Преданные и предавшие

Дистанция в шесть с лишним десятков лет, минувших со времён войны, несколько сбила пропагандистскую ярость историков Великой Отечественной, позволила без пелены на глазах рассмотреть некоторые деликатные вопросы, с ней связанные. Например, объективнее взглянуть на чудовищные масштабы коллаборационизма на оккупированных советских территориях, на сотни тысяч граждан СССР, надевших форму нацистских вооружённых сил. О том, кем были эти люди и что они натворили, предлагаемые выдержки только из двух новейших трудов.

Если ни в одной из захваченных европейских стран нацисты не рискнули упразднить национальную полицию, то на оккупированных территориях СССР они были вынуждены заново создавать местные полицейские подразделения. Кадры Рабоче-крестьянской милиции, включая пожарную охрану и другие структуры, подчинённых НКВД, либо мобилизовали в армию, либо бросили на создание истребительных батальонов и партизанских формирований. Какая-то часть милиционеров попросту сбежала. Кое-кто из бывших советских стражей порядка влился в новую полицию, называемую немцами вспомогательной, — Hilfspolizei.

Вербовать в полицию и принимать людей немецкие власти обязали военные комендатуры разных уровней, полевую жандармерию, отделения тайной полиции, СД, а в лагерях для советских военнопленных — непосредственно немецкий персонал и комендантов. Такие же задачи возлагались и на местных чинов гражданской администрации: старост, старшин и бургомистров. В так называемой зоне оккупации В, находившейся под юрисдикцией гитлеровского министерства по делам оккупированных восточных территорий, к 1 июля 1942 года общая численность вспомогательной полиции составляла 165 тысяч 128 человек, а к началу 1943-го — 330 тысяч полицаев, причём в так называемой охранной полиции, жандармерии и пожарной охране насчитывалось 253 тысячи членов.

Помимо таких категорий потенциальных полицейских, как, например, бывшие офицеры русской императорской армии, дворяне, бывшие городовые, купцы и т.п., перспективными для вербовки в полицию считались советские военнопленные командиры и рядовые. Уже летом 1941 года на волю были отпущены сотни тысяч красноармейцев, и немецкие власти велели бургомистрам выявлять среди освобождавшихся подходящие кандидатуры.

Вопреки расхожим представлениям советских граждан, имевших в СССР проблемы с законом, в новой полиции почти не было, поскольку немцы не доверяли людям с криминальным прошлым. По сложившейся практике, за кандидата в полицаи письменно ручались проверенные поручители, и каждый из них расписывался в том, что будущий полицейский «в партии коммунистов и комсомольцев не состоял, судим не был и поведения хорошего». Оккупационная пресса называла уголовников лучшими друзьями большевиков.

Помимо, так сказать, классических полицейских обязанностей по обеспечению порядка и общественной безопасности, полицаи, служившие при оперативных и специальных командах СД, отделениях тайной полевой полиции и военной контрразведки, привлекались также к агентурной работе, направленной на разоблачение и ликвидацию советских разведчиков, антифашистского подполья, к охране тюрем, концлагерей, к репрессиям против коммунистов, евреев и сочувствующих партизанам, к карательным операциям, к эвакуации местных жителей из зон партизанской активности, к отправке рабочей силы в рейх… Как отмечают историки, обязанности полиции постоянно расширялись, поскольку немецкие власти убеждались в её эффективности. Так, например, число чисто уголовных преступлений по сравнению с советскими временами резко сократилось, хотя полицейских было значительно меньше, чем милиции, а всё делопроизводство чрезвычайно упростилось.

Хотя полицейские из местных периодически участвовали в массовых экзекуциях еврейского населения, историки отмечают разницу между ситуацией с «окончательным решением еврейского вопроса» в центральных и северо-западных регионах РСФСР и в её южных частях. Инициаторами кровавых расправ в первом случае становились, как правило, немецкие оккупационные власти, на юге же антисемитски настроенные граждане преследовали и уничтожали евреев ещё до формирования полицейских структур.

На первых порах оккупации, когда антифашистское подполье и партизанское движение ещё не набрали силу, новоявленных полицейских в городах вооружали только деревянными и резиновыми дубинками, а то и винтовками советского образца без патронов. В сельской местности и там, где немцы чувствовали угрозу сопротивления, полицаев снабдили огнестрельными оружием сразу же после зачисления в Hilfspolizei. Некоторые подразделения располагали даже броневиками, артиллерий и миномётами.

Немецкие власти, как правило, жёстко пресекали бесчинства полицаев по отношению к мирному и лояльному местному населению. Как вспоминал один из очевидцев, группа молодых полицейских направилась под предлогом борьбы с партизанами в лесное село под городом Путивлем. Изрядно пограбив селян и крепко выпив дармовой самогонки, они нарвались на случайно или целенаправленно появившихся здесь гестаповцев и были немедленно расстреляны. Трупы мародёров отправили на санях их родителям в Путивле.

Жестокость оккупантов и их пособников страшным образом обернулась против них самих. Когда советским войскам удалось отбить город Невель, что в Калининской области, красноармейцы и сотрудники НКВД публично повесили на площадях полицейских и их семьи, служащих дорожной охраны, пожарных, грузчиков, слесарей, уборщиц, работавших в учреждениях полиции и немецких частях. Через три недели в результате показательных экзекуций, высылок и ухода населения в Невеле осталось не более 10 процентов прежнего населения.

«Бессмертный полк». Мнение человека, для которого лозунг «За веру, царя и отечество!» — не пустой звук
Я не люблю слово «монархия».

Глава МИД Грузии напомнил ЕС об обязательствах и опасности евроскептицизма
«Мы осознаем понимаем те трудности, перед которыми сегодня стоит Евросоюз из-за возросшего потока мигрантов, популизма и влияния экстремистской идеологии, — заявил министр иностранных дел Грузии Михаил Джанелидзе на конференции…

Какие сериалы смотреть с июля? «Очень странные дела», «Давай сразимся, призрак!» и «Кружева… начало»
Интернет-видеосервис Netflix продолжает захватывать умы и сердца сериаломанов, и 15 июля по традиции выложил в Сети все восемь серий первого сезона нового многосерийного ужастика «Очень странные дела».

Миф о «благородных» декабристах и «тиране» Николае I
190 лет назад, 25 июля 1826 г.

Миф о "благородных" декабристах и "тиране" Николае I
190 лет назад, 25 июля 1826 г.


  • СССР,
  • ВОВ,
  • война
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (7) RSS свернуть / развернуть
+
0
На всю эту беду можно смотреть проще. Немцы окупировали огромную территорию. На ней нужно было поддерживать порядок, своих кадров не хватало. Вот и были назначены старосты и полицейские, во всех деревнях, хуторах (как минимум 4 человека на село) а сколько сел было окупировано? А с возвращением Красной Армии их пустили в расход, в лучшем случае впаяли по 25 лет. Но цифры остались, вот теперь их и «вернят» кому как выгодно.
avatar

Юрий

  • 22 сентября 2010, 13:32
+
0
На проблему «преданных и предавших» «смотреть проще», как предлагает Юрий, априори невозможно. Полицейские появились вовсе не потому, что «немцы окупировали огромную территорию», и «на ней нужно было поддерживать порядок». В истории нашего государства не было ни одного вторжения, не сопровождавшегося появлением предателей, как из числа запуганных и перевербованных, так и из числа «идейных добровольцев». Достаточно вспомнить дружно присягнувшее на верность Наполеону православное духовенство Могилевской епархии в то время, как другие священнослужители предпочитали смерть от рук оккупантов; воинство Мазепы во время Северной войны; «русские подразделения» добровольцев во время русско-персидской войны; массовый переход на сторону японцев солдат и офицеров российской армии в 1904 году и примеры можно продолжать.
Если мы рассматриваем конкретно Великую Отечественную войну, то в отличие от других стран, оккупированных фашистами, где национальная полиция и органы местного самоуправления продолжали исправно функционировать в том же составе и при оккупантах — менялись только хозяева и режим в стране, то в СССР сотрудничество с врагом, как и встарь, КАТЕГОРИЧЕСКИ воспринималось, как ПРЕДАТЕЛЬСТВО, независимо от причин, заставивших того или иного нашего соотечественника присягнуть на верность врагу. У русских совсем другой менталитет, а потому и явление «полицайства» — достаточно неоднозначно. И такая массовость предателей возникла вовсе не от масштаба оккупированной территории. Нельзя забывать, что база для «пятой колонны» в СССР готовилась секретными службами Германии еще ЗАДОЛГО до начала войны. К этому приложили усилия и активисты русских «правых» в Германии, эмигрантского русского молодежного движения, «Российкого национального и социального движения», «Русского общевоинского союза» и других, которые опираясь на свои связи на Родине, подготовили многочисленную сеть будущих «помощников» германским властям в России. А предатели-военнопленные и полицаи в деревнях — это мизер, который особой роли в заслугах перед рейхом не играл. Поэтому «проще» смотреть на проблему предательства в годы Великой отечественной войны, ну, никак не получится.
avatar

RUNA

  • 24 сентября 2010, 17:48
+
0
Много и правильно написал. Правда по поводу «массовый переход на сторону японцев солдат и офицеров российской армии в 1904 году»- слышу впервые, наверное что-то упустил.
А насчет старост и полицейских в мелких населенных пунктах, знаю не по наслышке. На малой Родине три хутора рядом. Три старосты, девять полицейских. И без всяких идей. Через Калинина хуторяне смогли «отбить» только одного старосту, и одному полицейскому скостить срок с 25 до 15 лет. Остальные получили по полной программе. Старостами были люди преклонного возраста (не призывные), полицаями пацаны — которым едва исполнилось 16 лет. Да лес рубят, щепки летят. А «пятая колонна» была есть и будет. Всегда есть место подвигу и предательству. «Каждый выбирает по себе!»
avatar

Юрий

  • 25 сентября 2010, 00:48
+
0
Моя прабабушка во время блокады Ленинграда оказалась под Вырецей. В ее доме остановились немецкие офицеры и хотя она только накануне войны вернулась с Соловков (была отправлена туда как «дворянское отродье»)- Надежда Николаевна стала связной у партизан. Через месяц ее выдала фашистам соседка, выслуживавшаяся перед новыми властями, Роза Васильевна Нестеренко. После пыток в гестапо мою прабабушку (а ей было на тот момент 71 год) отправили на расстрел — вместе с другими несчастными, выданными активной Розой Васильевной. Похоронная команда из местных обнаружила, что Надежда Николаевна еще дышит, выходили ее, она воевала. Вернулась в Вырицу только в 1947 году. И первого, кого она увидела, была Роза Васильевна — активистка уже советской власти. Это уже к теме — «Загадочная русская душа!». Кругом были люди, которые потеряли близких по милости этой дамы, но по прошествии времени они махали рукой: «Бог ей судья! Наших уже не вернуть...». Правда, увидев бабушку — искалеченную в гестапо, израненную позднее в боях, Роза Васильевна на следующий день куда-то исчезла и больше ее никто не видел. Хотя позднее я пыталась отыскать следы этой женщины.
Самое страшное, что никогда не поймешь, кто может тебя предать. Во время русских погромов на Кавказе в январе 1990 года мои близкие друзья (русские до мозга костей, всегда брезгливо и высокомерно относившиеся к «чуркам»), бросили меня с 4-летним ребенком («забыв» взять в машину, но не забыв взять свое барахло). Когда нас с дочкой забивали насмерть во дворе вместе с другими «неверными», меня отбили от выродков азербайджанские парни из соседей (потом я узнала, что позднее одного из них убили уже в 1992 году за помощь русским), другие — уже незнакомые — чеченцы прятали меня сутки на даче вместе с русскими и армянами. А потом тайком вывозили нас в труповозке на эвакосборники. А когда мы, беженцы, выгрузились в России — в феврале месяце, я перебинтованная с разбитым лицом, одета в одно платье, без пальто, т.к. в это пальто у меня был завернут ребенок — русский (!!!) таксист, с интересом расспрашивая, как там было во время погромов, за то, что довел (не довез) меня с одного вокзала на другой на Площади трех вокзалов в Москве (я не знала, как добраться), забрал у меня это пальто (!). А мы говорим о пятой колонне, когда ежесекундно вокруг нас совершаются большие и малые предательства! В нашей обычной жизни!
avatar

RUNA

  • 25 сентября 2010, 06:44
+
0
«RUNA» а нормальное имя у тебя есть? Ты снова много пишешь, но снова «винегрет». Ты смешала «приспособленчество» к любой власти Розы Васильевны, с элементарной, но не со славянской и не русской ХАПУЖНОСТЬЮ своих соседей. Нормальное ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ поведение азербайджанских парней и чиченцев со скотством московского таксиста. Это жизнь и она таковой была всегда. Я понимаю, что пройдя через такие круги ада, можно начать делит людей на преданных и предателей (черное и белое). Увы жизнь многогранна, я выводил колонны из Сумгаита и Баку поэтому насмотрелся на все это, до блевотины. Дерьма хватала со всех сторон. Но предала меня страна в 93 году, уволила как «отработанный материал» и бросила в чужем государстве. Я выжил, поднялся и твердо стою на ногах. И считаю, что хороших людей больше, поднялся я, поднимется и Россия. А «отработанным материалом» будут Розы Васильевны, соседи и таксисты. Потому что парни с которыми я ходил на «сопровод» живы пусть не совсем здоровы, но воспитывают следующее поколение, ПРАВИЛЬНО.
И все-же остался один вопрос дай ссылку на «массовый переход на сторону японцев солдат и офицеров российской армии в 1904 году», или это «блогерская интрижка». Потому что история России и Русской армии, для меня не пустой звук.
avatar

Юрий

  • 28 сентября 2010, 18:23
+
0
Извините, Юра, что не дотягиваю своим «винегретом» до Ваших эстетических запросов. Видимо, подводит эмоциональность, с которой отношусь к любой переписке и дискуссиям…
Имя у меня, естественно, есть, и по-моему, вполне нормальное — Ольга. То, что мне пришлось пережить в Баку по сравнению с тем, что пришлось пережить позднее в России, кругами ада назвать трудно. Ад наступил позднее. Но ни тогда, ни сейчас, людей не делю на предателей и преданных. Не потому, что «не судите, да не судимы будете», а потому, что на своей шкуре убедилась, что по жизни святая правильность и праведность порой приносит горя и боли больше, чем банальное предательство.
«Интрижки» — это не ко мне, воспитание не то, к блоггерам не отношусь, а информация, распространяемая СМИ, мною воспринимается через призму недоверия, хотя бы только потому, что когда нас убивали в Баку, я, находясь с дочкой в заложниках, ЛИЧНО слушала по приемнику «правдивые репортажи» о «воцарившемся покое на улицах древнего города Баку». Да и потом, в последующие годы, оказавшись в центре конкретных событий, уже через сутки с изумлением читала нелепые вымыслы и домыслы журналистов и телевизионщиков по поводу того, чему была непосредственным свидетелем, а то и участником.
Информация о событиях 1904 года получена мною по запискам прадеда — героя русско-японской войны и архивным документам, доступ к которым удалось получить в связи с моей работой. Очень осторожно, хотя и вскользь, этого вопроса касается Сергей Чуев в своей книге: «Проклятые солдаты. Предатели на стороне Третьего рейха» (но не в усеченном интернетовском варианте его книги), есть ряд других исследований. Хотя, на мой взгляд, термин «массовый» в отношении перебежчиков на той войне, несколько некорректен, если сравнивать с тем, что наблюдалось в годы Великой Отечественной.
К сожалению, на некоторое время я выпаду из Интернетовского пространства — начинаются сборы и тренировки перед соревнованиями по эндуро. Вам — всего лучшего!
avatar

RUNA

  • 28 сентября 2010, 22:09
+
0
Оля удачи тебе в соревнованиях.
Я услышал то, в чем был уверен.«Хотя, на мой взгляд, термин «массовый» в отношении перебежчиков на той войне, несколько некорректен»
Но он не корректен и в «если сравнивать с тем, что наблюдалось в годы Великой Отечественной»
И он будет некорректен если говорить о нашем времени, я потерял двух парней из взвода, ТАМ, и каких парней.
avatar

Юрий

  • 29 сентября 2010, 00:47

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: