Олег Пухляк: «У русской общины Латвии крепнет интерес к своим… ИА REGNUM беседует с Олегом Пухляком — известным русским историком, проживающим в Латвии. У О. Пухляка недавно вышла новая книга под названием «Действия русского и английского флотов под Ригой в 1812 году». ИА REGNUM беседует с Олегом Пухляком — известным русским историком, проживающим в Латвии. У О. Пухляка недавно вышла новая книга под названием «Действия русского и английского флотов под Ригой в 1812 году». Кроме того, он принимает активное участие в деятельности юбилейного комитета, занимающегося организацией мероприятий, посвященных двухсотлетию изгнания наполеоновских войск из Прибалтики. Темой беседы, естественно, стала деятельность Олега Николаевича на исследовательском, писательском и организационном поприще. ИА REGNUM: На днях у вас вышла в свет книга «Действия русского и английского флотов под Ригой в 1812 году». Эта тема является достаточно необычной для сегодняшнего времени. Чем же был обусловлен ее выбор? Тема Отечественной войны 1812 года — она очень емкая и захватывающая. Ведь, скажем, про ту же «оккупацию» 1940 года сломано уже столько копий, что мне заниматься тем же самым было бы уже не так интересно. А вот Отечественная война до сих пор остается, в значительной степени, «неисследованной территорией». Но вот под каким углом я, латвийский историк, мог бы за нее взяться? Как известно, все основные тогдашние сражения, вроде смоленского, бородинского и малоярославского, прошли далеко от наших пределов. Так что писать из Риги, скажем, о Бородине было бы для меня весьма и весьма проблематично. С другой стороны, очень много значимых событий той войны имели место именно на территории сегодняшней Латвии. Соответственно я взялся за них, проделал достаточный объем работы — и к настоящему моменту у меня накопилось материала уже на солидный многостраничный труд. ИА REGNUM: Действительно, военная кампания 1812 года на территории современной Латвии сопровождалась множеством событий. Почему же вы выбрали относительно «узкую» флотскую тему? Опыт показывает, что когда ты ходишь с толстым томом под мышкой, то найти издателя на него весьма проблематично. Гораздо проще, когда ты появляешься с тоненькой книжечкой — куда легче найти людей, которые вполне в силах оплатить ее издание. Здесь приходится рассчитывать именно на частных меценатов, поскольку со стороны официальных институций, которые могли бы этим заниматься, я не встретил особой заинтересованности. ИА REGNUM: К тому же, видимо, современному латвийскому государству не очень интересны события, ассоциирующиеся с историей Российской империи? Не все так одномерно. Существовал у нас одно время государственный Секретариат по делам интеграции. Кто его только не критиковал! Одни ругали это учреждение за то, что оно, дескать, слишком мало уделяет внимания национальным меньшинствам. Другие, напротив — за то, что вместо того, чтобы заниматься мерами по ассимиляции этих самых меньшинств, Секретариат помогает им поддерживать свою культуру. А я лично могу сказать, что пока он существовал, очень много организаций, в том числе и наше Рижское славянское историческое общество, получали помощь и финансирование. Нет, речь, конечно, не шла о таких суммах, чтобы можно бросить работу и самому стать «профессиональным русским». Но благодаря этой помощи не нужно было тратить деньги из собственного кошелька на то, чтобы организовать выставку, провести какое-либо другое мероприятие… К сожалению, потом Секретариат интеграции прикрыли и получить деньги под какой-либо культурный проект стало куда сложнее… ИА REGNUM: Другими словами, вы решили, что проще будет выпустить несколько небольших книжек по эпопее 1812 года, а не один большой том? Совершенно верно. Именно в силу соображений экономического характера тот материал, что был мною подготовлен по событиям 1812 года в Лифляндии и Курляндии, я раздробил на несколько тематических вещей. Соответственно, тема свежевышедшей моей книжки «Действия русского и английского флотов под Ригой в 1812 году» является одним из таких секторов, на которых я сосредоточился. Книга была выпущена при материальной поддержке депутата XI Сейма Игоря Мельникова — спасибо ему огромное! В следующей же книге речь пойдет уже о сухопутных сражениях под Ригой в ходе той кампании. Мною подготовлены публикации и еще по ряду аспектов событий двухсотлетней давности — в частности, про бои за Динабургскую крепость в июле 1812 года. Надеюсь, что книга про динабургские события тоже появится относительно скоро. ИА REGNUM: Когда различные общественные организации начали заниматься деятельностью по подготовке юбилейных мероприятий, посвященных двухсотлетию изгнания наполеоновских войск из Латвии, несколько раз ставился вопрос о необходимости координации их деятельности. Стоит ли он и на настоящий момент? Ну, юбилейный комитет и так существует уже полгода. За этот период удалось сделать довольно много — учитывая, что это энтузиазм в чистом виде, поскольку всё делается его участниками во внерабочее время и не оплачивается. Каждый участвующий в данном деле человек — самобытная, яркая личность со своими взглядами, темпераментом, профессией и графиком. И если люди соглашаются сотрудничать друг с другом, то тут уж главное — не навредить. А навредить здесь очень просто: достаточно лишь, не совещаясь с этими уже длительное время сотрудничающими людьми, принять за них какое-либо решение. Ну, например, такое: вы, мол, всё равно работаете — так давайте работать под руководством некоего дополнительного координационного органа. Вам ведь всё равно, а назначенным координаторам приятно. Однако возникает вопрос: зачем создавать ещё один совет, когда юбилейный комитет существует уже полгода — и успел не декларациями, а реальными делами доказать свою дееспособность? Более того, Совет общественных организаций Латвии и так, по сути своей, является координационным советом для всех входящих в него организаций. Создавать в его рамках еще один координационный совет, но на сей раз тематический, вряд ли обосновано. ИА REGNUM: А сколько книг у вас уже готово на данный момент? Как, вообще, проходит процесс подготовки новой книги? Здесь нужно, в первую очередь, отметить разницу между теми моими книгами, которые уже вышли в печать, и теми, которые еще только дожидаются своего часа на жестком диске. Так вот, опубликованных книг у меня пока еще не так много. Первой из них в свое время выходила «Русские в Латвии со средневековья до конца XIX века». Это моя гордость — потому что в ее рамках широкой публике впервые был представлен общий целостный обзор истории русского населения в Латвии за несколько веков. Раньше подобные книги посвящались разрозненным аспектам истории русских Латвии, отдельным ее периодам. Значительное число таких книг выходило до революции — а в последующие годы этой теме уделялось все меньшее внимание. Ряд публикаций появился в конце прошлого века и начале нынешнего — но единого свода все не было. Это потом уже пошла популяризация подготовленного и изданного двумя тиражами (в 2003 и 2004) моего труда. С тех пор у меня вышло еще несколько исторических исследований. Тему русских в Латвии я углубил в книжке «Славянская история Латвии. С древнейших времен до конца ХVII века». Речь там идет не только о русских, но и других восточнославянских народах — в частности, поляках, белорусах и т.д. Книга, как можно догадаться из ее названия, посвящена появлению славян на территории нынешней Латвии и о первых веках их жизни там. Здорово, что интерес к этой теме появился у белорусской общины Латвии, а то книжка и сейчас лежала бы на жёстком диске компьютера. Так что, пользуясь случаем, выражаю благодарность участнице общины, депутату Сейма Елене Лазаревой за ее содействие. Также у меня выходила «Великая Северная война на территории Латвии. 1700-1721». Данная вещь, если б я обладал большими финансовыми возможностями, могла бы быть в изданном виде значительно толще — но я надеюсь на второе издание. Благодаря руководителю общественной организации D.V.I.N.A. Андрею Яковлеву увидела свет книга «100 русских портретов в истории Латвии». Кстати, на ее основе мы провели несколько исторических выставок в разных регионах республики, выпустили диск с аудиорассказами, а саму книгу раздали по многим библиотекам и общественным организациям. Ну и сейчас у меня пошла, как я рассчитываю, довольно большая серия, посвященная Отечественной войне. Искренне рассчитываю, что вслед за первой ее книжкой будут опубликованы и другие. У меня лежит сейчас несколько книг, дожидающихся своего времени. Мечтаю, что и они когда-нибудь увидят свет. Проблемы с изданием книг я стараюсь возмещать обширной публицистической деятельностью. После того как число моих газетных статей, посвященных разным историческим темам, перевалило за двести, я потерял им счет. Вообще, что касается неопубликованных произведений, то я из своего опыта прекрасно знаю, что между окончанием написания и публикацией могут пройти годы. В целом, создание книги — процесс в какой-то степени неконтролируемый. Просто когда у меня в результате усердного штудирования источников, походов в архивы и в библиотеки накапливается достаточное количество материала, он закономерно начинает складываться в единое произведение. Впрочем, в последнее время появился и другой замечательный источник в виде интернета. Я не имею в виду доступность «копипаста» — тут разговор особый. Сегодня существует много различных форумов, в том числе исторических. Обмениваясь информацией и мнениями с коллегами, удаётся получить много интересного материала. Опять же, помогает обилие интересных книг в сети, причём не только «развлекухи», а именно узкоспециальной литературы, которой ни в магазинах, ни в библиотеках достать не получается. К сожалению, будучи «очкариком» со стажем, я вынужден всё больше и читать с экрана. ИА REGNUM: С вашей точки зрения, насколько велик сейчас спрос на книги, связанные с историей русской общины Латвии? Тут я хочу ответить вопросом на вопрос. А насколько в обществе есть спрос вообще на литературу, книги, гуманитарные знания? То есть, я хочу сказать, что люди, в массе своей, вообще-то не очень интересуются историей. Да, был всплеск в 1980-е, когда в медийном пространстве одна за одной взрывались «информационные бомбы» с разоблачениями «преступного прошлого» — порождая массу спекуляций и разоблачений, использовавшихся в конкретных политических целях. Тогда сыграл свою роль эффект мгновенного «срыва покровов» и огромное количество людей погрузилось в дискуссии об истинном значении тех или иных исторических событий. В настоящее время со всех сторон, конечно, тоже пытаются спекулировать на истории. Но сейчас такого интереса к ней, как лет 25 назад, и близко не наблюдается. Смешно рассчитывать, что наши труды будут читать сотни тысяч человек. Но в любом случае устойчивый круг любителей истории всегда есть и будет. А у русской общины Латвии в последнее время естественным образом крепнет интерес к своим национальным корням. У людей появляется настоятельная потребность ответить для себя на вопросы: кто мы? почему мы? куда мы идем? Так что, думаю, покупатель на мои книжки всегда найдется — тем более, что и выходят они отнюдь не миллионными тиражами. ИА REGNUM: Согласны ли вы с мнением, что интерпретация тех или иных исторических событий в настоящее время сильно зависит от политического заказа? Что, более того, особенность исторической науки такова, что практически любое событие, при желании, можно истолковать совершенно с разных точек зрения? Если во многих других науках можно проверять истину с помощью эксперимента, то установить экспериментально объективную историческую истину невозможно. Ведь любой факт подразумевает, во-первых, наличие наблюдателя, а во-вторых — воспроизводимость. Но исторические события невоспроизводимы в принципе, а историк, как правило, не является их современником и не может рассматриваться в качестве идеального наблюдателя. Именно поэтому, так называемые «исторические факты» на деле являются интерпретациями — зависимыми от убеждений того или иного историка. Судите сами. Вот классический пример: вторжение англосаксов в Северную Америку, массовое истребление ими коренного индейского населения и захват их земель. Как толковать данные события с точки зрения самих англосаксов? Естественно, они смотрят на них с сугубо положительной точки зрения, создав вокруг этой темы огромный героический мифологический пласт, или просто замалчивая отдельные страницы. Да, для приличия, в публикациях последнего времени на эту тему обязательно присутствуют «дежурные» сожаления. Однако никто из авторов этих политкорректных раскаяний не делает политических выводов о необходимости деколонизации Америки. Ну а что скажут насчет истории завоевания Америки сами индейцы? Понятно, что ничего хорошего — мягко говоря. Кстати, подобная амбивалентность присуща очень многим темам мировой истории. В результате же получается, что тот, кто сейчас силен и при власти, — тот и диктует, как надо понимать историю. Любое государство, обладающее политической волей, тут же начинает творить свой собственный государствообразующий миф — и Латвийская Республика тут не исключение. Помню, посещаем мы как-то с товарищем знаменитую базилику в Аглоне — и экскурсовод начинает нам повествовать, как когда-то пришло в Латгалию христианство, а потом войска Ивана Грозного разрушали и сжигали тамошние церкви. Я поинтересовался: «А как, по-вашему, впервые пришло в Латгалию христианство?» Дело в том, что уже в конце XII века на землях современной Восточной Латвии распространялось христианство в его восточном, православном, варианте. На археологическом материале это обстоятельно показал в своё время замечательный историк и археолог Эвалд Мугуревич. В Ерсике и Кокнесе, которые были в то время крупнейшими населёнными пунктами на территории Латвии, стояли каменные церкви с бронзовыми колоколами. Бронзовыми! Это при том, что знаменитому Соловецкому монастырю такие колокола удалось получить только в качестве пожертвования от Ивана Грозного во второй половине XVI века. В немецкой хронике Генриха рассказывается, как во время крестовых походов эти храмы были уничтожены, а колокола в качестве трофеев доставлены в Ригу. Мне отвечают — православие в Латгалию принесли миссионеры из Византии! Но какие могут быть миссионеры из Византии, когда под боком находилась обширная православная Русь?! Переспрашиваю — может из Полоцкого княжества? Нет, отвечают, причём здесь Полоцкое княжество? Из Византии. Вот тебе и пример современного мифотворчества. Более того, здешний миф неоднократно менялся. Так, во времена Латвийской ССР считалось, что наша история начинается, естественно, с 1917 года, когда советская власть здесь была провозглашена в первый раз, а в 1918 году восстановлена. Возобновленная в 1940 году Латвийская ССР рассматривалась в качестве прямой преемницы первой советской республики, существовавшей в 1918-1920 гг. В свое время отмечали 50, 60, 65 лет советской власти в Латвии — не по фактическому состоянию, а с момента провозглашения. Ну а весь период 1920-1940 гг. из этой схемы как бы «выпадал». Сейчас господствует та же схема, только наоборот. По ней история начинается с 18 ноября 1918 года, когда была провозглашена независимость — и тоже отмечается 75, 80, 90 лет существования Латвийской Республики. Теперь, разумеется, «выпадает» период первой ЛССР и время «оккупации» с 1940-го по 1991-й. Иногда раздаются робкие голоса о необходимости искать точки соприкосновения. Я и сам верю в слова замечательного латышского поэта Яниса Райниса о том, что «не народ против народа, а вместе против тьмы». Но когда начинаешь смотреть новости, то создаётся ощущение, что к устраивающему всех нас компромиссу мы придём лишь в тоталитарном технократическом будущем, когда идеологически выверенная информация начнет через специальный разъем в затылке подаваться прямо в мозг по кабелю. ИА REGNUM: Есть мнение, что русская община Латвии понемногу «размывается» — народ вымирает, разъезжается, да и понемногу ассимилируется. Исходя из этого, не опасаетесь ли вы, что в будущем читателей для ваших книг не останется? Даже если все произойдет именно так, читатель, я уверен, найдется. Не массовый, повторяю, но все же… Ведь русские живут не только в Латвии — и события местной истории наверняка могут представлять интерес и для русских соотечественников. Да и латышей, которые могут читать на русском языке, тоже не следует сбрасывать со счетов. Опять же, не стоит забывать о любителях истории вообще — любой национальности. Так что, у меня никоим образом нет ощущения, что я пишу свои книги зря. Источник: www.regnum.ru Латвия, История, МЕНЬ, Книга, Событие

Олег Пухляк: «У русской общины Латвии крепнет интерес к своим…

Олег Пухляк: «У русской общины Латвии крепнет интерес к своим…ИА REGNUM беседует с Олегом Пухляком — известным русским историком, проживающим в Латвии. У О. Пухляка недавно вышла новая книга под названием «Действия русского и английского флотов под Ригой в 1812 году».

ИА REGNUM беседует с Олегом Пухляком — известным русским историком, проживающим в Латвии. У О. Пухляка недавно вышла новая книга под названием «Действия русского и английского флотов под Ригой в 1812 году». Кроме того, он принимает активное участие в деятельности юбилейного комитета, занимающегося организацией мероприятий, посвященных двухсотлетию изгнания наполеоновских войск из Прибалтики. Темой беседы, естественно, стала деятельность Олега Николаевича на исследовательском, писательском и организационном поприще.

ИА REGNUM: На днях у вас вышла в свет книга «Действия русского и английского флотов под Ригой в 1812 году». Эта тема является достаточно необычной для сегодняшнего времени. Чем же был обусловлен ее выбор?

Тема Отечественной войны 1812 года — она очень емкая и захватывающая. Ведь, скажем, про ту же «оккупацию» 1940 года сломано уже столько копий, что мне заниматься тем же самым было бы уже не так интересно. А вот Отечественная война до сих пор остается, в значительной степени, «неисследованной территорией». Но вот под каким углом я, латвийский историк, мог бы за нее взяться? Как известно, все основные тогдашние сражения, вроде смоленского, бородинского и малоярославского, прошли далеко от наших пределов. Так что писать из Риги, скажем, о Бородине было бы для меня весьма и весьма проблематично. С другой стороны, очень много значимых событий той войны имели место именно на территории сегодняшней Латвии. Соответственно я взялся за них, проделал достаточный объем работы — и к настоящему моменту у меня накопилось материала уже на солидный многостраничный труд.

ИА REGNUM: Действительно, военная кампания 1812 года на территории современной Латвии сопровождалась множеством событий. Почему же вы выбрали относительно «узкую» флотскую тему?

Опыт показывает, что когда ты ходишь с толстым томом под мышкой, то найти издателя на него весьма проблематично. Гораздо проще, когда ты появляешься с тоненькой книжечкой — куда легче найти людей, которые вполне в силах оплатить ее издание. Здесь приходится рассчитывать именно на частных меценатов, поскольку со стороны официальных институций, которые могли бы этим заниматься, я не встретил особой заинтересованности.

ИА REGNUM: К тому же, видимо, современному латвийскому государству не очень интересны события, ассоциирующиеся с историей Российской империи?

Не все так одномерно. Существовал у нас одно время государственный Секретариат по делам интеграции. Кто его только не критиковал! Одни ругали это учреждение за то, что оно, дескать, слишком мало уделяет внимания национальным меньшинствам. Другие, напротив — за то, что вместо того, чтобы заниматься мерами по ассимиляции этих самых меньшинств, Секретариат помогает им поддерживать свою культуру. А я лично могу сказать, что пока он существовал, очень много организаций, в том числе и наше Рижское славянское историческое общество, получали помощь и финансирование. Нет, речь, конечно, не шла о таких суммах, чтобы можно бросить работу и самому стать «профессиональным русским». Но благодаря этой помощи не нужно было тратить деньги из собственного кошелька на то, чтобы организовать выставку, провести какое-либо другое мероприятие… К сожалению, потом Секретариат интеграции прикрыли и получить деньги под какой-либо культурный проект стало куда сложнее…

ИА REGNUM: Другими словами, вы решили, что проще будет выпустить несколько небольших книжек по эпопее 1812 года, а не один большой том?

Совершенно верно. Именно в силу соображений экономического характера тот материал, что был мною подготовлен по событиям 1812 года в Лифляндии и Курляндии, я раздробил на несколько тематических вещей. Соответственно, тема свежевышедшей моей книжки «Действия русского и английского флотов под Ригой в 1812 году» является одним из таких секторов, на которых я сосредоточился. Книга была выпущена при материальной поддержке депутата XI Сейма Игоря Мельникова — спасибо ему огромное! В следующей же книге речь пойдет уже о сухопутных сражениях под Ригой в ходе той кампании. Мною подготовлены публикации и еще по ряду аспектов событий двухсотлетней давности — в частности, про бои за Динабургскую крепость в июле 1812 года. Надеюсь, что книга про динабургские события тоже появится относительно скоро.

ИА REGNUM: Когда различные общественные организации начали заниматься деятельностью по подготовке юбилейных мероприятий, посвященных двухсотлетию изгнания наполеоновских войск из Латвии, несколько раз ставился вопрос о необходимости координации их деятельности. Стоит ли он и на настоящий момент?

Ну, юбилейный комитет и так существует уже полгода. За этот период удалось сделать довольно много — учитывая, что это энтузиазм в чистом виде, поскольку всё делается его участниками во внерабочее время и не оплачивается. Каждый участвующий в данном деле человек — самобытная, яркая личность со своими взглядами, темпераментом, профессией и графиком. И если люди соглашаются сотрудничать друг с другом, то тут уж главное — не навредить.

А навредить здесь очень просто: достаточно лишь, не совещаясь с этими уже длительное время сотрудничающими людьми, принять за них какое-либо решение. Ну, например, такое: вы, мол, всё равно работаете — так давайте работать под руководством некоего дополнительного координационного органа. Вам ведь всё равно, а назначенным координаторам приятно.

Однако возникает вопрос: зачем создавать ещё один совет, когда юбилейный комитет существует уже полгода — и успел не декларациями, а реальными делами доказать свою дееспособность? Более того, Совет общественных организаций Латвии и так, по сути своей, является координационным советом для всех входящих в него организаций. Создавать в его рамках еще один координационный совет, но на сей раз тематический, вряд ли обосновано.

ИА REGNUM: А сколько книг у вас уже готово на данный момент? Как, вообще, проходит процесс подготовки новой книги?

Здесь нужно, в первую очередь, отметить разницу между теми моими книгами, которые уже вышли в печать, и теми, которые еще только дожидаются своего часа на жестком диске. Так вот, опубликованных книг у меня пока еще не так много. Первой из них в свое время выходила «Русские в Латвии со средневековья до конца XIX века». Это моя гордость — потому что в ее рамках широкой публике впервые был представлен общий целостный обзор истории русского населения в Латвии за несколько веков. Раньше подобные книги посвящались разрозненным аспектам истории русских Латвии, отдельным ее периодам. Значительное число таких книг выходило до революции — а в последующие годы этой теме уделялось все меньшее внимание. Ряд публикаций появился в конце прошлого века и начале нынешнего — но единого свода все не было. Это потом уже пошла популяризация подготовленного и изданного двумя тиражами (в 2003 и 2004) моего труда.

С тех пор у меня вышло еще несколько исторических исследований. Тему русских в Латвии я углубил в книжке «Славянская история Латвии. С древнейших времен до конца ХVII века». Речь там идет не только о русских, но и других восточнославянских народах — в частности, поляках, белорусах и т.д. Книга, как можно догадаться из ее названия, посвящена появлению славян на территории нынешней Латвии и о первых веках их жизни там. Здорово, что интерес к этой теме появился у белорусской общины Латвии, а то книжка и сейчас лежала бы на жёстком диске компьютера. Так что, пользуясь случаем, выражаю благодарность участнице общины, депутату Сейма Елене Лазаревой за ее содействие.

Также у меня выходила «Великая Северная война на территории Латвии. 1700-1721». Данная вещь, если б я обладал большими финансовыми возможностями, могла бы быть в изданном виде значительно толще — но я надеюсь на второе издание. Благодаря руководителю общественной организации D.V.I.N.A. Андрею Яковлеву увидела свет книга «100 русских портретов в истории Латвии». Кстати, на ее основе мы провели несколько исторических выставок в разных регионах республики, выпустили диск с аудиорассказами, а саму книгу раздали по многим библиотекам и общественным организациям.

Ну и сейчас у меня пошла, как я рассчитываю, довольно большая серия, посвященная Отечественной войне. Искренне рассчитываю, что вслед за первой ее книжкой будут опубликованы и другие. У меня лежит сейчас несколько книг, дожидающихся своего времени. Мечтаю, что и они когда-нибудь увидят свет. Проблемы с изданием книг я стараюсь возмещать обширной публицистической деятельностью. После того как число моих газетных статей, посвященных разным историческим темам, перевалило за двести, я потерял им счет.

Вообще, что касается неопубликованных произведений, то я из своего опыта прекрасно знаю, что между окончанием написания и публикацией могут пройти годы. В целом, создание книги — процесс в какой-то степени неконтролируемый. Просто когда у меня в результате усердного штудирования источников, походов в архивы и в библиотеки накапливается достаточное количество материала, он закономерно начинает складываться в единое произведение.

Впрочем, в последнее время появился и другой замечательный источник в виде интернета. Я не имею в виду доступность «копипаста» — тут разговор особый. Сегодня существует много различных форумов, в том числе исторических. Обмениваясь информацией и мнениями с коллегами, удаётся получить много интересного материала. Опять же, помогает обилие интересных книг в сети, причём не только «развлекухи», а именно узкоспециальной литературы, которой ни в магазинах, ни в библиотеках достать не получается. К сожалению, будучи «очкариком» со стажем, я вынужден всё больше и читать с экрана.

ИА REGNUM: С вашей точки зрения, насколько велик сейчас спрос на книги, связанные с историей русской общины Латвии?

Тут я хочу ответить вопросом на вопрос. А насколько в обществе есть спрос вообще на литературу, книги, гуманитарные знания? То есть, я хочу сказать, что люди, в массе своей, вообще-то не очень интересуются историей. Да, был всплеск в 1980-е, когда в медийном пространстве одна за одной взрывались «информационные бомбы» с разоблачениями «преступного прошлого» — порождая массу спекуляций и разоблачений, использовавшихся в конкретных политических целях. Тогда сыграл свою роль эффект мгновенного «срыва покровов» и огромное количество людей погрузилось в дискуссии об истинном значении тех или иных исторических событий. В настоящее время со всех сторон, конечно, тоже пытаются спекулировать на истории. Но сейчас такого интереса к ней, как лет 25 назад, и близко не наблюдается. Смешно рассчитывать, что наши труды будут читать сотни тысяч человек.

Но в любом случае устойчивый круг любителей истории всегда есть и будет. А у русской общины Латвии в последнее время естественным образом крепнет интерес к своим национальным корням. У людей появляется настоятельная потребность ответить для себя на вопросы: кто мы? почему мы? куда мы идем? Так что, думаю, покупатель на мои книжки всегда найдется — тем более, что и выходят они отнюдь не миллионными тиражами.

ИА REGNUM: Согласны ли вы с мнением, что интерпретация тех или иных исторических событий в настоящее время сильно зависит от политического заказа? Что, более того, особенность исторической науки такова, что практически любое событие, при желании, можно истолковать совершенно с разных точек зрения?

Если во многих других науках можно проверять истину с помощью эксперимента, то установить экспериментально объективную историческую истину невозможно. Ведь любой факт подразумевает, во-первых, наличие наблюдателя, а во-вторых — воспроизводимость. Но исторические события невоспроизводимы в принципе, а историк, как правило, не является их современником и не может рассматриваться в качестве идеального наблюдателя. Именно поэтому, так называемые «исторические факты» на деле являются интерпретациями — зависимыми от убеждений того или иного историка.

Судите сами. Вот классический пример: вторжение англосаксов в Северную Америку, массовое истребление ими коренного индейского населения и захват их земель. Как толковать данные события с точки зрения самих англосаксов? Естественно, они смотрят на них с сугубо положительной точки зрения, создав вокруг этой темы огромный героический мифологический пласт, или просто замалчивая отдельные страницы. Да, для приличия, в публикациях последнего времени на эту тему обязательно присутствуют «дежурные» сожаления. Однако никто из авторов этих политкорректных раскаяний не делает политических выводов о необходимости деколонизации Америки. Ну а что скажут насчет истории завоевания Америки сами индейцы? Понятно, что ничего хорошего — мягко говоря.

Кстати, подобная амбивалентность присуща очень многим темам мировой истории. В результате же получается, что тот, кто сейчас силен и при власти, — тот и диктует, как надо понимать историю. Любое государство, обладающее политической волей, тут же начинает творить свой собственный государствообразующий миф — и Латвийская Республика тут не исключение. Помню, посещаем мы как-то с товарищем знаменитую базилику в Аглоне — и экскурсовод начинает нам повествовать, как когда-то пришло в Латгалию христианство, а потом войска Ивана Грозного разрушали и сжигали тамошние церкви. Я поинтересовался: «А как, по-вашему, впервые пришло в Латгалию христианство?» Дело в том, что уже в конце XII века на землях современной Восточной Латвии распространялось христианство в его восточном, православном, варианте. На археологическом материале это обстоятельно показал в своё время замечательный историк и археолог Эвалд Мугуревич. В Ерсике и Кокнесе, которые были в то время крупнейшими населёнными пунктами на территории Латвии, стояли каменные церкви с бронзовыми колоколами. Бронзовыми! Это при том, что знаменитому Соловецкому монастырю такие колокола удалось получить только в качестве пожертвования от Ивана Грозного во второй половине XVI века. В немецкой хронике Генриха рассказывается, как во время крестовых походов эти храмы были уничтожены, а колокола в качестве трофеев доставлены в Ригу. Мне отвечают — православие в Латгалию принесли миссионеры из Византии! Но какие могут быть миссионеры из Византии, когда под боком находилась обширная православная Русь?! Переспрашиваю — может из Полоцкого княжества? Нет, отвечают, причём здесь Полоцкое княжество? Из Византии. Вот тебе и пример современного мифотворчества.

Более того, здешний миф неоднократно менялся. Так, во времена Латвийской ССР считалось, что наша история начинается, естественно, с 1917 года, когда советская власть здесь была провозглашена в первый раз, а в 1918 году восстановлена. Возобновленная в 1940 году Латвийская ССР рассматривалась в качестве прямой преемницы первой советской республики, существовавшей в 1918-1920 гг. В свое время отмечали 50, 60, 65 лет советской власти в Латвии — не по фактическому состоянию, а с момента провозглашения. Ну а весь период 1920-1940 гг. из этой схемы как бы «выпадал». Сейчас господствует та же схема, только наоборот. По ней история начинается с 18 ноября 1918 года, когда была провозглашена независимость — и тоже отмечается 75, 80, 90 лет существования Латвийской Республики. Теперь, разумеется, «выпадает» период первой ЛССР и время «оккупации» с 1940-го по 1991-й.

Иногда раздаются робкие голоса о необходимости искать точки соприкосновения. Я и сам верю в слова замечательного латышского поэта Яниса Райниса о том, что «не народ против народа, а вместе против тьмы». Но когда начинаешь смотреть новости, то создаётся ощущение, что к устраивающему всех нас компромиссу мы придём лишь в тоталитарном технократическом будущем, когда идеологически выверенная информация начнет через специальный разъем в затылке подаваться прямо в мозг по кабелю.

ИА REGNUM: Есть мнение, что русская община Латвии понемногу «размывается» — народ вымирает, разъезжается, да и понемногу ассимилируется. Исходя из этого, не опасаетесь ли вы, что в будущем читателей для ваших книг не останется?

Даже если все произойдет именно так, читатель, я уверен, найдется. Не массовый, повторяю, но все же… Ведь русские живут не только в Латвии — и события местной истории наверняка могут представлять интерес и для русских соотечественников. Да и латышей, которые могут читать на русском языке, тоже не следует сбрасывать со счетов. Опять же, не стоит забывать о любителях истории вообще — любой национальности. Так что, у меня никоим образом нет ощущения, что я пишу свои книги зря.

Источник: www.regnum.ru

Лидеры русской общины Латвии: Школы без боя не отдадим
В частности, сопредседатель правления «Русского союза Латвии», депутат Европарламента Татьяна Жданок заявила: «Русский союз Латвии» доказал свою готовность отстаивать интересы русского населения страны.


  • Латвия,
  • История,
  • МЕНЬ,
  • Книга,
  • Событие
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.