Слабое звено

В последнее время многие политики, латышские и русские, уверяют нас, что национальные вопросы в Латвии отступили на второй план. На первый план, по их словам, выдвинулась экономическая проблематика. Сегодня эти политики пытаются «побить» национальные вопросы экономикой так же, как 15-20 и даже 5 лет назад «побивали» экономику национальным вопросом.

Желаемый для них результат и в том, и в другом случае один – отвлечь внимание жителей страны от решения коренной проблемы Латвии.

Между тем, коренная проблема нашей страны состоит в следующем: решение экономических проблем Латвии напрямую зависит от решения так называемого «русского вопроса». Без полной ликвидации выстроенной в Латвии системы подавления национальных меньшинств преодолеть экономический кризис страна не сможет.

Еще недавно во всех бедах, с которыми сталкивалась Латвия, винилось ее советское прошлое. Однако с момента восстановления независимости прошло уже 20 лет, шесть из которых мы провели в составе ЕС и НАТО. Далее сваливать вину за нынешнее состояние дел только на пережитки социализма невозможно. Такой его пережиток, например, как развитая и обременительная для госбюджета система социального обеспечения, досталась всем постсоциалистическим странам Восточной Европы, в том числе нашим ближайшим соседям Эстонии и Литве. Почему же при примерно одинаковом старте в 1990-1991 годах Латвия через 20 лет превратилась в самое слабое звено «Балтийского пути»?

Многие винят в этом неолиберальную экономическую политику, которую на протяжении многих лет проводила стоявшая у власти политическая элита. Американский аналитик Джеффри Сомерс в статье «Латвия и отказ от классической традиции», опубликованной в сборнике «Atjaunotā Latvija», пишет: «Западные банки, инвесторы и экономисты на значительной части постсоветского пространства получили полную свободу действий в деле перестройки экономики. Здесь у них появилась совершенно новая возможность реализовать радикальную неолиберальную программу при возможности действовать такими методами, которых не потерпела бы ни одна страна Запада».

По его мнению, делалось это в интересах иностранного капитала, а не тех стран, которым предназначалась новая экономическая стратегия. Под диктовку иностранных экономических советников в Латвии была введена принципиально отличная от западной налоговая система. От налогов практически освободили владельцев недвижимости и естественные монополии, и, сэкономив на платежах в бюджет государства, те встали в очередь за кредитами, обременяя тем самым экономику государства долгами.

Напротив, вся тяжесть налогового бремени была возложена на рабочую силу и производственный сектор. «Это обстоятельство повысило стоимость рабочей силы и капитала, и сделало промышленное и сельскохозяйственное производство столь дорогим, что ему стало гораздо труднее конкурировать со «Старой Европой», чем это могло бы быть», — утверждает Сомерс. Латвийские производители были брошены на произвол судьбы и милость во всем превосходящих их западных конкурентов. Сама же «Старая Европа» развивалась, защищая свою промышленность и рабочую силу, облагая налогами земельную ренту и другие доходы от деятельности, которая не связана с производственными издержками.

Как показал в своих публикациях латвийский журналист Александр Мосякин, нашей стране с первых лет восстановления независимости была уготована роль оффшорной зоны, через которую финансовые ресурсы России и других республик СНГ миллиардами перекачивались на Запад. Латвийский финансовый сектор расцвел в 90-х годах прошлого столетия, восхищая отправителей на Востоке и получателей на Западе, тогда как потребности промышленного производства игнорировались.

Проводимая Банком Латвии твердая монетарная и кредитная политика, крайне выгодная иностранным инвесторам и кредиторам, практически уничтожила местную промышленность. Многократно завышенный курс национальной валюты спровоцировал приток инвестиций в непроизводственный сектор и перманентную революцию цен, которая тяжелым бременем легла на плечи рядовых жителей, производителей и государственного бюджета.

Непомерно дорогой лат обеспечил преимущества для импортеров, крайне осложнив жизнь экспортерам. По подсчетам экономистов, только за последние 8 лет суммарный дефицит платежного баланса составил 14 млрд. латов. По данным, которые содержатся в книге Эрнеста Буйвида «Латвийский путь: к новому кризису», в 1988 году по структуре народного хозяйства Латвия напоминала Германию (промышленность давала 40 и 41% ВВП соответственно, с/х – 8 и 6%, транспорт и связь – 8 и 9%, торговля – 9 и 15%).

ВВП Латвии на душу населения в конце 80-х составлял в ценах того времени 6265 долларов (ФРГ – 10 709 долларов, Ирландия – 5225 долларов). В 2008 году: промышленность обеспечивала лишь 10,97% ВВП, а сельское и лесное хозяйство плюс рыболовство – 4,02%. Еще 8,91% давало практически прекратившееся ныне строительство; транспорт, хранение и связь обеспечивали 10,76%. В 2009 году ВВП Латвии на душу населения по паритету покупательной способности валют в ценах 2002 года (рассчитан по методологии и данным ICP 2002 года) составил 12 798 долларов (ФРГ – 27 905 долларов, Италия – 26 008 доллара, Ирландия – 34 455 долларов). С 1989 по 2009 год население страны сократилось на 400 тысяч человек.

Государственный долг Латвии на конец мая составил 4,729 млрд. латов (6,73 млрд. евро); валовой внешний долг (долги резидентов Латвии нерезидентам) на 31 декабря 2009 года — 21,475 млрд. латов (30,557 млрд. евро), или более 130% от ВВП — самый высокий среди новых членов ЕС.

Чему и кому мы обязаны столь гибельной для народного хозяйства Латвии политикой?

Баку считает нагорно-карабахский конфликт слабейшим звеном сотрудничества в рамках \"Восточного партнерства\"
Министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров назвал вопрос урегулирования нагорно-карабахского конфликта слабейшим звеном в сотрудничестве в рамках программы \«Восточного партнерства\», сообщает МИД Азербайджана. \«Вывод армянских ВС с оккупированных территорий Азербайджана…

Дмитрий Рогозин ищет слабое звено в цепи Киев–Кишинев
Перед Дмитрием Рогозиным непростая задача — найти компромисс с молдавской властью. Фото РИА Новости Вчера в Москве первый вице-премьер РФ Дмитрий Рогозин встретился с вице-премьером Молдавии Виктором Осиповым.

Литва ждёт решения по новой АЭС осенью, Кубилюс обзывает Эстонию слабым звеном
«Я думаю, что осенью мы точно должны получить решения на уровне компаний.

Белорусский эксперт: И Украина, и Запад пытаются нащупать «слабое звено» в Таможенном союзе
«Эту новость по своей сути и по форме следует расценивать как в высшей степени формальное приглашение к участию в саммите „кого-нибудь“ из Минска.

Турецкая армия гораздо слабее, чем хочет казаться
Попытка военного переворота, война в Сирии, обострение в Карабахе и трагедия российского Су-24 обострили интерес к турецкой армии.


  • постсоветское пространство,
  • национальный вопрос,
  • Латвия
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: