«Русский язык в Литве будет трудно „обесценить“ (»Окно в Россию")

В работе Региональной конференции российских соотечественников стран Балтии всеобщее внимание своими выступлениями и активным участием в выработке резолюции привлекал молодой человек в строгой, но светской одежде, к которому, тем не менее, большинство из присутствовавших обращалось: «Отец Владимир…» По завершении конференции, протоирей Владимир Селявко, секретарь по внешним связям Вильнюсско-Литовской епархии Русской Православной Церкви, поделился с проектом «Окно в Россию» своими мыслями относительно места православия в общественной жизни соотечественников за рубежом и…

В работе Региональной конференции российских соотечественников стран Балтии всеобщее внимание своими выступлениями и активным участием в выработке резолюции привлекал молодой человек в строгой, но светской одежде, к которому, тем не менее, большинство из присутствовавших обращалось: «Отец Владимир…»
По завершении конференции, протоирей Владимир Селявко, секретарь по внешним связям Вильнюсско-Литовской епархии Русской Православной Церкви, поделился с проектом «Окно в Россию» своими мыслями относительно места православия в общественной жизни соотечественников за рубежом и том, почему русскоязычная культура вызывает такое неприятие в странах Балтии.
— Отец Владимир, я не первый раз на подобного рода мероприятиях, но впервые вижу представителя церкви, который принимает такое активное и непосредственное участие в подготовке и работе конференции, в редактировании и правке резолюции и других документов. С чем связана подобная активность? Это ваш собственный выбор или позиция епархии?
— В данном случае и то, и другое. Как гражданину Литвы с русскими корнями мне небезразлична судьба родной культуры в этой стране. Но прежде всего я здесь по благословению архиепископа Виленского и Литовского Иннокентия. Активное участие в социальной жизни общества в самых разных формах является общей тенденцией нашей Церкви. Ярким примером подобной активности является Святейший Патриарх Кирилл. Ведь церковь и народ неотделимы друг от друга.
При этом хотелось бы подчеркнуть, что Церковь вне политики. Главная задача любой религиозной структуры — воплощение в реальную жизнь духовных идеалов. Но конечно, Церковь не может оставаться в стороне, когда речь идет о насущных проблемах народа. Для этого нередко приходится выступать со светских трибун. Особенно, когда речь идет о таких проблемах как сохранение русского языка, русской культуры. Теряя родной язык и национальную культуру, люди утрачивают глубинную связь со своими духовными корнями, которые питали эту культуру. Хочу подчеркнуть, что когда мы говорим о «русской культуре», о принадлежности к «русскому миру», мы не ограничиваемся только национальным признаком. Говоря об этих понятиях, мы подразумеваем людей, которые независимо от национальности ощущают себя русскими, являются носителями русской культуры и русского языка, духовно связаны с Россией и неравнодушны к её делам и судьбе.
В Прибалтике русские люди сталкиваются с проблемами на самых разных уровнях и в самой разной степени. Эти проблемы подчас очень глубоки и требуют они всестороннего изучения.
— Много ли в Литве православных?
— Согласно официальной статистике в Литве примерно 4% православных. Мы являемся религиозным меньшинством. 90% жителей Литвы исповедуют католичество. При этом следует понимать, что из этих 4% далеко не все посещают храмы. В литовской епархии 53 прихода. Из них 27 находятся в малых городках и деревушках. В некоторых из них практически не осталось прихожан. В поисках заработка люди уезжают из малых селений в города или вообще из страны.
Наиболее активно православная жизнь протекает в Вильнюсе. Здесь восемь действующих храмов и монастырь. Кроме Вильнюса, в таких городах, как Клайпеда, Висагинас и Каунас существуют довольно большие православные общины, но и они неумолимо уменьшаются за счет оттока населения в страны Западной Европы и низкой рождаемости. 
-Отец Владимир, взаимодействие с местными властями происходит, и если да, то, на каком уровне? Они вас слышат?
— Взаимодействие происходит в основном в социально-культурной сфере. Несмотря на то, что Литва — светское государство, власти признают наличие традиционных религий и их влияние на жизнь общества. Православная Церковь входит в число таковых. Практически все политические силы адекватно оценивают ее роль в жизни страны. Во многом это стало возможным после того, как в 90-х годах глава литовской епархии архиепископ Хризостом Мартишкин, ныне находящийся на покое (нечто вроде пенсии), активно поддержал стремление литовского народа к независимости. Он принимал участие в общественных собраниях, в похоронах жертв столкновения с властями, открыто заявлял свою антисоветскую позицию.
Благодаря ему дальнейшее положение Русской Православной Церкви на территории независимой Литовской Республики значительно упрочилось. Епархии вернули национализированную советской властью недвижимость, государство ежегодно выделяет бюджетные средства на поддержание ее жизнедеятельности, а также запрашивает мнение Церкви по ряду социальных и культурных законопроектов. Конечно, средства выделяемые из бюджета небольшие и наше мнение не так много значит, но значим сам факт. Можно сказать, что Православная Церковь в Литве как структура и общественный институт не испытывает притеснений и даже пользуется некоторой поддержкой со стороны властей и общества.
При этом следует подчеркнуть, что почти сто процентов православных людей говорит на русском языке, так или иначе соотнося себя с русской культурой, а в отношении ее политика властей порой весьма агрессивна. Безусловно, мы не избежим ассимиляции, но в прибалтийском регионе это происходит не без давления властей. Проблема создаётся искусственно, что вызывает недоумение и протест. И здесь Церковь не может оставаться в стороне.
— Вы сказали об искусственности проблем, создаваемых в странах Прибалтики в отношении русскоязычного населения. Есть такой аспект, который подчеркивают, скажем так, некоторые «провластные» политологи, эксперты из стран постсоветского пространства в ответ на призывы сделать русский язык в этих странах вторым государственным. Эту позицию можно выразить следующими словами: «Да, мы загоняем русский язык в какие-то рамки, резервации, да, мы понимаем, что это неправильно, но поймите и вы нас. Маленькие, относительно, языки, (да даже украинский, к примеру, язык) конкуренции с русским языком не выдержат. Получится, что «умрут» уже национальные языки». 
— В своем выступлении на конференции я озвучил мысль, что нужно изучать проблему с разных сторон, в том числе и с точки зрения притесняющей стороны. Безусловно, малые народы понимают, что их языки и культура находятся под угрозой исчезновения. Процессы глобализации никто не отменял. Говоря о Литве, безусловно следует признать, что литовский язык – это язык меньшинства. Литовцев мало самих по себе… И поэтому если «отпустить вожжи», то такие языки как русский, польский — займут здесь доминирующее положение. Просто потому, что на этих языках гораздо больше медиаресурсов, развлекательной индустрии, а это мощное средство распространения культуры и языка. Телевизионные шоу с многомиллионным бюджетом может позволить себе только огромная страна. Литва, даже если захочет, не смогла бы позволить себе такого, потому что экономическая ситуация в стране оставляет желать лучшего. И понятно, что литовский язык — это, условно, 350 км, дальше его никто не знает, больше никому он не нужен.
Но есть и другой аспект: допустим, здесь в «резервации» окажется русский язык, прекратится его влияние, но это не спасет литовский язык. Вместо него появится другой, например, английский. На сегодняшний день никто не может конкурировать с англоязычными фильмами и ТВ-шоу. Скажем, в кинотеатрах Литвы фильмы показывают на языке оригинала, поскольку нет качественной школы дубляжа.
— Да и дорого это.
— Именно. Поэтому перевод никто не делает. Идет просто строчка с литовскими титрами. Опять же происходит мощное влияние развлекательной индустрии на иностранном языке.
Дальше мы берем образовательный процесс. Постепенно в Литве появляются высшие учебные заведения и филиалы знаменитых университетов Европы, в которых преподавание ведется на английском языке. Естественно, местная система образования не всегда выдерживает конкуренцию с западными вузами. Немало молодых людей уезжают учиться в страны Западной Европы. Это не так дорого, как кажется на первый взгляд. Тем более, что местное высшее образование тоже не бесплатное, а качество на Западе выше. Вот и еще один голос в пользу другого, нелитовского языка.
Другая проблема — это проблема трудоустройства и перспектив карьерного роста выпускников местных вузов. Молодым специалистам гораздо легче найти достойную и интересную работу в странах Западной Европы, они уезжают отсюда. Поэтому многие уже во время учебы уделяют значительное внимание иностранным языкам.
Так что если вернуться к Вашему вопросу, то да, русский язык можно считать более конкурентноспособным. Но уйдет русский язык, на его место придет английский, французский, немецкий. Все равно придет какой-то другой язык, потому что язык, на котором говорит такой маленький народ как литовцы, не сможет существовать в «одиночестве».
Вряд ли западный мир заинтересован в поддержании местной культуры и языка, тогда как живущие здесь русскоязычные с уважением относятся к местному языку и учат его. Надо смотреть реальности в глаза: на сегодняшний день для Литвы наиболее стратегически оправданным партнером могла бы быть Россия и Белоруссия, и русский язык, я думаю, здесь будет трудно «обесценить».
И почему не признать 2-3 языка государственными? Например, в Швейцарии 5 государственных языков. Скажем, в Ирландии основным языком является английский, хотя родной язык ирландцев — гэлик. На этом языке говорят всего в двух или трех графствах, при этом никто там не сетует на «засилие» английского языка, принесенного завоевателями. Там бережно хранят свои национальные корни, но ирландцы отдают себе отчет в том, что широкое использование английского языка обеспечивает жизнеспособность их страны.
— Отец Владимир, последний вопрос, достаточно личный. Вы показались мне священником, который не совсем соответствует привычному образу священнослужителя. Вы выглядите, если можно так выразиться, более светским человеком. Если можно, расскажите о себе, как Вы стали священником?
— Я родился здесь, в Литве, в семье верующих. С детства ходил в церковь и даже прислуживал в алтаре. Во многом на мой выбор повлиял мой дядя. Когда мне было шесть лет, он принял монашеский постриг и был рукоположен в священный сан. Его пример меня вдохновил. С тех пор я мечтал стать священнослужителем. По окончании школы поступил в Московскую Духовную семинарию, потом учился в Санкт-Петербургской Духовной академии и до сих пор являюсь слушателем московской общецерковной аспирантуры. Другими словами, я шел к этому с раннего детства.
Теперь, что касается моего внешнего облика. Безусловно, мы все живем в современном мире, который меняется и с ним меняемся мы. Ходить в рясе по улицам, ездить на машине не очень удобно, точнее, совсем не удобно. Облик священника в мятой и грязной рясе меня не привлекает. Считаю, что священник должен быть прежде всего аккуратен. Одним из главных отличий должно быть хорошее образование, культура и грамотная речь. Приходите в храм и там вы увидите меня в рясе и должном облачении, а на светских мероприятиях и на улицах города я хожу в обычной одежде.

В рамках проекта «Окно в Россию» на сайте «Голоса России» публикуются истории из жизни за пределами Родины бывших и нынешних граждан СССР и РФ.
Уехавшие за рубеж россияне часто подробно описывают свои будни в блогах и на страничках соцсетей. Здесь можно узнать то, что не прочтешь ни в каких официальных СМИ, ведь то, что очевидно, что называется, «из окна», с места событий, редко совпадает с картинкой, представленной в «больших» масс-медиа.
«Голос России» решил узнать у своих многочисленных «френдов» в соцсетях, живущих в самых разных уголках мира, об отношении к русскоязычной диаспоре, феномене русских за границей, о «русской ностальгии», и о многом-многом другом.
Если вам тоже есть чем поделиться с нами, рассказать, каково это – быть «нашим человеком» за рубежом, пишите нам по адресу home@ruvr.ru или на наш аккаунт в Facebook.
Аркадий Бейненсон

Источник: rus.ruvr.ru

Эстонский суд оставил в силе запрет преподавать русский язык в русских школах
Эстонский суд отклонил апелляцию на решение о запрете преподавания русского языка в двух школах Об этом в пятницу, 26 августа, сообщает портал ERR.

Эстонский суд оставил в силе запрет преподавать русский язык в русских школах
Эстонский суд отклонил апелляцию на решение о запрете преподавания русского языка в двух школах Об этом в пятницу, 26 августа, сообщает портал ERR.

Глава МИД Латвии против того, что посольство США использует русский язык в соцсетях
Министр иностранных дел Латвии Эдгарс Ринкевичс заявил, что он попросил посольство США в Риге больше не использовать русский язык в соцсетях, сообщает «Интерфакс».

Глава МИД Латвии против того, что посольство США использует русский язык в соцсетях
Министр иностранных дел Латвии Эдгарс Ринкевичс заявил, что он попросил посольство США в Риге больше не использовать русский язык в соцсетях, сообщает «Интерфакс».


  • ЯЗЫК,
  • Конференция,
  • Литва,
  • Церковь,
  • Жизнь
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: