Парадигма «Враг России — наш друг» в Эстонии, «журналисты-швейные машинки» в Латвии и «рука Кремля» на рекламном рынке Литвы: СМИ…

Страны Прибалтики в международных рейтингах славятся своей свободой. Только Латвия прихрамывает, а Эстония и Литва — чуть ли не лидеры рейтингов. Со стороны кажется, что вот он рай для расследований, место, где словосочетание «четвертая власть» — не пустой звук. Но это со стороны. А внутри? Этим вопросом задались корреспонденты ИА REGNUM в Эстонии, Латвии и Литве, которые в очередной раз сравнили свои страны в ставшей традиционной рубрике ИА REGNUM.

Согласно данным министерства культуры Эстонии, в стране официально зарегистрированы более 300 печатных и электронных средств массовой информации (СМИ), поисковая система neti.ee в разделе «СМИ Эстонии» выдаст более 700 ссылок на электронные сайты различных масс-медиа (ТВ, э-издания, радио, печатные издания, другое). Однако в реальности наибольшее влияние на умы и настроения эстонской публики и социума оказывают максимум 10-15 из них: три телеканала (первый эстонский гостелеканал ETV, два коммерческих телеканала — Kanal 2 и TV3, доля телеаудитории составляет более 70%), государственная радиостанция Vikkerradio и коммерческая KuKu (формат — информационно-музыкальное вещание), крупнейший инфопортал Прибалтики DELFI (в Эстонии — это его эстонский вариант), электронные версии печатных изданий (серьезное журналистское — postimees.ee, развлекательное «желтое» — ohtuleht.ee). В провинции свою заметную роль играют региональные издания, но повторимся — в целом на масс-медиа пространстве Эстонии главную роль играют столичные издания СМИ. Большинство медиалидеров страны принадлежит довольно узкой группе собственников — либо государству ли местным властям, либо западным медиаконцернам, либо «последним из могикан» — эстонскому капиталу, который играет все меньшую роль в этом вопросе, вынужденный продаваться зарубежным медиахолдингам либо разоряться и терпеть убытки в условиях острой конкуренции. Конкуренция обусловлена не столько информационной свободой или обилием СМИ, сколько объективной узостью рынка предложений, малочисленностью титульного населения (меньше миллиона человек, включая грудных младенцев и дряхлых стариков), малыми ресурсами тех, кто по идее должен наполнять звонкой монетой карманы издателей — а именно эстонской публики. По мере ухудшения финансовых возможностей эстонцев в ходе нынешнего довольно длительного (пошел пятый год) экономического спада и активного внедрения электронных СМИ, тиражи печатных СМИ сужаются (так, тираж самой массовой Postimees за 21 марта составил 55 070 экземпляров), а информационная полнота «худеет» — до объемов легкомысленных сообщений объемом двух-трех строк Twitter. Новое поколение эстонцев уже не рвется читать большие «портянки» газет со скучной аналитикой, рынок журналистики Эстонии давно перенасыщен и зарплаты в этом сегменте, в отличие от прежних лет, уже давно не растут и даже падают. Несколько спасает то, что эстонцы — традиционно и исторически нация грамотная (после немцев и евреев — самая грамотная нация Российской империи), поэтому интерес к СМИ у эстонцев — давний и стабильный. Они обожают читать, слушать и смотреть на родном языке. Впрочем, а кто не любит?

О роли и влиянии СМИ на эстонскую жизнь достаточно сказать, что без активной работы в прессе в качестве либо журналиста, либо медийного человека политической карьеры в Эстонии быстро и резко не сделать. За последние 20 лет независимости через парламент, местные управления, связанные с ними бизнес-структуры и госучреждения прошли сотни, если не тысячи журналистов и людей масс-медиа. Достаточно сказать, что два из трех президентов Эстонии этих лет — бывшие журналисты и редакторы СМИ. Ведущие СМИ Эстонии невидимыми ниточками связаны со всем госинструментарием, являясь для госаппарата и политических партий своего рода кадровым резервом. Великое множество журналистов, телерадиоведущих популярных аналитических и просто развлекательных программ, ответственных редакторов и главных издателей стали депутатами городских собраний, парламента, мэрами городов, министрами и даже премьер-министрами Эстонии. Примеров великое множество, назову лишь два последних: журналист и ответственный редактор газеты Postimees Урмас Паэт теперь возглавляет МИД страны, медиамагнат Рейн Ланг — министерство культуры. Ведущие СМИ Эстонии настолько тесно связаны с властью, что позволяют себе кокетливую игру в мини-критику власти: время от времени публикуются материалы об отдельных недостатках, мнения остроумных оппозиционных деятелей (как подсчитала наблюдательная оппозиция — критика в адрес правительства звучит в десять раз меньше критики в адрес оппозиции), но… НО когда речь идет о серьезных и судьбоносных для правительства и правящих правых партий вопросах — тут ведущие СМИ страны проявляют удивительное единодушие и по сути своей согласованные медиадействия в поддержку властей. Типичный пример — переход на евро и связанные с этим весьма жесткие меры экономии. Лишь только принадлежащие крупнейшей оппозиционной Центристской партии СМИ (довольно ограниченные в своем влиянии и уж точно не «независимые») занимались острой критикой данного перехода, предлагая альтернативный взгляд на данное решение. В основном же СМИ «работали» на проталкивание в массовое сознание (поначалу — остро негативное, лишь порядка 30% поддержки в 2007 году) еврорешения. И добились своего. Пускай референдума о переход на евро не было — все решил парламент, но к моменту перехода на евро с января 2011 года общественное мнение уже было «сформировано» в положительную сторону. Теперь же поезд ушел, евро стал неотъемлемой частью такой непростой эстонской жизни, но тогда в 2008-2010 году роль ведущих СМИ в проталкивании евро была очевидна всем… Такова же роль эстонских СМИ в отстаивании ключевых парадигм эстонской внешней и внутренней политики: праволиберальное сознание — лучшее для страны и народа («Левые и социалисты — это страшное зло»), отстаивание исключительно националистических государственных ценностей («Эстония: один эстонский язык, одна эстонская нация — они всем рулят и все определяют, остальные должны только подчиняться и следовать указаниям, никаких особых гражданских прав нацменам»), безмерное восхваление НАТО и своего членства в этой организации а ля «НАТО — вместе мы сила», плюс «Эстония — это Европа, то есть Евросоюз» (правда, некогда манящая цель — членство в Евросоюзе — теперь этими же журналистами воспринимается не так пафосно, а скорее как «ошибка молодости», особенно на фоне греческого скандала), плюс «Россия — тьфу на вас еще раз!» и «Враг России — наш друг, друг России — наш враг». Вот такая несложная парадигма…

Свободна ли эстонская пресса? Если вы прочитали внимательно все вышесказанное, то вам наверняка становится понятно: эта пресса свободна в рамках внутриэстонских политических тактических игр, где никто не нарушит главных правил — не поставит под сомнение легитимность самой власти и самого строя, установленного в Эстонии в начале 90-х годов. В эстонских СМИ куча едких, разнообразных материалов, много умных и интересных авторов, но не смей заходить за красную черту: тебя сразу сделают человеком-аутсайдером, лишат работы или заткнут рот. Помимо потери работы, можно потерять и само издание — те издания, которые упрямо, несмотря на предупреждения влиятельных людей, осмеливались бросить вызов могущественной империи ведущих СМИ, ведущих партий и верно служащих им сил правопорядка (особенно — политической полиции безопасности КаПо), на своей шкуре узнавали, как работает подобный репрессивный механизм. Обычно он реализуется в три этапа: неугодные СМИ «высмеиваются» и критикуются в «правильных» и ведущих СМИ страны, которые обожают обвинять таких коллег в «непрофесионализме», «ангажированности» или — если это городские издания — «растрате муниципальных денег, предназначенным детским садам, инвалидам и безработным», потом по странному стечению обстоятельств издание теряет рекламодателей и спонсоров, к которым приходят официальные ребята и не рекомендуют сотрудничать с «врагами государства» (а то последуют оргвыводы), самим изданиям начинают предъявляться налоговые и прочие претензии, а затем начинаются проверки, вплоть до внезапной явки полиции и изъятия всего готового к продаже тиража, редакционных компьютеров и блокирования финансовых счетов и деятельности «до выяснения всех обстоятельств дела». Все это реальные истории, которые станут вам понятнее на примере многих русских СМИ Эстонии, буквально уничтоженных властью с откровенным цинизмом и жестокостью, — о чем чуть ниже. Как вы догадываетесь, напуганные такими перспективами, даже ведущие СМИ страны — священные коровы эстонской реальности — иногда самостоятельно избавляются от выпадающих из общего ряда талантливых и возомнивших о «свободе прессы» журналистов. Как говорится, своя рубашка ближе к телу. За «неправильное освещение» действий властей во время нападения террориста-одиночки Карена Драмбяна на министерство обороны Эстонии в августе 2011 года из редакции новостей эстонского государственного радио был уволен их главный редактор Валло Келмсаар (работодателя не остановили ни авторитет уважаемого журналиста, ни 15-летнйи стаж работы в этой редакции). Названный лучшим журналистом Эстонии 2009 года ведущий и влиятельный журналист популярнейшего радио Vikkerradio Март Уммелас совершил по сути самоубийство в глазах эстонского пресс-бомонда, уволившись в знак протеста против редакционной политики «лакировки действительности» и оголтелой критики оппозиции. С сытных и удобных СМИ, обласканных властью, он ушел на скромное и бедное по сравнению с остальными телеканалами городское Таллинское телевидение крупнейшей оппозиционной Центристской партии Эстонии, где наконец-то позволяет себе говорить открытым текстом все, что он думает о реальности. Вот лишь одно из его недавних высказываний: «Журналистика, которая по определению должна являться сторожевым псом демократии, в Эстонии перестает выполнять эту функцию. Из газет и передач исчезают острые дискуссии, появляется список людей, не допущенных в основные СМИ, газеты и передачи освещают не реальную жизнь, а в лучшем случае какие-то законопроекты. В последние годы в Эстонии нет аргументированной критики властей. Во время экономического кризиса, например, СМИ не обсуждали ни одного серьезного решения власти, вроде повышения налогов, резкого сокращения государственных расходов и так далее». Уммелас, как человек, хорошо знающий медийную кухню Эстонии, признается с горечью: «Руководители крупнейших медиагрупп умеют хорошо ориентироваться в происходящем, и после восстановления независимости выбрали тех политических партнеров, которые не только помогают вести бизнес, но и позволяют установить тесные связи между властью и СМИ. Это такая эстонская олигархия: правители через СМИ обеспечивают сохранение себя у власти». Согласитесь, определение звучит как-то «по-латиноамерикански», но это европейская цивилизованная страна.

С отстраненной точки зрения, в Эстонии в сфере СМИ все идеально. Оно и верно: журналистов и редакторов не убивают (последним в этом списке было убийство ответственного издателя крупнейшей русскоязычной газеты «Эстония» Виталия Хаитова в марте 2001 года, но даже там речь шла о самом бизнесе, а не о свободе слова), нет открытого конфликта СМИ и властей (понимаете, почему), в Эстонии абсолютно свободен от контроля (на словах) и широко распространен Интернет, необычайно широк выбор СМИ и велик тираж ведущих изданий — особенно при расчете на душу населения… Именно на основании этих очевидно-поверхностных констатаций (не забываем также, что маленькая страна на берегах Балтийского моря может быть просто неинтересна таким оценщикам и выглядит откровенно пресной) Эстония регулярно попадает в топы мировых рейтингов свободы слова и свободных СМИ, опережая по этому показателю все бывшие республики СССР и «восточного блока» и даже многие страны Западной Европы. Так, осенью 2010 года организация «Репортеры без границ» дала ей 9-10 места среди 178 стран мира.

Как всегда, русские СМИ Эстонии стоят в медийном пространстве страны особняком. Чаще всего — это русскоязычные версии популярных частных эстонских изданий — например, газеты и инфопортала Postimees или инфопортала DELFI, радиостанции Sky Radio и 100 FM, либо русские версии государственных СМИ — «Радио 4», телепередачи ETV2, инфопортал rus.err.ee, либо самостоятельные издания крупных муниципальных образований с русским населением — «Столица» (Таллин), «Северное побережье» (Нарва), либо эстонские печатные и электронные филиалы крупных российских изданий — «МК-Эстония» или «КП-Северная Европа». Понятно, что их тиражи и клики на э-версии в Эстонии уступают эстонским коллегам, но не стоит забывать, что русские больше чем эстонцы смотрят телевидение — почти на 48 минут дольше каждый день, и благодарить за это надо куда больший выбор русскоязычных телеканалов всего мира, не говоря уже о международных версиях популярных российских («Первый Балтийский Канал», «РТР-Планета», «НТВ-Мир», TVCI, «Рен-ТВ — Эстония»), русских версиях европейских телеканалов (Euronews, Eurosport) и других. Русскому в Эстонии несказанно повезло и с Интернетом — на родном языке перед ним открыт весь мир. Так что малые тиражи изданий или не столь большой трафик электронных посещений русских СМИ Эстонии никого не должны вводить в заблуждение — эта часть населения страны благодаря большей вариативности доступных каналов информации иногда бывает лучше проинформирована о том, что происходит в окружающем мире, чем эстонская аудитория.

Пример, который хорошо известен всем жителям Эстонии, — Пятидневная война августа 2008 года, в которой российские военные сокрушили Грузию в ее агрессии против Южной Осетии и против российских миротворцев. Русские в Эстонии благодаря русcкоязычным ТВ и Интернету имели прямой и самый горячий доступ к происходящему на Кавказе (включая и антироссийский взгляд на события русскоязычных СМИ Грузии и в самой России), в то время как основной эстонский телезритель и интернет-пользователь в силу плохого знания английского или русского языка был обречен смотреть телекартинку, взятую у операторов-россиян, но «переведенную» на инфоканалы Америки или Западной Европы, а затем в качестве испорченного телефона пришедшую в Эстонию. Коммуникация в таком случае носила явно избирательный и односторонний характер без возможности альтернативного выбора в силу все той языковой ограниченности, ангажированности журналистов и приглашаемых в студию «экспертов». Как следствие, в основной массе своей эстонцы так и не смогли уяснить, что взлетающие в ночное небо Южной Осетии ракеты — грузинские, что массовые разрушения произошли в Цхинвале, а не Гори или Тбилиси, и что именно Грузия первой открыла огонь в Пятидневной войне. Свою роль сыграла, конечно, традиционная антироссийская направленность эстонских СМИ, но узость подобной инфоподачи была очевидна всем, даже самим эстонцам, которые в то время стали куда активнее смотреть именно российские каналы в поисках «разной» информации о случившемся.

Естественно, что подобная ситуация не устраивает эстонскую элиту в принципе. Информационная независимость русского жителя Эстонии от основных инфоканалов официальной Эстонии, значительно больший доступ к разной вариативной информации вызывает раздражение, а не куда более логичное в таком случае восхищение и одобрение. Политическая и общественная элита Эстонии (представители титульной нации) с их точки зрения справедливо — как любые властители, не желающие делиться властью и влиянием, — не хотят, чтобы довольно внушительная часть населения (30% русскоязычного населения плюс еще порядка 20-30% эстонцев, понимающих русский язык) имела свободный доступ к альтернативной точке зрения или информации и формировала свое мировоззрение не благодаря главному инфопотку государственных и частных СМИ Эстонии, а часто даже вопреки и абсолютно автономно. Сформулирована эта претензия довольно топорно -«русские Эстонии находятся под информационным воздействием российских СМИ», которые, в свою очередь, по версии официального Таллина, — «исчадие инфоада» и «враги подлинной демократии и медиасвободы». Подобные утверждения всегда вызывают крайне едкие и ироничные комментарии русской Эстонии в стиле «посмотрела бы ты, корова, на свои рога», а большинство мнений в «обратку» сводится к классическому и вполне демократическому — «не мешайте жить и самим выбирать, что смотреть, кого слушать». Русские Эстонии также справедливо отмечают, что каждый день читать и слушать о том, что они «оккупанты», «пятая колона» и «враги эстонской государственности», могут только мазохисты, а потому просто брезгуют прикасаться к эстонским СМИ, утонувшим в мелкопакостной риторике при полном отсутствии объективности в освещении проблем взаимоотношений двух основных общин страны. Журналист Димитрий Кленский, уволенный из эстонской газеты за свою открытую и несогласную с властями позицию, в свое время признался, что жалеет, что знает в совершенстве эстонский язык и читает эстонские СМИ " в оригинале" — чтение русофобских материалов, публикуемых в ведущих СМИ с пугающей регулярностью по поводу и без повода, уничтожило миллионы нервных клеток, которые, как известно, не восстанавливаются. По его признанию, такая одиозность ведущих эстонских масс-медиа вполне объяснима: властям страны, представленным исключительно титульной нацией и ее правым националистическим крылом, выгодно сеять вражду между эстонцами и иноязычной Эстонией, классический принцип «разделяй и властвуй» никто не отменял даже в независимом прибалтийском государстве. Также не забывайте, что, создавая образ «злой России» и «диких упрямых русских», эстонские СМИ помогают правящей элите проводить по сути сегрегационную и дискриминационную политику «мягкого апартеида» по отношению к неэстонскому населению, с одной стороны, законодательно поражающую его в гражданских и общечеловеческих правах, ограничивающую его культуру, язык и сам образ жизни. А с другой стороны — создающую «тепличные условия» для титульной нации на жестком рынке труда и услуг. Цинично и эгоистично? Безусловно. Но ведь Эстония — маленькая страна, нефти и газа нет, ресурсы крайне ограничены и на всех не хватает… Так что ничего личного…

В этой связи депутат парламента Эстонии от крупнейшей оппозиционной Центристской партии Михаил Стальнухин метко подметил: «Этим утверждением (о „пагубном“ влиянии российского инфопро

Давутоглу: наши связи с РФ «чрезвычайно сильны», «Россия – наш друг»
Турецкий премьер Ахмет Давутоглу в среду на заседании Партии справедливости и развития заявил, что правительство не заинтересовано в ухудшении отношений с Россией.

По завершении торжественных мероприятий по случаю празднования 70-летия высадки союзных войск в Нормандии Владимир Путин ответил на вопросы журналистов
По завершении торжественных мероприятий по случаю празднования 70-летия высадки союзных войск в Нормандии Владимир Путин ответил на вопросы журналистов.

Изобретательство в вузах и синергетический эффект Минобороны России
Истинная законная цель всех наук состоит в том, чтобы наделять жизнь человеческую новыми изобретениями и богатствами.

У России есть вопросы к Совету Европы по ситуации с правами человека в Латвии и Эстонии
Представители российской делегации в ходе предстоящей сессии ПАСЕ поинтересуются у Комиссара Совета Европы по правам человека Нильса Мужнекса, будет ли он ставить вопрос об институте негражданства в Латвии и Эстонии…


  • СМИ,
  • Страна,
  • Издание,
  • Газета,
  • Власть
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: