Расцвет и закат латвийских курортов

Начало популярности курортных и лечебных мест на территории Латвии связывается с концом XVIII века, когда становятся широко известными целебные источники Балдоне и Кемери, места отдыха на побережье Балтийского моря и на Рижском взморье. Приморский климат, сухой воздух соснового бора, минеральные воды, морской песочек да лечебные грязи – весь этот благодатный букет природы на благо здоровья делал латвийские курорты уникальными.



В Музее истории медицины им. П. Страдыня открылась выставка, повествующая о прошлом и настоящем курортов Латвии. В былые времена многочисленные латвийские здравницы не только эффективно лечили многих и многих, нарабатывая бесценный опыт на этой ниве, но и давали местным жителям постоянную работу.
В XIX веке переживался настоящий «лечебный» бум: по количеству курортов Латвия спорила с Северным Кавказом.


Кемери, Балдоне, Кримулда, Бирини, Лиепая полнились отдыхающими. Все необходимое для реабилитации и релаксации организма предлагалось здесь на самом высоком уровне: грязевые аппликации, минеральные воды, лечебная гимнастика, прогулки на свежем воздухе, диетическое питание в приятных глазу, а подчас и просто роскошных обеденных залах… Выставка в Музее истории медицины дает представление не только о предлагаемых в разное время услугах и расценках на них, но и рассказывает об истории создания курортов, их развитии. Так, первое заведение с сероводородными лечебными процедурами открылось в Барбеле еще в 1739 году! Среди экспонатов – коллекция кружек для минеральной воды, кресло для отдыха из санатория в Тервете, аппараты для механотерапии, одежда медицинского персонала и многое другое.
БАЛЬДОНЕ, ЛИБАВА, ВЕНДЕН, ПОГУЛЯНКА...


Проинформировав читателей о выставке в Риге, попробуем и сами, обратившись к различным источникам, осветить эту многогранную тему.
Начнем с Балдоне, где первая лечебница с минеральными водами заработала в 1795-м, чему в немалой степени способствовала вот такая история. Прослышав о чудодейственном «источнике молодости» в Бальдоне (Балдоне), больные солдаты рижского гарнизона отправились подлечиться в Курляндское герцогство. В результате выздоровели все, кроме военнослужащего со сломанной рукой – минеральная вода в этом случае не помогла. Однако о месте излечения в очередной раз разнеслась хорошая слава. И как только курляндский ландтаг пожелал присоединиться к России, Екатерина II изъявила желание основать в Балдоне курорт. Тамошний помещик барон Готхард фон Корф обустроил целебный источник, выбив над ним надпись: «Больному – исцеление, здоровому – увеселение». Бальдонскую минеральную воду со временем стали потреблять больше, чем «Нарзан» или «Ессентуки». Примечательно, что поначалу графы да бароны, желая припасть к целебной водице, жили в шалашах или сараях за неимением лучшего жилья. Здоровье ценилось более апартаментов. К 1828 году число лечебных ванн достигло пятидесяти. Но процветание Бальдоне подорвал 1838 год, когда император Николай II озаботился созданием курорта в Кеммерне (Кемери). Понятно, что верноподданные дворяне стали ездить на лечение в указываемое царским перстом место.


А в 1846-м граф Карл Сиверс открыл заведение с минеральными водами под Венденом (Цесисом). Тогда же местный доктор Мейер издал книгу, в которой обосновал преимущества здешнего отдыха, – «поэзии, да и только…»


О былой славе Лиепаи как курорта сегодня напоминает лишь здание купальни, построенное больше века назад. А ведь когда-то либавский курорт считался весьма модным. Сюда стремились российские императоры Александр II и Александр III с семьями, прибывали на лечение и зарубежные гости. Во времена Первой Республики поправить здоровье в Лиепае съезжались из разных мест Латвии, а при Советах санаторий так и вовсе не пустовал. Лиепая славилась водой с высоким содержанием солей, особенно бромидов – неоценимых при заболевании нервной системы, а также эффективными лечебными грязями.


А как не вспомнить добрым словом оригинальный курорт Погулянка под Двинском!


Во второй половине XIX века граф Плятер сделал Погулянку здравницей, выстроив в этом месте грязелечебницу и разбив парк. В Погулянке действовала и кумысно-водная лечебница. Даугавпилсский краевед Залман Якуб (ныне покойный) разыскал сведения, что для кумысно-лечебных нужд в лучшие времена привлекались 90 кобылиц. Курорт Погулянка стал одним из любимых мест отдыха жителей города. Здесь строились дачи, сюда из Двинска ходил пароход. Но Первая мировая война не пощадила здравницу славной Погулянки.


После Отечественной войны 1812 года в Юрмалу стали наведываться высшие офицеры российской армии.


Одним из первых построил дачу на побережье фельдмаршал Барклай де Толли. В 1838-м в Кемери (нынешнем районе Юрмалы, который раньше считался отдельным городом) построили первый санаторий. С 1904 по 1915 г. директором этого курорта был один из основоположников российской бальнеологии А.А. Лозинский.
ВЧЕРА И СЕГОДНЯ ЮРМАЛЫ


В середине XIX века пляжный отдых стал приобретать «цивилизованные» черты. Любители купания создают свои общества, которые заботятся об удобствах на пляжах, нанимают врачей на лето, организовывают общественную жизнь, концерты и прочее. Конкуренция побуждала всячески ублажать отдыхающих, для удобства которых были пущены поезда Москва – Кеммерн, проложен трамвайный путь от Кеммерна до моря, в Кеммерне устраивались всевозможные развлечения. Вот как описывала здешний курортный праздник в июле 1891 года газета «Рижский вестник»: «На большом лугу были устроены всевозможные забавные состязания, такие как бег в мешках или лазанье на смазанный салом шест. Причем призы были немалые: сумевший подняться по шесту 13-летний мальчик получил сумму, превышающую недельный заработок рижского рабочего. После соревнований начались танцы до упаду, а поздним вечером празднество завершилось красочным фейерверком».


В советское время Юрмала имела статус всесоюзного курорта. В конце 80-х годов XX века здесь действовали более 20 профсоюзных и ведомственных санаториев и две курортные поликлиники. А если говорить об общей численности курортно-оздоровительных объектов, то таковых здесь насчитывалось 105 (санатории, пансионаты, дома отдыха), ежегодно в них отдыхало более 300 тыс. человек. Но ведь были и те, кто приезжал в Юрмалу, как тогда говорили, «дикарем», снимая комнату на месяц-другой. И этих отдыхающих насчитывалось не меньше! Так, у родителей моего мужа в Булдури одно лето жила семья всенародно любимого артиста Евгения Леонова.


В 70–80-е годы Юрмала становится курортом «на западный манер». В городе открывается первое в СССР варьете «Jūras Pērle» (где, кстати, начинала свою карьеру певицы Лайма Вайкуле), один из первых боулингов, проводятся музыкальные и песенные фестивали…


Но 1990-е годы варварски разрушают сложившуюся курортную систему. Бывшие здравницы одна за другой сменяют владельцев, теряя прежний статус. Канули в невозвратное прошлое санатории «Эдинбург», «Рижское взморье», «Балтия», «Мариенбад», «Майори» ДКБФ (Балтфлот), «Латвия», «Лиелупе»… Некоторые из бывших зданий санаториев пребывают в ужасающем состоянии. В середине июля этого года в Кемери пожар уничтожил здание бывшей курортной поликлиники – памятник архитектуры 20-х годов ХХ века – времен Первой Республики, между прочим. А сегодня это здание – собственность владельца, который не содержал его в надлежащем порядке. Правда, есть и те, которым повезло, – их переквалифицировали в гостиницы, SPA-отели или элитные квартиры. То есть оазисы здоровья трансформировались в нечто совсем иное. Однако это лучше, чем быть отверженными – примеров разграбления и разрушения в Юрмале хватает. И надругалась тут не война…


Сегодня в Юрмале только три учреждения, полностью отвечающих санаторному типу. (Можно вспомнить и Национальный реабилитационный центр в Юрмале, но это особое учреждение). При этом санаторий «Янтарный берег» находится в ведении Управления делами президента России, санаторий «Белоруссия» – в ведении Управления делами президента Республики Беларусь. Руководитель третьего курортно-реабилитационного центра «Яункемери» Михаил Малкиель, сумевший сохранить свое детище, не скрывает правду о том, что в развитие Юрмалы как курорта государство нынче ничего не вкладывает, напротив, еще и забирает сумму в Фонд выравнивания. Юрмале приводят в пример Палангу. Но Паланга подпитывалась госзаказами, выживала за счет особого курортного статуса и сопряженных с ним налоговых льгот. Тогда как Юрмале ставились палки в колеса: в середине 1990-х годов государство ввело визовый режим, перенаправив таким образом поток туристов с Востока к конкурентам. Подоспевшая денационализация поставила крест на деятельности многих пансионатов и санаториев. Ее сменил строительный бум – в местах, где должны были строить здравницы, началось возведение жилья.


«Опыт Литвы и Эстонии наглядно показал: можно было нормально жить и все иметь, если бы сами, своими руками не разрушили. Ну ладно, «Альфа», ВЭФ, прочие флагманы индустрии – человеку с мозгами понятно, почему их уничтожили. Но для чего было разрушать курорты, если сегодня в Латвии вообще больше ничего нет?» – спрашивает Малкиель (интервью «Вести Сегодня»). И сам же отвечает: «От злой тупости. Ну как, скажите, можно было оставить наш центр без государственного заказа на медицинскую реабилитацию? Мы не потонули, нашли платежеспособных клиентов из-за рубежа. Но от нас отделили непреодолимым финансовым барьером огромное число жителей Латвии, которым наши услуги необходимы как воздух! А если брать курортологическую отрасль в целом, то в своем тупом стремлении уничтожить все «пережитки советского», «реформаторы» забыли, что это нарабатывалось столетиями, что все эти «мариенхофы» и прочее существовали и до СССР. А в конце 50-х все это только получило небывалый импульс к развитию. Вот стратегический план общественного здоровья на 2011–2017 гг. Но я не понимаю, как он может осуществиться, притом что все в упадочном состоянии… Государственная политика в области медицины по большому счету свелась к неотложной помощи, чтобы элементарно не умереть… А хронические заболевания, обострения и т. п. – это все скинуто на плечи семейного врача. Предполагается, что он в состоянии проследить за здоровьем всех пациентов…» – сокрушается доктор медицинских наук М. Малкиель.



Источник: www.grani.lv

«Согласие»: расцвет и закат крупнейшей оппозиционной партии Латвии
Многообещающее начало После парламентских выборов в Латвии в октябре что 2011-го, что 2014 года российская новостная лента пестрела заголовками: «Промосковская партия одержала победу».

Расцвет и закат Семиреченского казачьего войска
25 июля 1867-го года (по новому стилю) было образовано Семиреченское казачье войско, одно из одиннадцати казачьих войск Великой Российской империи.

Зеленый разум планеты: растения-лекари, людоеды, цветы-убийцы и деревья-хранители
Tweet Растения на Земле появились около двух миллиардов лет тому назад. Они достаточно долго царствовали на ней в одиночестве.

Расцвет и закат флибустьеров. Часть 2
Олоне в «Пиратах Америки» А.


  • ВЕК,
  • Юрмала,
  • Курорт,
  • Латвия,
  • Отдых
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: