Комплекс родины

Родина у нас понятие не материальное, а исключительно духовное. Ею настойчиво предлагается считать не страну, не государство, а идею. И пусть она меняет названия — имперская, социалистическая, суверенно-демократическая. Суть от этого не меняется.

Воспаленные, но повсеместные призывы построить где-нибудь по границам Кубани и Ставрополья великую кавказскую стену пробудили странное воспоминание. До августовского путча оставался год, великая держава приказывала долго жить, и моему случайному тогдашнему собеседнику это, как и большинству сограждан, не нравилось.

Он не был отчаянным патриотом, он не говорил слова «родина», он даже оборот «моя страна» использовал с каким-то смущением, будто опасаясь излишнего пафоса. Балтия уходила, и я его спросил: а, скажем, если бы республик в нашей с ним стране было не 15, а 16, этой 16-й была бы, допустим, Монголия — ее свободолюбивый порыв он тоже воспринимал бы с горечью? Я ничего не имел против Монголии, да и вообще, кроме человека по фамилии Цеденбал, мы знали еще, может быть, про существование первого монгольского космонавта… Собеседник долго мялся и наконец признался: да. Смотреть вослед уходящей Монголии ему было бы так же горько…

Советские люди, которые рассказывали про свою власть недобрые анекдоты, чрезвычайно негодовали, когда из их большой страны уходили литовцы, латыши и эстонцы.

Про эти страны они знали две вещи: там живут ненавидящие русских фашисты, а все тамошнее благополучие было достигнуто за счет советских людей и в советское время. Этого было вполне достаточно для того, чтобы к Литве, Латвии и Эстонии относиться так, как перед этим относились к эмигрантам из СССР, которым социалистическая родина дала все.

Потом уходила Грузия, и в этом тоже было что-то очевидно антироссийское. А затем дошло дело до Чечни, и это было совсем уж возмутительно — разваливать Россию!

Со стереотипами иногда получаются истории очень поучительные. Решив, что чеченцы и в самом деле надумали отделиться, россияне поначалу словно растерялись перед обилием возможных интерпретаций. И только непривычные еще по тем временам масштабы кровопусканий несколько притормозили процесс постановки задачи.

Это получилось, когда смолкли пушки и все вроде бы стало на свои места. Чеченцы, а заодно и все прочие кавказцы стали в общем представлении пережитком дикарского человеческого прошлого, по чьему-то недосмотру сохранившегося до наших дней. И после этого кредо уже окончательно вызрело: идеальным вариантом был бы, конечно, Кавказ без кавказцев, потому что прадеды за него кровь проливали, территория стратегическая и вообще исконно русская. Но поскольку атомную бомбу на них не кинешь без ущерба для себя, то пусть остаются. Но это должна быть резервация, отделенная стеной или рвом. И бог с ними, с прадедами.

Формула органична и точна — как продолжение «монгольской» горечи двадцатилетней давности. Нужно было только еще немного подождать и прислушаться к радостным ноткам в августе 2008-го. После цхинвальского похода в воздухе словно веяло какой-то недосказанностью: ну да, признали, но когда же будем делать новые суверенные государства полноправными субъектами федерации? И дело не в том, что в глубине сознания все-таки вяло копошилось понимание того, что на свете возможно не все. А в том, что всего спустя два года россияне охладели и к этой идее.

Как во время чеченской войны, так и в ходе штурма Цхинвали с последующим признанием население большой страны было мотивировано чем угодно, только не имперским расширением или сохранением того, что нажито, и в этом и заключена истинная суть имперского патриотизма. Чеченцы должны были ответить за все: за 90-е, за реформы, за падение Берлинской стены, за себя самих и за мифы о самих себе. Не было в этом буйстве чувств только одного — целостности державы.

Челябинский туристический проект попал в пятерку лучших в России
Туристический проект Челябинской области «Золотой пояс горного Урала» вошел в пятерку лучших проектов по развитию внутреннего туризма России. Эксперты оценили его на 88 баллов из 100 возможных.

Родина — отдельно, ГУЛАГ — отдельно
У Олега Табакова теперь три площадки — кроме Художественного театра и подвала «Табакерки» на улице Чаплыгина, его концерн располагает ныне и свежепостроенным зданием на Сухаревской.

"Разве "золотые мальчики" пойдут защищать Родину?" О "наследственной элите" новой России
С распада Советского Союза прошло почти три десятилетия.

Стальная могила: почему израильский танк из Кубинки отправится на родину
Россия готова передать Израилю находящийся с 1982 года в подмосковной Кубинке израильский танк, передают мировые информагентства.

Монумент Родине-матери в Киеве декоммунизируют в этом году
Специалисты демонтируют советскую символику со скульптуры «Родина-мать» в Киеве в этом году, сообщил глава Украинского института национальной памяти Владимир Вятрович. «Мне тяжело сказать, именно когда.


  • постсоветское пространство,
  • развал СССР,
  • война в Чечне,
  • война с Грузией
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: