Литва внедряет политику в атом

Гость в студии «Голоса России» — Сергей Кондратьев, старший эксперт Института энергетики и финансов. Интервью ведет Петр Журавлев. Журавлев: На днях Сейм Литвы проголосовал за проведении референдума о возведении новой атомной электростанции. Последние опросы показывают, что большинство жителей Литвы выступает против этих планов. Правительство же, наоборот, желает построить эту станцию, чтобы обрести энергетическую независимость от России. Нужна ли действительно АЭС в Прибалтике? Если да, то почему закрыли Игналинскую АЭС?

Гость в студии «Голоса России» — Сергей Кондратьев, старший эксперт Института энергетики и финансов.

Интервью ведет Петр Журавлев.

Журавлев: На днях Сейм Литвы проголосовал за проведении референдума о возведении новой атомной электростанции. Последние опросы показывают, что большинство жителей Литвы выступает против этих планов. Правительство же, наоборот, желает построить эту станцию, чтобы обрести энергетическую независимость от России.

Нужна ли действительно АЭС в Прибалтике? Если да, то почему закрыли Игналинскую АЭС? Каковы вообще перспективы атомной энергетики? На эти и другие мои вопросы, я надеюсь, ответит гость — старший эксперт Института энергетики и финансов Сергей Кондратьев.

Итак, все говорят, что эта самая Висагинская АЭС, которая будет построена, по сути, на месте Игналинской АЭС, — чисто политический проект. Вы с этим согласны?

Кондратьев: В большей степени — да. На самом деле, у Литвы это уже стало таким рефлекторным желанием построить обязательно у себя АЭС. И чем больше АЭС строится вокруг (сначала начала строиться Балтийская АЭС, сейчас разворачиваются работы на Белорусской АЭС), тем больше у Литвы возникает желания все-таки воплотить этот проект в жизнь.

Понятно, что финансовых ресурсов для него нет, потому что проект стоит баснословно дорого — больше 6 миллиардов долларов за один тысячный энергоблок. Россия строит почти в два раза дешевле. Конечно же, для самой Литвы этот проект является таким способом говорить больше о некоей эфемерной энергетической независимости, потому что все-таки в первую очередь ее должны интересовать вопросы экономики. Экономика у проекта достаточно плохая.

Журавлев: Готовясь к нашему разговору, я почитал некоторые газеты и интернет-ресурсы. Министр экономики Латвии, которая предполагает присоединиться этому проекту, дал недвусмысленно понять, что его страна не собирается подписывать никаких обязывающих договоров по АЭС, не убедившись в ее экономической целесообразности.

Энтузиазма не наблюдается и в Эстонии, как пишет некое интернет-издание. Причем там высказываются те же опасения. Пока не будет окончательно выяснен размер выгоды от строительства новой АЭС, ни о каком финансировании речи не пойдет. Поляки, как я понимаю, замолчали первыми. Хотя предполагалось, что они присоединятся к этому проекту. Тогда на какой базе это будет делаться, о чем идет речь?

Кондратьев: Для самой Литвы речь идет о том, что необходимо построить хотя бы один энергоблок для того, чтобы как-то заместить тот достаточно большой импорт электроэнергии, который сейчас, после закрытия Игналинской АЭС, Литва вынуждена осуществлять.

Понятно, что по тем ценам, по которым сейчас можно построить атомную станцию, и очень многим другим вопросам, связанным с подготовкой кадров, эксплуатацией, инфраструктурой, этот проект в некотором плане бессмыслен. Электроэнергию на самой станции придется приобретать по цене порядке 15-20 евроцентов — и это очень оптимистический вариант. Сейчас такая стоимость имеет место только у возобновляемых источников энергии, которые субсидируются национальными правительствами.

Понятно, что атомную энергию никто субсидировать не будет. У самого литовского правительства денег нет. Еврокомиссия тоже этого делать не будет. Поэтому в некотором плане это действительно желание истеблишмента построить эту станцию без каких-то явных на то экономических оснований и, самое главное, без финансовых возможностей.

Журавлев: Надо сказать, что этот референдум, решение о котором принял Сейм, по сути, будет консультационным. Его результаты будут носить рекомендательный характер. Но, как говорят некоторые эксперты, даже эти рекомендательные решения, это голосование способно отпугнуть партнеров еще больше. Они могут сказать: «Ребята, вас даже собственное население не поддерживает». Зачем тогда закрыли Игналинскую атомную станцию?

Кондратьев: Собственно, изначально это было одно из требований при вступлении Литвы в Европейский союз, потому что на Игналинской АЭС эксплуатировались энергоблоки так называемого чернобыльского типа. Хотя была проведена очень большая работа по модернизации этих энергоблоков, по внедрению новых систем безопасности. В принципе, наверное, той аварии, которая произошла на Чернобыльской АЭС, на этих энергоблоках не произошло бы. Но все равно ее закрыли в рамках требований Европейского союза.

Понятно, что эти энергоблоки были введены в 1980-е годы. Конечно, для самой Литвы они могли бы работать еще как минимум 10-15 лет и приносить очень дешевую электроэнергию. У нас есть много примеров того, что самая лучшая, то есть самая дешевая электроэнергия — это электроэнергия со старых советских, полностью самортизированных мощностей, потому что их оплатил когда-то Советский Союз.

Украина получает электроэнергию с атомных станций по себестоимости порядка 1,5-2 американских центра за киловатт-час. Это очень низкая себестоимость электроэнергии. Понятно, что на новых, самых современных станциях такой себестоимости уже не будет, потому что ее надо оплачивать кому-то заново.

В этом плане, конечно, закрытие Игналинской АЭС очень сильно подорвало вообще экономику Литвы. Сейчас, когда надо как-то выходить из этого очень долгого кризиса (страны Прибалтики оказались, наверное, в гораздо худшем положении, чем Греция, о которой мы сейчас так много говорим), Литве очень не хватает Игналинской АЭС.

Журавлев: Но пропаганда и желание вступить в Европейский союз победили. Опять политика?

Кондратьев: Конечно, во многом политика.

Журавлев: Убедили, напугали. Уж коль скоро об этом зашла речь, пропагандистская кампания 4-5 лет назад была очень мощной: вы что, хотите второго Чернобыля? У нас случился энный Чернобыль, как окрестили события на «Фукусиме». Сейчас, когда прошло больше года, каким-то образом переосмыслен опыт того, что произошло?

Кондратьев: Мне кажется, выводы начали делать не сразу же, но спустя буквально месяц после самой аварии. Практически все ведущие страны провели стресс-тесты как действующих, так и строящихся АЭС. «Росатом» вносил некоторые изменения как в решение проектируемых электростанций, так и в систему безопасности действующих электростанций. Поэтому уроки на таком уровне, конечно, были усвоены.

Но все-таки мне кажется, один из главных уроков в том, что практически ни одна ведущая ядерная держава (ни Россия, ни Китай, который сейчас строит десятки энергоблоков, ни даже Америка, в которой постепенно тоже все больше и больше идей по возвращению к строительству АЭС после почти 20-летнего перерыва) не заявила по итогам «Фукусимы», что она обязательно откажется от атомной энергии. Примеры единичны — Германия и Швейцария. Но это скорее все-таки исключение, чем правило…

Источник: rus.ruvr.ru

Глава МИД Литвы предупредил ЕС о слишком мягкой политике в отношении России
Политические послабления, которые делает Евросоюз России в виде визита главы Еврокомиссии Жан-Клода Юнкера на Петербургский международный экономический форум, благоприятны в краткосрочной перспективе, но контрпродуктивны в долгосрочной, заявил глава МИД Литвы…

Глава МИД Литвы: Газманов виноват в агрессивных действиях России
Министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичюс объяснил, почему власти этой страны не пустили на свою территорию российского артиста Олега Газманова: певец виноват в «агрессивной пропаганде и агрессивных действиях России», передают…

Москаль отправит в АТО всех недовольных декоммунизацией жителей Закарпатья
Ужгород, 29 апреля. В Закарпатской области завершилась декоммунизация. Об этом заявил глава региона Геннадий Москаль. Он подчеркнул, что все улицы имени Ленина, Дзержинского, Кирова были переименованы.

Экс-спикер парламента Литвы: страна погрязла в коррупции и воровсте
Экс-председатель Верховного совета Литовской ССР Витаутас Ландсбергис признал воровство и коррупцию обыденным явлением для нынешнего руководства страны.


  • АЭС,
  • Литва,
  • Журавлев,
  • Кондратьев,
  • Станция
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: