Их мозги работают в Лондоне, Брюсселе, но не в Латвии…

Их мозги работают в Лондоне, Брюсселе, но не в Латвии…Хотя сейчас достаточно точно известно, сколько жителей за последние десять лет покинули Латвию, уехав работать за границу, никто не берется судить о том, какое их количество можно причислить к «мозгам» Латвии, или к квалифицированной рабочей силе.


«Хорошо известно, сколько уехало ИТ-специалистов и людей с техническим  образованием, особенно после того, как свой рынок труда открыла Германия»,  — сказал исследователь эмиграции профессор Латвийского университета Михаил Хазан. Также среди уехавших очень много медиков, для вербовки которых на работу в Данию, Финляндию и Великобританию в Латвии проводились специальные кампании. Много латышей, у которых хорошее знание иностранных языков, можно встретить в кабинетах институтов Европейского союза. Как свидетельствуют осуществленные Diena поиски латышей, их можно встретить везде и в самых различных отраслях. Кто-то планирует транспортные потоки в Лондоне к предстоящим Олимпийским играм, кто-то консультирует операторов нефтяных вышек, как заработать больше, а кто-то работает в компании по музыкальному менеджменту.
Организовать общение
Ответы на вопрос о том, можно ли ожидать возвращения уехавших, обнадеживающие. В Латвии их сердца, но конкретные планы есть лишь у немногих – различие в качестве жизни явное. «Не думаю, что в ближайшее время число уезжающих уменьшится», — еще более жестко комментирует ситуацию Хазан.
Официальная часть Латвии все же не теряет надежду развернуть поток людей в обратном направлении. Роландс Лаппуке, посол МИДа по особым поручениям, признает, что простого способа, как это сделать, нет, и при помощи лозунгов этого не произойдет, но уже начата работа над единой политикой по сотрудничеству с диаспорой.
В декабре прошлого года правительство приняло решение о принятии документа по планированию такой политики. В нем должны быть определены основные положения по сотрудничеству правительства с латышами за рубежом. Лаппуке рассказал, что он непосредственно участвует в разработке политики. Работа еще отнюдь не завершена, и главный акцент на подготовке концепции как таковой.
Одна из идей заключается в том, что существенный вклад в общение с зарубежными латышами даст новый интернет-сайт. При его посредничестве уехавшие из страны могли бы разместить сведения о своей квалификации и работе, которую они выполняют за границей, и сообщить, на каких условиях они могли бы вернуться. По введенным данным работодатели Латвии могли бы найти потенциальных работников, направив им уже готовые предложения. И у работодателей была бы возможность разместить на сайте свои объявления.
Правда, Лаппуке сразу добавляет, что сейчас это все лишь наработки, необходимого фундамента нет. Однако он считает, что лучше начать проект, видеть составные части, а только потом думать, как привлечь средства.
Хазан такую идею оценивает позитивно. По его мнению, главное, чтобы инициатива такого общения исходила с нашей стороны. В свою очередь, Марис Силениекс, директор маркетинга компании по отбору персонала WorkingDay Latvia, об участии государства в работе по «возвращению» высказывается скептически: «Пока у людей нет уверенности в том, насколько глубокой будет вырыта яма налогов или как будут урезать социальные пособия, мотивация вернуться будет ничтожной. И в том случае, если пообещают более-менее равноценную возможность заработка». Силениекс не исключает, что предприятия могут в этом помочь, но публикации объявления о работе недостаточно. «У наиболее талантливых иммунитет к объявлениям. Они работу не ищут и обычно хорошо оплачиваемы», — отметил он.
В восточном направлении
До сих пор больший поток эмиграции направлялся на Запад, но Хазан как следующую угрозу называет Восток, например, популярной конечной целью может стать Россия.
«В основе этого — два фактора. Растущая этническая напряженность и все более жесткий подход к языковым вопросам в сфере образования и на рынке труда», — считает профессор. Он подчеркнул, что такие города, как Псков или Новгород могут стать привлекательными, и недавно начавшиеся перемены в России могут развиваться быстрее, чем многие думают. В результате эмигрируют квалифицированные жители Латвии, для которых русский язык родной, полагает Хазан.
Лаппуке, тем не менее, не впадает в безнадежность и подчеркивает, что, несмотря на огромную цифру эмигрантов, решения все же остаются индивидуальными. «Тем, кто это делает, не легко покинуть свою страну. Это, конечно, обостренные эмоции, аналогично тому, как в бракоразводном процессе», — сказал он.

Источник: rus.ruvr.ru

Опрос: ммолодежи сложнее найти работу в Латвии, чем в других странах ЕС
Большинство — 61% — жителей Латвии считает, что молодежи в стране найти работу труднее, чем в других странах ЕС, показало последнее исследование «Латвийский барометр DNB», сообщает портал Delfi.lv. 26% опрошенных…

Итальянец, китаец и француз поделились опытом работы в Латвии
Настроение предпринимателей в Латвии уже полтора года подряд остается скорее пессимистичным.

Почти две трети жителей Латвии не надеются найти хорошую работу в стране — опрос
В Латвии 64% жителей скептически оценивают возможность найти хорошую работу в Латвии, показали результаты исследования \«Латвийский барометр DNB\». В феврале шансы найти хорошую работу в Латвии положительно оценивали 4% респондентов…

Канчельскис: не продолжу работать в Латвии, там очень низкий уровень футбола
Бывший полузащитник сборной России Андрей Канчельскис опроверг информацию о том, что мог войти в тренерский штаб «Амкара».


  • Латвия,
  • Человек,
  • Лаппук,
  • Работа,
  • Профессор
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: