Александра Турчанинова: Лиепая — зеркало Латвии и Прибалтики

Александра Турчанинова: Лиепая — зеркало Латвии и ПрибалтикиЛиепая — портовый город, находящийся на самом краю Латвии. В этом городе есть всё, что нужно для его процветания — транспортный узел из морского порта, аэропорта и железной дороги.

Лиепая — портовый город, находящийся на самом краю Латвии. В этом городе есть всё, что нужно для его процветания — транспортный узел из морского порта, аэропорта и железной дороги. Свободная экономическая зона, работающий почти на всю свою мощь «Лиепайский металлург» (Liepajas metalurgs), однако уже при подъезде к городу первое, что бросается в глаза — это заболоченность. Деревья — «по пояс» в воде. Лиепайчане говорят, что когда-то во времена Латвийской ССР был дренаж полей, теперь его нет. А уже заехав в город и обозревая окрестности, задаёшься вопросом: «Как может город с таким потенциалом иметь такие пугающие виды у самого автовокзала?» Заброшенность и ветхость — это первое, что бросается в глаза.

Как морская гавань, порт Portas Liva впервые упоминается в 1253 году, а как город — в 1625-м. На данный момент — это третий по величине город Латвии с населением по официальным данным в 83.415 человек. Кроме того, это один из русских городов Латвии. В начале ХХ века его этнический состав был таким: евреи — 10.860 человек, немцы — 10.210, латыши — 9.945, русские — 9.133, а состав населения по этническому состоянию на 2010 год был уже другим: 52,9 % — латыши, 32,2% — русские и другие, среди которых больше всего украинцев — 5,2 %.

Не удивительно, что именно в этом городе — самая сплоченная русская община с лидером и основателем Валерием Кравцовым во главе. Когда самого Кравцова спрашивают, в чём залог успеха его общины, он поясняет это тем, что профессионализм губит любую общественную организацию, потому смысл его общины — это попечительский совет из предпринимателей, самодостаточных людей, для которых общественная жизнь является делом, в которое они вкладывают душу, но в котором не ищут возможности для заработка. Кравцов рассказал о своём городе ИА REGNUM. Первое, что является показателем успеха города — это численность населения. Статистика дала цифру в 83.415 человек, но так ли это? Валерий Иванович прояснил, как обстоят дела на самом деле:

«Численность населения — это тайна, скрытая от многих. При советской власти было 118 тысяч, после вывода войск в 1993-м году — осталось 90 тысяч, а на сегодняшний день по неофициальным данным всего 63 тысячи. К тому же сложно давать оценку с учётом тех молодых людей, которые учатся за границей и возможно уже не вернутся, но пока числятся здесь. Плюс — »дети Ирландии". Это те дети, которых здесь воспитывают бабушка с дедушкой, а родители — на заработках в Ирландии, которые могут забрать этого ребёнка.

Данные последней переписи ещё не поступили, а ведь они покажут до чего на самом деле докатилось государство. Но есть ещё один фактор, из-за которого политики тянут с публикацией данных — это число мест в Европарламенте, зависящее от количества населения страны. При 1,5 миллионах населения Латвия рискует получить не 9 депутатских мест, а всего 6.

Говорить же о безработице сложно, но могу сказать точно — уровень безработицы снизился только за счёт тех, кто уехал за рубеж. Что интересно — это то, что этнический состав населения — вторая большая тайна. Предположим, что на данный момент в Лиепае 60 тысяч населения, а уехала львиная доля латышского населения. В Лиепае — 27 тысяч неграждан, которые не могли так легко уехать, как граждане. Граждане уезжали первыми. Потому если опубликовать реальные этнические пропорции в городе, то они будут хуже, чем при советской власти. Тогда — во времена так называемой русификации — ситуация для латышей была лучше, их было больше. А что касается евреев, то в Лиепае во времена войны истребили почти всю еврейскую общину — это около 7-10 тысяч. Потому если националисты и дальше будут кричать «чемодан-вокзал-Россия», то порт и «Лиепайский металлург» прекратят существование, потому собственно националисты и притихли в последнее время".

«Свободная экономическая зона звучит громко, заявили о ней помпезно, но не могу сказать, чтобы её наличие дало экономический толчок городу, хотя и назвать её бесполезной тоже не могу. Самое лучшее, что было сделано с её помощью — это углубление лиепайского порта, вход в который всегда был очень мелким, при том, что сам порт — глубокий. Раньше через его горлышко не могли проходить крупнотоннажные суда», — рассказывает Кравцов. По его словам, у города на самом деле проблема вовсе не в порту, а в железной дороге. Кравцов объяснил это так: «Привезти груз можно — вывезти непросто. Железная дорога ветшает, кроме того, на ней царит беспорядок. Качество падает, а цены растут, за счёт чего конкурентноспособной она быть не может. В порт проложили новую хорошую автодорогу, которая стала серьёзным конкурентом железной дороге».

Рассказал Кравцов и об аэропорте: «Есть в городе и аэропорт — но — больше де-юре, чем де-факто. Пара самолётов взлетает. Надо отдать должное власти: сейчас на Западе ищут деньги для его реабилитации». Кроме этого, лидер Лиепайской русской общины, развивая тему транспортного узла, отметил, что основное преимущество города — это незамерзающий порт. «В прошлом году замёрз даже Вентспилс, который считается незамерзающим. Да и положение уникальное — от нас напрямую в Швецию, в Кёльн по морю».

Промышленность — больная тема для лиепайчан. Валерий Иванович описал ситуацию для ИА REGNUM: «Вся промышленность Лиепаи на сегодняшний день — это порт и „Лиепайский металлург“, то есть из 37 предприятий, функционировавших при советской власти, работают два. 18 предприятий считались крупными — на них было занято больше 500 человек, а по меркам города — это много. Что же касается фабрики белья „Лаума“ (Lauma), то она распалась на различные части, боюсь, что отвечу не точно, но предприятие не раз перепродавалось сначала эстонцам, а потом уже сложно было уследить. Одним словом, капитал идёт мимо Латвии. „Лаумы“, которую мы помним, и на которой работало более 2500 человек, уже нет. Промышленную жизнь 1991-го года и 2011 невозможно сравнить в принципе. Ведь когда-то на „Лиепайском металлурге“ работало 3500 человек. Были также линолеумный завод, колясочный завод, хлебопекарня… Был когда-то сахарный завод, а осталось лишь чистое поле. На месте молокозавода — магазин. Возродить — невозможно. Город потихонечку умирает, а довела его до такого состояния отнюдь не пресловутая рука Москвы, а местные правители „правильной“ национальности. Увы, но если некогда мы были витриной СССР, теперь же мы стали пыльным заброшенным чуланом ЕС. А на въезде в город можно увидеть „западные пылесосы“, — так я называю супермаркеты и другие постройки. На первый взгляд — красивые торговые центры. Это предприятия с иностранным капиталом, продающие здесь свои товары. А ведь принцип прост: купили за рубежом фотоаппарат за сто долларов, а продали его здесь за сто два доллара. В итоге капитал ушёл производителю и тому, кто эти два доллара положил в карман, но экономика Латвии вряд ли заработала на этой сделке. Потому моё убеждение таково: производство должно быть местным». Позднее корреспондент ИА REGNUM пообщался с представителем лиепайской муниципальной власти — депутатом Думы от объединения «Центр Согласия» (ЦС) Сергеем Диктерёвым. Дума — это 15 человек, но даже в такой Думе есть и своя коалиция, и оппозиция. В коалицию из 10 депутатов от правых партий ЦС не входит. Коалиционную Липайскую региональную партию возглавляет действующий мэр Улдис Сескс, а в оппозиции 3 депутата от ЦС и по одному от Общества за другую политику и партии Осипова.

Диктерёв привёл некоторые данные по экономической составляющей жизни населения. По последним данным, средняя брутто-зарплата составляет 363 лата, следовательно, на руки работник после уплаты налогов получает около 200 латов, то есть 400 долларов. «Очень много людей получают минимальную зарплату, которая составляет 200 латов на бумаге, и более того — количество таких людей растёт. Раньше средняя прослойка была представлена в большем количестве, а сейчас идёт социальное расслоение». С момента принятия поправок Шлесерса, дающих возможность при покупке недвижимости в Латвии получить и вид на жительство, многих интересует вопрос, работают ли эти поправки. Диктерёв комментировал это на примере Лиепаи: «Не знаю, покупают ли недвижимость в нашем городе. Сейчас всё замерло — многие проекты законсервированы, притом что некоторые сделаны под ключ. Немножко шевелится рынок вторичного жилья. Зато аукционы, на которых продаются квартиры банковских должников, — сплошь и рядом. После продажи людей выселяют из квартир».

Рассказывая об экономическом потенциале города, Диктерёв был настроен оптимистично. Он полагает, что за портом и транзитом — будущее. Многое загублено, но на месте загубленных предприятий нужно строить новые, тем более что инфраструктура есть. «Всё время идут споры о строительстве [завода] по производству каменного угля. Мнения разделились, кого-то волнует экология, но ведь такое производство дало бы новые рабочие места. А в целом есть ряд проектов в порту».

Прогулка по городу с лиепайчанином Марком Широковым дала возможность узнать, как живётся горожанам. Марк делится размышлениями о значимости «Лиепайского металлурга»: ведь хоть платят мало, зато работа есть и зарплата без перебоев. К тому же при заводе есть больница со скидками для работников. Когда-то и Марк начинал на этом заводе свою трудовую деятельность, пока не занялся дизайном веб-сайтов. «За прошедшие 20 лет жить в Лиепае стало хуже. Позакрывали все крупные и перспективные места. Очень много людей осталось без работы и впоследствии просто уехало», — рассказывает Марк: «Когда-то было 118 тысяч человек, сейчас хорошо, если 70, а ведь 50 тысяч уехавших — немалая цифра». Марк рассказал и о том, что Лиепая представляет интерес для скандинавов — по его словам, бизнес скупается шведскими и датскими фирмами. «Платят там мало, а людям больше некуда идти, потому и работают», — пояснил Марк. «А вот наш порт работает круглый год. 20-30 тоннажные корабли к нам могут заходить, что и происходит. Мы служим перевалочной базой для зерна, минеральных удобрений, металла. Какие-то детали везут из России в Европу, и так мы превращаемся в перешеек между Россией и странами ЕС. В порту занято много людей. Даже в кризис работа была».

Однако, несмотря на перечисленные проблемы, Лиепая выглядит очень живой. В городе есть что-то по-западному холодное, да, и как говорят горожане, близость моря сказывается на жизненном укладе, потому, очевидно, более суровый климат не даёт людям возможности расслабиться и поникнуть под грузом проблем.

Фото Александры Турчаниновой

Источник: www.regnum.ru

Отношения между Латвией и Россией наихудшие, но торговля выросла
По словам посла РФ в Латвии Александра Вешнякова, отношения между Латвией и Россией наихудшие за последние 20 лет.

Латвия и Белоруссия обсудили стратегическое партнёрство
Вопросы дальнейшего расширения торгово-экономического сотрудничества Белоруссии и Латвии, в частности — двустороннего взаимодействия в транспортно-логистической сфере обсудили 10 ноября в Минске делегации министерств экономик Белоруссии и Латвии, сообщает пресс-служба Минэкономики…

Порты: Битва Латвии и Литвы за Белоруссию в связи с уходом России
Латвия vs Литва — новая битва за белорусский транзит? Белорусская транспортная неделя, которая проходила с 4 по 6 октября в Минске, в очередной раз продемонстрировала более чем серьёзный настрой прибалтийских…

СМИ: НАТО планирует разместить войска восточной Европе и Прибалтике
МОСКВА, 10 фев — РИА Новости. НАТО рассматривает план по размещению нескольких тысяч военных в странах восточной Европы и Прибалтики, пишет газета Telegraph.


  • Население,
  • Город,
  • Человек,
  • ПОРТ,
  • Латвия
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: