в плане экономического сотрудничества, не были готовы к глобальному кризису и сейчас не можем никак подготовиться к начавшейся стагнации ЕС и его возможному экономическому (и политическому) упадку.

Но когда разрекламированное и уже запущенное объединение натыкается на элементарные проблемы и эгоизм внутринациональных производителей – это большой шаг назад и минус не только самому имиджу объединения, но и интеграционным перспективам стран, которые пока не вошли в него, но присматриваются к ТС. Он сразу становится для них слабопривлекательным, так как они видят – России, Белоруссии и Казахстану интереснее свои, внутренние производители, а не общая выгода от объединения потенциалов и уничтожения таможенных границ.

Когда бумаги пишутся «на коленке» неизбежно упускается много моментов. Вопрос о согласовании таможенный тарифов должен был бы решаться еще в 2009 году – до заявлений о запуске ТС.

Примечательно, что у Белоруссии уже есть иск к России на неисполнение норм соглашений о ТС. Явно накапливается негатив вокруг бренда «Таможенный Союз». А потому стоит задуматься о смене вектора развития и, возможно, самого названия организации. «Как корабль назовешь, так он и поплывет». Если в голове у организаторов более масштабная экономическая интеграция, то имело бы смысл окрестить его Евро-Азиатским Сообществом процветания. Ведь именно это и является нашей общей целью (напомню, что бренд ЕврАзЭС – «материнский» по отношению к ТС – Союз является его «дочкой»).

Вторая причина – мышление. К примеру, подшипники продаются у нас по 20, а в Белоруссии они – по 15. После уничтожения таможенных границ и в России они станут по 15, чем, по мнению руководства, уничтожат российскую подшипниковую промышленность. Это воспринимается негативно, потому что смотрят с точки зрения отдельных собственников. Если подняться на уровень интересов государства (а не кучки собственников), то от конкуренции между производителями России и Белоруссии выигрывают азиаты и американцы, которые концентрируются на совершенствовании производства и качестве материала, а не прямом подавлении оппонентов.

Между тем, у всех стран ТС фактически монополистические экономики со слабым средним и малым бизнесом. Это естественно – мы прошли фазу первичного дикого капитализма. Теперь находимся в фазе монополистического и государственного капитализма. Потом должно последовать ослабление монополий и развитие малого и среднего бизнеса. Западная Европа шла именно по такому пути. Надо пользоваться преимуществами положения. Промышленный потенциал, который остался трем странам от СССР заточен на работу в едином комплексе – так увеличивается производительность и снижаются затраты на изготовление продуктов.

Монополии друг с другом объединить легче, чем малые предприятия. Такой пример нам показывают Россия и Украина – при объединении потенциалов авиапрома двух стран мы начинаем/продолжаем новые совместные проекты. Выгода в итоге общая. Так же и в металлургии, машиностроении, автопроме, энергетике (по части энергосбережения нам стоило бы поучиться у украинцев и белорусов – они преуспели в этом больше, так как энергоносители им достаются дорого).

Возникает другая проблема – в странах-партнерах опасаются, что Россия в таком случае просто поглотит экономики и отдельные предприятия. Очевидно, что такой путь – тупиковый. Европа предлагает иное, более паритетное сотрудничество. Так что и в рамках ТС оно должно быть паритетным – с формированием наднациональных органов и совместным управлением объединяющимися предприятиями. По одному со-управляющему от каждой страны, к примеру. То есть смысл в том, что перейти от непроработанного «системного диалога» к прямому объединению предприятий и межотраслевому сотрудничеству. Министерства и монополии имеют что предложить белорусам и казахам, так же, как они предложили украинцам (причем, с успехом!).

Есть еще одна проблема – олигархизация государств (в частности, России и Украины). Отдельным крупным собственникам ближе свои собственные интересы, а не интересы наших стран (как и любому обывателю). Встает вопрос – а нужно ли российскому (и другим) государству продавать свою собственность, плодя миллионеров и миллиардеров и скатываться к украинскому варианту – где олигархи до сих пор имеют больший вес, чем политики? Чем дальше зайдет этот процесс, тем сложнее будет его остановить, и интегрировать государства СНГ – их просто растащат по кусочкам.

Олег Горбунов, Политком.ру

Почему США так одержимы Украиной?
Представьте себе, что крах советского коммунизма более двух десятков лет назад протекал в иных формах, чем те, что имели место в действительности.

США создают союз постсоветских государств
Члены Конгресса Соединённых Штатов приняли законопроект «О превенции агрессии», согласно которому ряд стран из состава бывшего СССР получат статус «военных союзников США» без обязательного вступления в Североатлантический альянс (НАТО).


  • постсоветское пространство,
  • Таможенный союз
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: