Альгирдас Палецкис: в будущем от ЕС останутся Германия, Франция и страны Бенилюкса

ИА REGNUM беседует с известным литовским политиком Альгирдасом Палецкисом — главой Социалистического народного фронта Литвы, председателем ассоциации «Литва без нацизма». Как известно, Палецкис подвергался судебным преследованиям за то, что поставил под сомнение официально принятую версию вильнюсских событий 13 января 1991 года, согласно которой все раненые и погибшие у городской телебашни пострадали от действий советских войск.

После того, как его оправдал суд первой инстанции, А. Палецкис с новыми силами взялся за политическую деятельность.

ИА REGNUM: Рассчитывали вы, что ваш судебный процесс, настолько нашумевший в Прибалтике, окончится оправдательным приговором? Честно говоря, и я, и мои коллеги считали, что, скорее всего, приговор не будет оправдательным. Но тот факт, что суд первой инстанции меня оправдал, указывает, что в Литве еще не все потеряно в смысле подлинной демократии. Я перечитал выводы судьи — там все грамотно и беспристрастно расписано. Хотя, пока еще нельзя сказать, что здравый смысл восторжествовал окончательно — потому что уже есть факт апелляции, и окончательный вердикт мы услышим, в лучшем случае, через полгода. Посмотрим, что скажет суд более высокой инстанции. Ведь любому здравомыслящему человеку понятно, что мой судебный процесс является политически инспирированным — он и возбужден был после доноса наших политических противников. Думаю, шансы на оправдательный или обвинительный приговор соотносятся, как пятьдесят на пятьдесят.

ИА REGNUM: У вас ведь был шанс замять дело, взяв слова, за которые на вас подали в суд, обратно?

Да, некоторые мне советовали отделаться, как они считали, «малой кровью». Как известно, вся каша заварилась из-за фразы «свои стреляли в своих», примененной мною относительно событий января 1991 года вокруг вильнюсской телебашни. Так вот, поскольку там погиб и один советский офицер — Виктор Шатских из отряда КГБ «Альфа» — то мне предлагали интерпретировать данную фразу в том смысле, что, дескать, советские стреляли в советских. Но подобный выход показался мне чем-то недостойным, даже подленьким. К тому же, я ведь не говорил со всей однозначностью: «выяснилось, что свои стреляли в своих», не произносил однозначного вердикта. Я сказал «выясняется, что свои стреляли в своих...» Ведь тогда действительно начали выясняться крайне неоднозначные факты, свидетельствующие о том, что литовцы, погибшие у телебашни, могли пасть от руки провокаторов, стрелявших в толпу, чтобы разжечь страсти. Но даже высказанных мною предположений хватило для того, чтобы мной занялся суд. Но я не собирался давать обратный ход — еще и потому, что мало кто уважает людей, способных в одночасье изменить свою точку зрения от страха. В свою очередь, прокурор потому и требовал для меня наказания, так как я не отрекся от своих слов. В принципе, я был готов даже к реальному тюремному заключению — тем более, что для нас, левых политиков, подобная ситуация является, как свидетельствует история, вполне возможной.

ИА REGNUM: Как вы считаете, вся эта эпопея с судебным процессом добавила вам политического капитала?

Сложно сказать, да и цель была не эта. Показания барометра народного мнения в таких случаях трудно истолковать однозначно, а официальные результаты общественных опросов часто являются ангажированными. Покажут выборы. Кстати, именно вскоре после того, как против меня было возбуждено судебное дело, в Литве начались муниципальные выборы. Мы потенциально имели неплохие шансы по вильнюсскому самоуправлению, но, в итоге, так и не добрали необходимого количества голосов. Люди думали: «Раз Палецкис под судом, то, наверное, и всю партию не допустили на выборы, и голосовать не стоит». Это сыграло для нас негативную роль.

ИА REGNUM: Как политик, вы много занимаетесь делами антинацистской пропаганды. Неужели нацизм является настолько популярным идеологическим течением в Литве?

Ну, я бы не сказал, что угроза нацизма входит в тройку или пятерку самых серьезных для Литвы — в отличие от бедности, социального неравенства, демографического упадка. Однако, она, несомненно, присутствует. Потому что, когда люди, не делающие секрета из своих нацистских симпатий, служат в армии — это заставляет серьезно встревожиться. Недавно у нас был большой скандал, когда были опубликованы фотографии людей в форме солдат литовской армии — и фотографии этих же самых персонажей, веселившихся на какой-то вечеринке. Поскольку на этих других фотографиях они уже не были одеты в наглухо закрытую военную форму, на их коже прекрасно различались вытатуированные свастики и прочие нацистские атрибуты. А ведь речь идет о людях, которым страна доверила оружие! И, что характерно, никто не стал после этого скандала увольнять их из рядов вооруженных сил!

Вообще, у нас не так уж мало людей, которые выходят на улицу 11 марта, для того чтобы провести в этот день неонацистские шествия. До поры, до времени такие субъекты пока еще считаются маргиналами. Но есть и другие — те, которые негласно покровительствуют таким вот «маргиналам», допускают, чтобы подобные им служили в армии. То есть, среди представителей власти Литвы есть персонажи с совершенно определенными взглядами — правда, до определенного времени особо не афишируемыми. Но и не сильно скрываемыми. Так, например, недавно мы мониторили литовский сектор «Фэйсбука» — и выяснилось, что там протекают весьма оживленные дискуссии с участием довольно знаменитых журналистов, или экс-министров, переквалифицировавшихся в бизнесмены. И они довольно откровенно высказывают нацистские призывы и ксенофобские лозунги. Если заранее не знать, кто эти люди — можно подумать, что подобное пишут какие-нибудь скинхеды. Но когда узнаешь, что речь идет, например, о бывшем министре по делам самоуправлений, учередителе одной из правых партий — понимаешь, откуда у неонацизма ноги растут.

ИА REGNUM: Некоторые опасаются, что сейчас повторятся события тридцатых годов прошлого века, когда мировой экономический кризис резко усилил популярность ультраправых идей в обществе. Разделяете ли вы данные опасения?

Эти опасения обоснованы — некоторые сейчас так и говорят: «Мы снова выходим на 20-30 годы XX века». Но лично сам я считаю, что, наверное, стопроцентного повторения событий 30-х годов не случится. Все же есть не только сходства, но и различия с тем периодом. Хотя, понятно, что настроения, сопутствующие кризисным временам, являются прекрасной питательной средой для нацистской идеологии. К тому же, наци превосходно умеют спекулировать на национальных чувствах, пытаясь приватизировать само понятие патриотизма. Именно поэтому, нам, представителям левых сил, нельзя отдавать патриотические настроения масс на откуп ультраправым — нам надо вспомнить, что понятие национально-освободительной борьбы ассоциируется, в первую очередь, именно с левым движением. А сейчас тема национально-освободительного движения для Прибалтики очень актуальна, поскольку большинство активов и богатств региона оказалось в руках скандинавских банков.

ИА REGNUM: Кстати, есть мнение, что именно левые умеют наиболее эффективно бороться с фашизмом…

Эта точка зрения тоже не лишена оснований. Исторические примеры свидетельствуют, что в свое время именно левые являлись наиболее непримиримыми и последовательными врагами нацизма, фашизма, правоэкстремистских политических движений. Но будет ли так в будущем — это еще большой вопрос. Увы, но приходится признать, что сегодняшние левые не так многочисленны, как раньше, довольно разрозненны и не имеют единой идеологической платформы, ожесточенно споря между собою по самым всевозможным вопросам. В частности, в нашем регионе двадцать лет назад «армия левых» была разбита, и сейчас, например в Литве, мы собираем новую. Хотя, в связи с глобальным кризисом капитализма, спрос в обществе на левую идеологию растет.

ИА REGNUM: А что же мешает современным левым стать сильными и влиятельными?

Если говорить конкретно о Прибалтике, то местное левое движение до сих пор не восстановилось после страшного удара, нанесенного в 1991 году. Тогда на левых повесили всех собак, заслуженно и незаслуженно, и постарались максимально демонизировать движение. Все советское подверглось тотальному очернению. Государственный пропагандистский аппарат оказался запущен во всю мощь — и его воздействие сказывается до сих пор. Сейчас мы в Литве, как я уже говорил, собираем левое движение буквально по крупицам. Хотя, конечно, после гибели СССР кризис левых партий наблюдался по всему миру. С другой стороны, сегодня левым быть легче — даже несмотря на все существующие проблемы. Лет двадцать назад открыто заявить о том, что ты левый, было рискованно — во всяком случае, в Прибалтике. Теперь взгляды людей изменились. Но тут уже имеются серьезные проблемы самих современных левых, до сих пор так и не сделавших достаточно осмысленных и всеобъемлющих выводов из мировых событий ХХ века. А нам сейчас нужна, возможно, фигура уровня Маркса — т.е, необходим человек или группа людей, которые смогли бы обобщить опыт минувшего столетия и обновить социалистическую теорию.

ИА REGNUM: Разделяете ли вы мнение многих «леваков» о том, что нужно, образно говоря, «отряхнуть с ног прах СССР», совершенно отречься от советского периода, как полностью «неправильного»?

Я не думаю, что это верный путь. Левым не следует открещиваться от советского опыта — ведь это наше несомненное наследие. Необходимо с ним грамотно разобраться. Нужно найти мужество взять на себя ответственность за все достижения и ошибки СССР и всего социалистического блока. Ведь, рискуя повторить общеизвестную банальность, скажу, что в советском опыте было много хорошего, положительного — того, что и сейчас могло бы нам пригодиться. Недаром же, в последнее время растет спрос на честную, объективную историю СССР, очищенную от пропагандистских мифов. К сожалению, у левых никогда не было сколько-нибудь единого мнения о причинах распада СССР — несмотря на то, что мы много спорили об этом. Мы лишь убеждены, что то, что произошло — это не крах идеи социализма, а временный регресс, зигзаг истории, не первый и, наверное, не последний.

ИА REGNUM: Какие цели на ближайшее время вы ставите, как руководитель Социалистического народного фронта?

Нам нужно как можно сильнее укорениться в обществе, в общественном сознании, ведь нашей организации, по сути, пока всего лишь два года. Социалистическая партия de jure существовала в Литве с 1994 года — но она не была особенно активной, тем не менее она сохранила саму социалистическую идею в стране. Мы спокойно осуществляем партийное строительство, создаем ячейки — и уже сейчас можем считаться самой известной из всех непарламентских партий. Ведь мы никогда не стремились обходить острых углов, а напротив всегда подчеркивали свою решимость бороться с самыми актуальными проблемами нашего времени. Надеюсь, что люди оценят эту принципиальность.

ИА REGNUM: Многие партии, дорываясь до власти, быстро теряют популярность у избирателей, поскольку, не завоевав большинства, вынуждены «идти в общей струе». Не опасаетесь угодить в эту ловушку?

Да, это серьезная проблема. Но мы считаем, что если депутат уже избран, то он вовсе не должен ставить себе целью любой ценой войти в правящую коалицию. Так ведь можно потерять свое индивидуальное лицо. Многое можно сделать и в оппозиции — обличая неправильные действия коалиционеров, предлагая правильные. В настоящее время мы как раз стараемся анализировать опыт некоторых заграничных партий, сумевших эффективно работать, как в самоуправлениях, так и в парламентах — не теряя своего лица, и не идя на скоропалительные союзы. Мы тоже не собираемся ради сиюминутной тактической выгоды делать стратегические ошибки, хотя роль секты — тоже не для нас.

ИА REGNUM: На ваш взгляд, вам, как политику, в будущем придется действовать в условиях государства, входящего в Евросоюз — или Литва может выйти из этой организации?

Почти все обещания, которые щедро раздавались в Прибалтике перед вступлением в ЕС, остались нереализованными. Былые наивные иллюзии развеялись по ветру, ведь членство в союзе не сделало наши страны более богатыми и процветающими. Имея опыт дипломатической работы, в том числе и в самом Брюсселе, я вижу, что нынешний Евросоюз все сильнее клонится к упадку, закату. «Мотор» Франции и Германии пока работает, но… Одна из основных идей ЕС — большой и свободный рынок — не выдерживает потрясений системного кризиса капитализма. Поэтому, Европа опять стоит перед выбором между новым социализмом или новым национализмом. ЕС был проектом элит Франции и Германии, однако он себя сегодня уже исчерпал. Тем более, что другая идея этого проекта — мир в самой Европе после Второй мировой войны — оказалась предана самой же элитой, ведь она развязала бойню в Югославии, а затем полезла с огнём и мечом в Ирак, Афганистан, Ливию… Не исключено, что со временем от нынешнего Евросоюза только и останутся Германия, Франция и страны Бенилюкса. Вообще, анализируя происходящее вокруг, мы в нашей партии во время дискуссий все более склоняемся к мнению о том, что членство в ЕС не является для Литвы благоприятным фактором. Что касается НАТО, то здесь мы определились однозначно — мы за выход из этого блока. Кстати, Литва единственной из республик Прибалтики закрепила конституционную норму, запрещающую примыкать к межгосударственным союзам и организациям на постсоветском, на евразийском пространстве. Так мы сами себе связали руки, отрубили связи. Но ростки жизни пробивается сквозь цемент политиканства и, возможно, когда-нибудь придет время изменить и эту норму.

Источник: www.regnum.ru

Германия, Франция и Великобритания не договорились о планах экономии
О планах ужесточения экономии в Евросоюзе не смогли договориться Германия, Франция и Великобритания. Встреча Дэвида Кэмерона, Николя Саркози и Ангелы Меркель, которая длилась около часа перед ключевым заседанием стран ЕС по внесению изменений в договор о Евросоюзе, не принесла результата.

Германия, Франция и Британия не договорились о плане экономии в ЕС
На пресс-конференции Саркози отметил, что участники саммита предпочитали соглашение в формате 27 стран. Однако это оказалось невозможным по причине позиции, занятой британской делегацией, которая выдвинула неприемлемые условия, передаёт радио «Вести ФМ».

Лондон блокирует создание евроармии, отстаивая интересы США
Великобритания резко противодействует попытке создания единой армии Евросоюза – идее, которую отстаивают Франция и Германия.

Лондон блокирует создание евроармии, отстаивая интересы США
Великобритания резко противодействует попытке создания единой армии Евросоюза – идее, которую отстаивают Франция и Германия.


  • Левый,
  • Литва,
  • Человек,
  • СССР,
  • СУД
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: