Новая русская революция

В России что-то назревает, но что именно это будет – предугадать сложно. После недельного путешествия, в основном по северо-западной части страны, в компании западных специалистов по России и российских интеллектуалов, политиков и журналистов в рамках нынешней встречи группы «Валдай», кульминацией которой стала ежегодная конференция вопросов и ответов с участием Владимира Путина, я поняла, что Россия застряла между своим прошлым и будущим, не зная, в каком направлении ей идти. Присутствует легкий налет пагубной социальной напряженности. На разгон запрещенных демонстраций постоянно направляются спецподразделения, причем их численность явно непропорциональна угрозе закону и порядку со стороны тех, кто требует соблюдения права на свободу собраний. Модным словом сегодняшнего дня стала «модернизация», и ввел это слово в постсоветский лексикон год тому назад путинский преемник на посту президента Дмитрий Медведев. С тех пор россияне со всех концов политического спектра изо всех сил пытаются определить, что же это такое. А в среде интеллигентов царит разочарование.

Оно кажется не совсем оправданным. В материальном смысле Россия за последние 20, и особенно 10 лет пережила настоящий модернизационный взрыв. И несмотря на отголоски экономического кризиса на Западе, она быстро продвигается вперед. Новые дома, офисные здания и коммерческие центры появляются не только в Москве и Санкт-Петербурге, но и в других городах. Все это к добру, а с точки зрения экологии – к худу. Большинство россиян сегодня живет лучше, чем когда бы то ни было. Но для разочарованных российских интеллигентов и для расширяющегося класса профессионалов модернизация связана не только, и не столько с повышением материального благосостояния.

Один высокопоставленный руководитель сказал по этому поводу так: «Речь идет не только о модернизации экономики, но и о модернизации всех аспектов жизни, включая политику». Он добавил к этому: «Проблема России в том, что все ее население думает так: „Я могу соблюдать закон по-своему“. Модернизация подразумевает, что нам надо отказаться от такого поведения, отказаться от любых исключений, вести себя, как Германия или Франция, где есть зрелая политическая и юридическая система».

Разрыв между Россией и, скажем, Францией и Германией беспокоит многих россиян, поскольку они считают, что их политические руководители не видят необходимости в его преодолении, либо не обладают достаточной силой воли для проведения перемен. Однако в прошедшие выходные Медведев выступил на международном форуме, который он надеется превратить в российский ответ Давосу. Он выступил с речью в энергичном и предприимчивом северном городе Ярославле. Темой выступления стала демократия. И даже самые жесткие критики российских успехов в этой области не могли не навострить уши, слушая обращение президента, а также видя ту необычайно сдержанную тональность, в которой прозвучала его речь.

Вот одна из главных изюминок его выступления: «Я не только верю в демократию как форму управления, не только верю в демократию как форму политического режима, но я верю и в то, что демократия в прикладном плане способна избавить от унижений и бедности миллионы людей и в нашей стране, и миллиарды людей в мире». По поводу России он сказал так: «Я знаю недостатки этой системы, может быть, как никто другой … Но я категорически не согласен с теми, кто утверждает, что в России нет демократии, что в ней господствуют авторитарные традиции. Это не так … В России есть демократия. Да, она молодая, незрелая, несовершенная, неопытная, но это всё-таки демократия. Мы в самом начале пути. И в этом плане нам есть над чем работать. Но мы свободны».

Затем он изложил ряд требований, выполнение которых необходимо для превращения России в более демократическую страну. Одно из них это улучшение работы судов и тюрем. В заключение Медведев сказал, что один из истинных стандартов демократии это убеждённость граждан в том, что они живут в демократическом государстве. «Ведь какое бы определение мы ни давали демократии, сколько бы мы ни говорили о том, что у нас демократия, в том числе и в России, конечно, судить о демократии каждый человек должен самостоятельно». Путь действительно предстоит очень долгий. Но с тех пор, как Медведев стал два года тому назад президентом, Россия пережила два крупных потрясения, которые могут стать для нее преобразующими – подобно тому, как ядерная катастрофа в Чернобыле и землетрясение в Армении ускорили перемены в Советском Союзе.

Первое потрясение произошло всего два месяца после того, как Медведев вступил в должность президента. Речь идет об августовской войне 2008 года с Грузией. Общее мнение заключается в том, что Россия в той войне победила. Однако «победа» заставила Кремль осознать ряд неприятных истин. У России в мире не осталось друзей, заслуживающих упоминания. Ее имидж как агрессивного государства, ностальгирующего по былой империи, только усилился. Кроме того, выяснилось, что ее вооруженные силы устарели и страдают от дезорганизации.

Одним из последствий этого стало полное переосмысление внешней и оборонной политики государства, чему помогло стремление президента Обамы «нажать кнопку перезагрузки» в отношениях с Россией. Москва начала демонстрировать миру более дружелюбное лицо. Ее руководители говорят о сотрудничестве и совместной работе; в российский дипломатический словарь вошел термин «мягкая сила». Говоря на встрече в Сочи о грузинском конфликте, Путин старательно избегал привычных для него насмешек и упреков. Он также заявил, что самопровозглашенные территории и Грузия должны сами добиться урегулирования отношений (то есть, без России), и согласился, что Грузия в этом регионе является «доминирующей силой».

Возможны ли революция и новая гражданская война в России?
Одной из часто муссируемых тем последних месяцев в нашей стране является тема следующая: а не станет ли Россия для Запада следующей мишенью после Сирии и Ирана, не благословят ли Вашингтон, Лондон и прочие мировые столицы полёты несущих «свободу слова» и «демократию» бомбардировщиков в сторону российских городов? И, как водится, общество разделилось на две части, представители одной из которых уверены, что разговоры об иностранной агрессии в отношении России – ни что иное как мечты радикальной оппозиции, а представители другой в противовес...

Мостовой сравнил Кокорина и Мамаева с «новыми русскими»
Бывший полузащитник испанской «Сельты», московского «Спартака» и российской сборной Александр Мостовой сравнил футболистов сборной России Павла Мамаева и Александра Кокорина, устроивших вечеринку в одном из ночных клубов Монте-Карло, с…

Гайдаровский форум как пролог к новой «Снежной Революции»
Внимательно прочитав отзывы в российской блогосфере на прошедший Гайдаровский форум 2016 обозреватель ИА REGNUM Юрий Барнчик пришел к выводу о том, что либеральный правящий блок объявил войну президенту РФ. Мы…

Новая русская нищета
Россия — это такое место, где все ваши очки сгорают раз в десять лет, — чем бы вы ни занимались. Именно поэтому российское начальство хранит детей и деньги в Европе.


  • революция,
  • Валдай,
  • Путин,
  • модернизация
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: