Айнар Комаровскис: русский как второй государственный не угрожает Латвии

Латвийский политолог Айнар Комаровскис опубликовал в блоге латышской газеты «Diena» статью «Каким я вижу свой родной край?»», перевод которой ниже приводится полностью: «Почти каждый латыш, наблюдая за латвийской реальностью, испытывает недовольство.

Латвийский политолог Айнар Комаровскис опубликовал в блоге латышской газеты «Diena» статью «Каким я вижу свой родной край?», перевод которой ниже приводится полностью:

«Почти каждый латыш, наблюдая за латвийской реальностью, испытывает недовольство. Ситуация драматична, но будущее кажется еще более мрачным и неясным. Чтобы перестать скулить о существующем положении и понять, что делать, для начала надо представить, какой должна быть та Латвия, в которой мы каждый желали бы жить. Страна моей мечты была бы такой, в которой у каждого жителя была бы своя работа, которую он больше всего умел делать. И этот труд приносил бы удовольствие. Каждое такое занятие укрепляло бы государство и увеличило общественное благосостояние. Оно позволяло тогда каждому с уверенностью смотреть в будущее. Каждый хутор, село или край были бы ухоженными, и этому всегда хватило бы время и средств. Поля были бы засеяны, скошены и вспаханы. Если земля для обработки непригодна, на ней посадили бы лес. Мы сами производили бы у себя все себе необходимое и что способны производить. И все это было бы самым лучшим в мире: хлеб, мясо, молоко, рыба, стройматериалы, дома, машины, поезда, корабли и электростанции. Мы имели бы свой рыболовный и торговый флот. Мы сами бы определяли, сколько можем выловить рыбы в своей экономической зоне. Все хозяйство обслуживала бы собственная наука. Государственное управление обеспечивали бы лучшие люди из всех краев и городов страны. Их нахождение на высотах власти зависело бы только от результатов их работы.

Каждый житель гордился бы своей страной, переживал и радовался вместе со своим краем и страной. Правительство управляло бы главными отраслями и предприятиями, позволяя народу реализовать свою инициативу на нижних уровнях. Государство посредством регуляции не допустила бы возвышения одной части народа над другой. Среди жителей царило бы согласие и общее видение будущего. Государство заботилось бы о культуре народа, и берегла память о прошлом. Восстанавливались бы памятники истории. К этой работе привлекались бы те народы, которые являлись их творцами и носителями смыслов. Мы бы сохраняли тогда в себе ту многогранность культуры, которую латыши и Латвийская земля несли через столетия. Такой я хочу видеть свою родину. Считаю, что согласны с этим будут большинство населения. Однако, окружающая реальность представляется совсем иной. Что нам мешает претворить мечты в реальность? Какие идеи предлагаются? Рассмотрим наиболее радикальных решений, которых предлагают нам знаменосцы чистоты латышской расы.

1. Заставим всех (недовольных) русских переселиться в Россию.

(Министр финансов Андрис Вилкс предлагал всем недовольным пойти по миру искать счастье) В таком случае Богом забытой зоной станут не только отдельные волости, но и целые части страны — Латгалия и большая часть Видземе. Схожая ситуация будет с Ригой и другими большими городами. Это будет значить, что в этих территориях лишними станут самоуправления и разные службы. Им не будет кого обслуживать. Да и денег не будет на зарплаты. Тогда дороги в тех краях станут лишними, значит, и ремонтировать их не надо будет. Там, где еще сохранится живой латыш, нельзя будет сорганизовать хозяйство. Потому, что не кому будет работать, да и продавать продукцию некому будет. Однако, если территория необитаема, в ней обоснуется кто-то чужой, кто будет жить по своим законам, и будет определять свой порядок на брошенной земле. Скоро эти земли потеряют и формальную принадлежность к Латвии. Наши страны-партнеры никогда не нуждались в Латвийских товарах, — им и своего товара некуда девать. Дружеская услуга — закупка восточным соседом наших продуктов и использование нашей транспортной инфраструктуры — потеряет смысл. Россия даст нам возможность досыта насладиться нашей независимостью, чистотой крови и собственными нравами.

2. Запретим в Латвии использовать русский язык, или заставим всех стать латышами.

Это называется словом — ассимиляция. Несмотря на то, что для большинства латышей такая цель видится черезчур радикальной, государственная политика без особого шума продвигается к этой цели семимильными шагами. Даже несмотря на провал акции „Вису Латвияй“ по запрету русского языка в школах. На данный момент у большой части русских школ в добровольно-принудительном порядке объем занятий на латышском языке уже превышает 60%. Но и на этом не предусмотрено останавливаться, — заседания педагогического совета и учительские собрания (между русскими учителями) проводятся на латышском. Обсуждаемое соответственно протоколируется. „Товарищескую заботу“ о русских школах в этой миссии проявляет языковые инспектора под управлением Антона Курситиса. Сегодня стражи языка наделены правом превратить общение работника любого учреждения на русском (и только русском) языке в денежный штраф или в языковый экзамен. И в этой процедуре — тестирование — используется передовая техника психологии, как добиться наложения штрафа. И это проводится во время, когда знание латышского языка среди русских значительно превышает показатели еще 10-летней давности. Во время, когда латыши уже подзабыли русский язык, не говоря о способности писать на русском. Латыши, спросите у своих мам и бабушек, — допускалось ли что-то подобное по отношению к латышам в расцвете времен „великорусского шовинизма“ и „оккупации“?

А сейчас взглянем на плоды, что нам обещает ассимиляция русских. В результате этим людям будет удалена историческая память. Своей истории у них больше не будет, а историческую память латыша они не приобретут. Они станут манкуртами со слабым пониманием окружающего мира и неспособностью анализировать происходящее. Русский народ потеряет своих сыновей и дочерей, а латыши их не приобретут. Некоторые такие продукты ассимиляции сидят в нашем Сейме и правительстве. У вас есть возможность их оценить. Но главное в том, что русские, носящие в себе историческую память и сознание русского народа, нужны нам самым. В неиспорченном виде. Они в нужный момент убедят нас, что „король то голый“, что живем мы в царстве кривых зеркал. Они остановят нас у обрыва, не позволяя упасть в пропасть. Наши славянские соседи помогут нам понять, как мы дошли до такого положения, и покажут дорогу из тупика, если сами не справимся.

Как русские вообще здесь появились?

В начале, следуя отступающему леднику, в балтийских землях осели финно-угрские племена. Они, освобождая место славянам, направлялись дальше на север. Те народы, которые разместились у Балтийского моря от правого берега Вислы до Эстонии, назвали балтами. Около 5-го столетия на балтском диалекте разговаривали на территории от Балтийского моря до Оки. Вследствие влияния природных преград и путей сообщения балтийцы сконцентрировались больше к Западу. На Латвийской территории латгальцы разместились от севера Видземе до юго-востока Латгалии, курши занимали нынешнюю Курземе, а ливы (финно-угрское племя) заняли устья рек и прибрежную территорию. От юга на север и от запада на восток перемещались венды, и постепенно слились с остальными балто-славянскими племенами. Так постепенно древне-русский язык, в зависимости от распространения племен и связи с другими народами, получил свои диалекты. Внедренный алфавит на каждой территории определил дальнейшее развитие языка. Балтские и славянские племена в своем общении обходились без переводчиков, так как говорили на одном языке. Даже сегодняшний латыш может понять текст на куршском языке. Этому способствует знания русского языка. А латгальский язык мы понимаем исключительно потому, что знаем и русский язык. Например, латгальскую песнью, спетую Яниной Курситей (депутат от правящей партии и языковед) по каналу ТВ1, без знаний русского языка нельзя было бы понять. Исследуя гало-группы (распространение наследственных генов) выяснилось, что латыши и эстонцы на 70% имеют русскую кровь. Таким образом, русские для латышей являются самым близким народом на свете. Славянские слова — около 2000 — образуют основу латышского языка. Им добавились германизмы — bērns (ребенок), frizieris (парикмахер), papīrs (бумага) и многие другие. Например, словом „čuhņa“ (Чухня) мы воспринимаем удаленную и неразвитую Российскую глушь. А в реальности этим словом обозначалась территория нынешней Эстонии. Схожим словом мы называли и местный народ (чухонцы).

С приходом крестоносцев местный народ разделился по поместьям. Терялась возможность общения между краями и развития языка. Осталось только устное общение в пределах поместья. Но безграмотность в Европе тогда была повсеместной, кроме церковнослужителей. Большую лепту в развитие латышского языка внесли немецкие пастыри. В 19-м веке эстафету просвещения переняли латыши, которым Россия открыла возможности учиться и выходить в свет. Первая мировая война, которая не нужна была ни немцам, ни русским, только нашим сегодняшним наставникам, отняли у этой земли миллион жителей. Латышская раса стала „чище“, но лучше ли? Русские, которые являлись частью этой земли, в одночасье превратились в чужеземцы. А сейчас поставьте на весы 2000 лет на известной истории и 20 лет от ХХ столетия, которые сегодня объявлены точкой отсчета нашего прошлого и будущего. Какой период несет в себе большего веса? То, как мы дошли до этой точки, достойная тема многих книг и конференций. С неприятными заключениями и выводами для сегодняшних идеологов.

А кем являются белорусы и украинцы? Они русские в той же мере, как жители Курземе и Земгале являются латышами. В отличие от Латвии, Российская империя в добровольно-принудительном порядке была разделена на республики. Русским на западных губерниях был определен статус народа с правом отделения. Были акцентированы культурные различия, и даже созданы два новых языка. А теперь вернемся к нашим мечтам красиво жить и развивать латышскую культуру. Что для этого необходимо? Для этого нужно обеспечить условия, чтобы народ мог существовать и развиваться. Значит, каждому должна быть работа и возможности наслаждаться плодами своего труда. Это может обеспечить только развитое народное хозяйство, или… кто-то, кто согласен содержать нас за свой счет.

Что мешает создать здесь сильную экономику?

Для выживания нужны товары и энергоресурсы: электричество, газ, нефтепродукты. Электричеством мы себя обеспечиваем только частично, а остальные ресурсы вынуждены полностью закупать. Для этого нужны деньги, которые приходится зарабатывать. Заработать мы можем только продавая то, что произвели, или путем какой-то услуги. Однако, каждый наш товар на рынке отнимает доходы производителю другой страны, которая хочет реализовать свою продукцию там, где мы продаем свое. То есть, успехи нашей экономики означают потери для других. Наша элита в начале 90-х, выбирая своих новых друзей, приняла и новые условия: своей экономикой не ущемлять их интересы и не дружить больше со старыми товарищами. Такое партнерство могло обеспечить благополучие только для элиты и только до поры, когда все имеющиеся будет развалено и распродано. Чтобы исключить возможность потревожить эту политику, из памяти латыша было стерто все, что могло бы указать на альтернативы развития. Одновременно разжигалась ненависть как к той части народа, которая могла бы предложить эту альтернативу, так и против страны, которая могла бы обеспечить реализацию этой альтернативы. Сегодняшняя ситуация в стране достигла стадии, когда правящей элите больше нет возможностей остановить катастрофу, которая на своем пути не пожалеет и представителей действующей власти. Рядом с критической экономической ситуацией в стране у большой части латышей вызывает тревогу запланированный референдум по русскому языку. Потому всему народу следует взвесить, какое зло или добро принесут возможные результаты голосования.

Если за изменения в Конституции проголосуют не менее 700 000 граждан, тогда в Основном законе будет записано, что кроме латышского языка государственный статус имеет и русский. Дополнительно к этому, русским будет дозволено публично выступать на своем родном языке, обращаться на нем в учреждения и получать ответы на русском. Разве это угрожает существованию латышского языка и культуры? Разве это отнимет латышам статус доминирующего народа? Здесь нужно отметить, что права и место латышского языка и культуры не оспаривались даже при самых ненавистных сейчас русских режимах. Латышские язык и культура в Латвии были приоритетными все советское время и располагали сильной административной и финансовой защитой. С другой стороны, получая необходимые голоса за русский язык, будет сказан НЕТ всей нынешней политике государства, которая разбазарила народное добро и довела народ до отчаяния. С победой на референдуме будет прегражден путь в нашу страну иммигрантов из дальних стран, охваченных хаосом, с чуждой нам культурой. Правительство тогда обязано будет менять свою политику. Но, так как существующая власть своими силами не способна что либо поменять, то она будет вынуждена дать место новым силам. Но это может случиться только с поддержкой и участием русских. К сожалению, в Латвии нет столько русских с правом голоса, чтобы обеспечить победу на референдуме на действующих условиях. Недостающие голоса могут дать только сами латыши. Но, чем больше будет поддержка референдуму, тем отчетливее будет выражено отвержение к существующей системе и курсу государства. Нас всех впереди ожидают мрачные времена. В мире зло сбрасывает все маски приличия. Уничтожение целых государств и народов цинично объявляется победой демократии. В мире имеется очень мало стран, способных противостоять властелинам мира. Исландия пока держится, потому что имеет свой даровой источник электричества и тепла, а также неисчерпаемые рыбные ресурсы. Страна располагает так же и геополитическими преимуществами, что дает стране большие возможности маневра. На значительно низшем ранге, будучи некогда страной Восточного блока, находится Венгрия. Старания вырваться из паутины „мирового сообщества“ стоило ей экологического бедствия. Венгров впереди ожидает нескончаемые страдания, потому как в условиях блокады, когда каждый сосед боится подобной участи на себе, у страны могут закончиться ресурсы для жизнеобеспечения. Таков мировой порядок, в котором страдания для одного являются пользой для другого.

У Латвии и близко нет той экономики, что у Венгрии. У нас нет таких лидеров, которые рискуя собственной жизнью, отдадут предпочтение своему народу и стране. Мы за 21 год независимости подтвердили, что неспособны избрать достойных людей на высших должностях. Мы даже не смогли сорганизоваться, чтобы осознать свои цели и выразить правительству свою волю. В тоже время все годы независимости мы равнодушно лишали гражданские права народ, который служил основателем достигнутого уровня благосостояния. Мы 21 год позволяли Сейму отстранять русских от принятия решений, игнорируя их мнение даже в случаях, затрагивающих исключительно русских. Русские известны как благородный народ с давней и богатой культурой. Они никогда не забывают те добрые дела, которые для них сделаны, прощают зло и предательство в прошлом, но не забывают о нем. Данный референдум является испытанием для латышей, но, одновременно, и шансом. Если народ проголосует ПРОТИВ, это будет означать нашу поддержку государственной политике по отношению к русским за все 20 лет правления. Даже более того, — это будет признанием властной элите в целом. За все достигнутое. В таком случае латыши лишат себя союзников тогда, когда мы в этом больше всего будем нуждаться. Чувство плеча нам понадобится очень и очень скоро. Голоса поддержки, превышающие 200 тысяч, укажут на поддержку латышей. Чем больше будет эта цифра, тем выше уровень сознательности мы проявим. Впрочем, имеется и третий выбор, как показать свое отношение: остаться нейтральными и не идти голосовать. Этим мы покажем наше безразличие к вопросам, которые первостепенны для власти.

Природа одарила русских чувством меры. Они возьмут только то, что по праву им принадлежит. Лишнее оставят. Сейчас каждому есть возможность вообразить свою идеальную родину, и поразмыслить, какую лепту в реализации этой мечты каждый может внести. Либо страна возродится, либо погибнет. Другой такой возможности может не представиться».

Источник: www.regnum.ru

"Введение регионального языка – федерализация – русский как второй государственный – отсоединение", – эксперт о языковом законе
Директор Агентства моделирования ситуаций Виталий Бала предполагает, что закон Кивалова-Колесниченко готовился с прицелом на дальнейшую федерализацию Украины.

Латвийский референдум. Большинство граждан — против русского языка как второго государственного
На проведённом в Латвии референдуме большая часть граждан проголосовала против русского языка как второго государственного.

Политолог: Русским не выгоден второй государственный язык
В интервью Латвийскому радио И. Островска отметила — русские вообразили, что второй государственный им даст дополнительную власть, однако, как только русский язык станет вторым государственным, начнут приезжать русскоговорящие, которые могут быть и не из России.

Украинцы требуют от Порошенко узаконить английский язык, как второй государственный
Граждане Украины призывают президента страны Петра Порошенко узаконить английский язык, как второй государственный. Соответствующая петиция появилась на сайте украинского лидера.


  • ЯЗЫК,
  • Народ,
  • Латыш,
  • Латвия,
  • Страна
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: