Владимир Веретенников: Ассимиляция русских — главный ориентир латвийской внутренней политики

Назначенный на 18 февраля референдум о признании русского языка вторым государственным в Латвии позволил до предела обнажить истинные позиции местных властных элит по отношению к многочисленной «нетитульной» общине, проживающей в этой стране.

Назначенный на 18 февраля референдум о признании русского языка вторым государственным в Латвии позволил до предела обнажить истинные позиции местных властных элит по отношению к многочисленной «нетитульной» общине, проживающей в этой стране. И если до недавнего времени представители властной элиты предпочитали маскировать свои истинные намерения под нагромождением пафосных речей об «интеграции» и «межнациональном сближении», то сейчас покровы отброшены и вс` проговаривается с циничной прямотой — ассимиляция, подавление национального самосознания «инородцев»…

Ассимилировать русских детей!

В этом плане выглядит знаменательным публичное признание бывшего министра экономики и нынешнего депутата Европарламента Кришьяниса Кариньша (из блока «Единство»), сделанное им на страницах издания Playboy. Для начала он обрушился на организаторов компании за русский язык, обвинив их в том, что они, дескать, стремятся изменить Латвию «по своему образу и подобию» и даже спровоцировать в республике беспорядки. Не обошлось и без вездесущей «руки Москвы». «Думаю, те, кто проводил сбор подписей, хотят именно этого. Очевидно, этого хочет Москва. В наших руках есть возможность не допустить этих волнений, так как волнения не могут быть односторонними», — заявил политик.

Что же предлагает Кариньш? Он понимает, что русские, их мозги и рабочие руки, их налоги Латвии нужны и потому призывает отказаться от традиционной троицы ЧВР: чемодан, вокзал, Россия. Либо по глупости, либо в порыве циничной откровенности он приподнимает краешек покрова над стратегией, которой намерены придерживаться государственные круги в процессе решения «русского вопроса»: "… мы должны дать им безопасность, уверенность в том, что они нужны. Не надо бороться с русскими на территории Латвии! Мы хотим противостоять Москве, но это противостояние ощущают те русские или русскоязычные, которые уже живут в Латвии. Они не московские русские, они наши. В наше общество их нужно вводить уже со школьных лет, потому что 40-летних убедить трудно". В качестве примера Кариньш ссылается на самого себя — мол, даже если бы он и захотел, то не смог бы стать стопроцентным французом или немцем, хоть бы и выучил языки этих народов, их историю и культурные обычаи. «Но я бы все равно никогда не стал бы одним из них. А вот если бы я там жил и мои дети выросли бы там, они смогли бы ассимилироваться. Значит, нам надо, чтобы те русские, которые здесь растут, выросли латышами. Да, сейчас это политически еретическая мысль. Нам надо понять, что интеграция ведет к ассимиляции, и это должно быть нашей целью — ассимилировать их детей».

Каким же образом предлагается провести ассимиляцию? Здесь Кариньш абсолютно откровенен: «Надо ликвидировать и латышские, и русские школы. Нам нужна единая система государственных школ, куда приходят дети из разных семей, а в классе учатся по-латышски. Точка и аминь! Только там можно ликвидировать двухобщинную ситуацию. Это надо начинать постепенно и с первого класса».

Откровения Кариньша метко прокомментировал один из лидеров общества «Родной язык» Александр Гапоненко: «Вот она, голая правда: наших детей хотят насильно ассимилировать. Тут все средства хороши — разлучить детей с родителями, как широко практиковали национал-социалисты в Германии; вложить детям в голову стыд за родителей, как это делают в латышских школах; а лучше всего посеять ненависть детей к родителям, как это сейчас пытаются сделать Кариньш, Домбровскис и Аболтиня. В конце войны немцы массово отбирали маленьких детей у родителей с сомнительной расовой чистотой и воспитывали их в закрытых учебных заведениях под надзором национал-социалистической партии. То была крайне эффективная форма воспитания идеологически преданных режиму людей. На этой основе строилась и гвардия мамелюков в Османской империи… Кариньш наверняка знает про эффективные нацистские опыты и проговорился о желании повторить их в Латвии».

Политика реванша

Однако, идея Кариньша отнюдь не нова. К ее воплощению нынешнее латвийское государство последовательно идет все двадцать лет своего существования. В 2004 году власть уже пыталась истребить русский язык в школах, находящихся в местах компактного проживания русскоязычной общины (в первую очередь, это Латгалия и Рига). Но тогда диаспора мощно поднялась в защиту своих детей: прошли многочисленные массовые выступления и манифестации. В результате государство немного сдало назад и согласилось на «билингвальный вариант», при котором половина предметов изучается русскими школьниками на родном, а половина — на латышском. Пару лет назад вождь крайних националистов Райвис Дзинтарс заявил, что «билингвальное образование продолжает раскалывать общество», и поэтому его политическое объединение VL-ТБ/ДННЛ будет добиваться передачи рассмотрения данного вопроса на общегосударственный референдум. Националисты сумели собрать 10 тысяч подписей, необходимых для того, чтобы государство за свой счет провело сбор уже 154 тысяч голосов, необходимых для организации референдума.

Тем не менее, в сборе подписей о полном переводе русских школ на латышский язык, проходившем с 11 мая по 9 июня 2011 года, приняли участие только лишь 112.608 избирателей. Соответственно, для организации полномасштабного референдума по этой проблеме «нацикам» не хватило свыше 30.000 подписей. Однако, примечательно, что свои подписи под их инициативой поставили столь знаковые люди, как композитор Зигмар Лиепиньш, певец Иго (Родриго Фоминс), кардинал Янис Пуятс, певец и композитор Лаурис Рейникс, предприниматель и экс-глава Торгово-промышленной палаты (ныне — министр культуры) Жанета Яунземе-Гренде, режиссер Эдвинс Шноре (печально прославившийся грубой пропагандистской поделкой Soviet Story) и другие достаточно известные личности. Особо «порадовало» наличие в этом списке кардинала — христианские ценности налицо.

Таким образом, Кариньш всего лишь предлагает реанимировать уже неоднократно выдвигавшийся план. В этом ракурсе, очень интересна фигура самого Кариньша, приехавшего в Латвию из США в 1997 году. Дело в том, что в начале 90-х даже представители «титульной нации» оказались, в сущности, поделены на три сорта. Низший, третий сорт — те, кто переехали в Латвию из России и прочих республик бывшего СССР. Второй сорт — местные латыши. И, наконец, сорт первый — латыши, вернувшиеся из западной эмиграции. «Посланцев цивилизованного Запада» склонны были носить на руках, прислушиваться к каждому слову и чуть ли не обожествлять. Яркий пример — один из прошлых президентов, Вайра Вике-Фрейберга, приехавшая из Канады. Но кто в большинстве своем были эти люди? Не кто иные, как дети и внуки бежавших в 1944-1945-х, вместе с отступающей немецкой армией. Понятно, немалую их часть составляли деятели, так или иначе сотрудничавшие с нацистами — либо воевали на их стороне, либо служили в гитлеровских административных органах. Представители побежденной стороны, одним словом. Конечно, получив возможность реванша, их дети и внуки сделали все возможное, чтобы отыграться за их поражение. Есть небезосновательное мнение, что тот упертый, бескопромиссный национализм, характеризующий внутреннюю жизнь Латвийской Республики — в значительной степени оказался привнесен именно «зарубежниками», в большом количестве приехавшими в Латвию в 1990-х.

Тот же Кариньш, будучи министром экономики в предкризисные годы, несет свою долю ответственности за плачевное положение, в котором оказалась ныне Латвия. Не справившись со своими прямыми обязанностями, он теперь пробует силы на ниве раздувания межнациональной розни, замахиваясь на самое святое, что есть в любом социуме — на детей. Увы, но нынешняя политическая система позволяет подобным персонажам с узкой ущербной «философией» легко прыгать по служебным ступенькам вверх, в основном ограничиваясь лишь розыгрышем национальной карты. На благоприятной почве этой системы взросла целая армия субъектов, которые бьются за свои гонорары, прикрываясь национальным флагом. Конечный негативный результат их деятельности виден невооруженным взглядом.

Химера не идет на уступки

Другими словами, Кариньша никак не назовешь маргиналом — он весьма точно воспроизводит взгляды и воззрения нынешней латвийской правящей элиты, полноправным членом которой он является. Если рассуждать в терминах известного ученого Льва Гумилева, в Латвии сложилась типичная «химера» — то есть система, при которой открыто насаждается превосходство одного этноса над другим. Как правило, химерические образования являются результатом планомерной деятельности агрессивных этнических элит, стремящихся силой завладеть ключевыми социальными позициями в полиэтнических обществах и потому любыми способами старающихся мобилизовать массы соплеменников на свою поддержку. Однако, как показывает история, подобные «химеры» не способны к воспроизводству, порождают внутренние конфликты, быстро распадаются или становятся жертвой соседних этносов.

Именно в силу своей химерической природы правящая элита Латвии отказывается идти даже на малейшие уступки по национальному вопросу — естественным образом не желая подрывать свое господство. Потому что, свою легитимность она строит на четырех нехитрых постулатах: «почти пятьдесят лет советской оккупации», «латыши, как единственные наследники Латвии», «латышский язык, как единственный законный в Латвии», «русский язык в Латвии — иностранный». Соответственно, те шаги «интеграции» которые властью предлагаются, на самом деле являются мерами ассимиляции русскоязычного населения республики, составляющего почти 40 процентов ее населения. Особенно мощно выступила на этом поприще Сармите Элерте, еще недавно являвшаяся министром культуры Латвии, а ныне советница министра по вопросам интеграции (кстати, возглавляла латвийское представительство фонда Сороса). Согласно разработанной под ее руководством программе, нацменьшинства предлагается «интегрировать» двумя путями. Причем, если первый путь предусматривает скоростную «интеграцию», то есть вступление в «латышскость», то второй — постепенную ассимиляцию. Причем те, кого предполагается ассимилировать, обязаны как должное принять самоидентификацию в качестве потомков «оккупантов» и долговременных иммигрантов.

Навязывание ассимиляции происходит постоянно, без каких-либо отступлений или передышек. Основной натиск, разумеется, ведется на учебные заведения. Известный публицист Кирилл Данилин приводит рассказ своей матери, работающей учителем английского в русской школе: «Сказала, что сегодня у них было совещание на латышском. В русской школе — совещание на латышском. Притом, это было обычное совещание, между учителями и завучами. И теперь так будет всё время. А проводили ли латышские учителя латышских школ в советское время внутришкольные совещания на русском? Думаю, что нет. Учителям сказали составить план контрольных работ на полгода вперёд: какие будут темы, сколько будет учеников, какие результаты ожидаются. Как нетрудно догадаться, делать это теперь надо будет тоже на латышском языке. До этого, по словам мамы, учителя иностранных языков писали планы на самом иностранном языке (на русском нельзя уже 3 года). А в соседнюю школу на днях приезжает инспекция по государственному языку — проверять знание латышского языка у учителей. Не знаешь, как надо — штраф 100 латов (примерно 150 евро). Это от половины до трети учительской нетто-зарплаты. Надо полагать, таким образом в преддверии латвийского референдума по приданию русскому статуса государственного язык наши власти хотят повысить любовь „русскоязычных“ к уникальному латышскому языку и той самой неповторимой латышскости, в которую мы все, абсолютно все вскоре должны будем погрузиться в благоговейном экстазе...»

Вопросы без ответов

Одновременно идет давление на тех политиков, которые осмелились оказать публичную поддержку акции за русский язык. Вот последние примеры такого рода. Представители VL-ТБ/ДННЛ пообещали добиться исключения лидера парламентской фракции «Центра Согласия» Яниса Урбановича из состава Комиссии Сейма по национальной безопасности, если он на предстоящем референдуме проголосует за русский. Далее, группа «независимых депутатов» Сейма потребовала провести проверку соответствия занимаемой должности нынешнего мэра Риги Нила Ушакова — как известно, подписавшегося за русский язык в ноябре, в ходе сбора подписей по организации соответствующего референдума. Мощнейшему гноблению подвергся и депутат Сейма Николай Кабанов, также имевший смелость подписаться за русский.

Характерно, что подобные методы давления срабатывают — многие публичные лица стремятся дистанцироваться от компании за русский язык в страхе быть заподозренными в «нелояльности». Например, мэр второго по величине города Даугавпилса (где русскоязычные составляют подавляющее большинство жителей) Жанна Кулакова заявила, что участвовать в языковом референдуме не будет.

Невольно встает вопрос — почему правящие круги проводят курс на ассимиляцию так навязчиво, топорно и грубо? Почему русскоязычная община все время подвергается третированию и разного рода издевательствам? Невольно закрадываются нехорошие подозрения: неужели они намеренно раздувают межнациональный конфликт, дабы он перешел в открытые столкновения? Ведь даже вменяемые представители политической элиты признают, что многолетняя политика «интеграции» не принесла ничего хорошего, и задаются вопросом: а с чего, собственно, латвийским русским проявлять столь настойчиво требуемую от них лояльность к государству, на территории которого они проживают?! Исключительно ценным в этом плане выглядит недавнее признание социоантрополога Клавса Седлениекса, подметившего, что за все последние двадцать лет никто из государственных деятелей по-настоящему не занимался политикой интеграции: «Думаю, никто никого не хотел интегрировать. Но надо было освоить много денег. И были разные маленькие мероприятия, когда что-то делалось. Но реальная интеграция, скорее, была пущена на самотек. Что там случилось, то и случилось».

К слову, Седлениекс признал, что за последние двадцать лет уровень знаний латышского языка среди русскоязычных — то, чего добивались от них правящие! — резко вырос. Но, получается, одного знания языка мало — от русских требуется не быть в качестве народа, этнической общности, отказаться от своего национального сознания, похоронить свой менталитет. Но… с чего бы это? Почему к русской общине не желают отнестись к уважением, воспринимая ее, как равноправного партнера по диалогу? Хоть бы один известный представитель титульной интеллигенции громко заявил бы о том, что несогласен с риторикой «нациков», рассматривающей русских в качестве «нахлебников», оседлавших шею многотерпеливого латышского народа, в качестве преступников, алкоголиков и наркоманов! Хоть бы кто-то напомнил, что русские точно так же платят налоги, работают и выживают, не криминализируются, не навязывают латышам своих правил, и не мочатся, в отличие от приезжих англичан, на памятник Свободы!

Ну а поскольку никаких предпосылок к диалогу и равноправию не наблюдается, остается согласится с тем, что констатирует Седлениекс: «Очевидно, что государство не в состоянии предложить нелатышам хоть какую-то разумную мотивацию, почему они должны это государство поддерживать и быть не только лояльными, но и патриотичными. Мне кажется, что на этот вопрос очень нужно ответить. Особенно политикам. Почему русские должны быть лояльны латвийскому государству, если не считать того, что „это их долг“?» Вопрос зависает в воздухе…

Источник: www.regnum.ru

Владимир Веретенников: Почему православное Рождество не хотят сделать в Латвии…
Вопрос официального признания православного и старообрядческого рождества муссируется в Латвии уже на протяжении почти десяти лет подряд. Всякий раз приближение зимних праздников традиционно приносит возобновление дискуссии о том, что, мол, надо бы придать главному празднику латвийских православных и староверов…

Владимир Кличко назвал своих главных конкурентов
Украинский чемпион Владимир Кличко назвал своих главных конкурентов из числа боксеров-тяжеловесов. Его слова приводит «Русская служба Би-би-си». «Британец Энтони Джошуа — один из самых талантливых боксеров-тяжеловесов.

В России нужно создать институты, которые будут изучать феномен ассимиляции русских на Украине
Уже почти 2 года прошло с тех пор, как по-настоящему и по горячему раскололся русский суперэтнос на Великой Русской равнине, от Днепра до Уральских гор ( в историческом контексте и в узком понимании, т.

Уходит еще один ближайший советник Грибаускайте свой пост покидает главный советник руководитель группы по внутренней политики
Прибалтика. Литва. События Ру — Пресс-служба президента подтвердила Событиям Ру, что Будене с 2 июля не будет работать в команде Грибаускайте. По данным службы, советник уходит по собственному желанию.


  • Латвия,
  • ЯЗЫК,
  • Ребёнок,
  • Кариньша,
  • Подпись
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: