Антимиф спасет Латвию

Пока существуют темы, объявленные закрытыми для обсуждения, этнический раскол в обществе сохранится. И раз уж есть спрос на исторические мифы, в Латвии можно было бы культивировать новый — о прекрасном периоде с 1918 по 1934 год, когда латыши и нелатыши жили мирно.

Выраженно-этнический характер голосования на выборах ясно показал: увы, латвийское общество все еще далеко от настоящего единства. Министерство юстиции сейчас проводит ревизию программы интеграции, но, похоже, готово снова наступить на старые грабли.

Проблема интеграции общества в Латвии не очень типична для Европы. Например, здесь нет закрытых общин. Нет боязни и стереотипов по отношению к традициям каких-то этнических групп (возможно, за исключением цыган и евреев); правда, возрастающее количество мусульман и чернокожих требует, чтобы государство имело эффективную политику по развитию толерантности. На бытовом уровне латыши и этнические меньшинства соседствуют вполне бесконфликтно, нет пока и очень существенных различий в экономическом положении. Наконец, знание государственного языка нелатышами постоянно улучшается, хоть и не так быстро, как хотелось бы.

Разделяют общество две вещи: различное отношение к государственной политике по отдельным вопросам (например, язык и гражданство) и к истории. Это различное отношение усугубляется разделением СМИ по языку. Однако единое информационное пространство ценно не само по себе, а только как средство для ведения дискуссий. И вот с ними дело как раз обстоит плохо.

В государственной политике существуют темы, заранее объявленные закрытыми для обсуждения. В демократическом обществе это выглядит довольно странно — если выдвигаются идеи, которые самой демократии не угрожают, не сопровождаются насилием, то почему бы о них не поговорить, не подвергая сомнению лояльность автора Латвии? Например, в недавнем деле против Молдовы 17 судей Европейского суда по правам человека единогласно указали: лояльность государству означает уважение к конституции, законам, независимости и территориальной целостности.

Однако такое уважение предполагает лишь, что любое желание изменить существующую ситуацию должно осуществляться в соответствии с законом. Так что предложение даже фундаментальных реформ не делает человека нелояльным, если выдвигаемая им программа не угрожает демократии. Поэтому для настоящей интеграции общества лучше не заметать проблему под ковер, а открыто обсуждать даже болезненные вопросы государственной политики.

С историей еще сложнее. Исследования показывают, что ученики латышских и русских школ знают одни и те же факты, но по-разному их интерпретируют, что влияет и на отношение к нынешней ситуации в Латвии. Возможно, причина кроется в чрезмерной мифологизации истории. Например, вряд ли многие нелатыши сейчас сомневаются в том, что Латвия была аннексирована СССР незаконно, а восстановление независимости было вполне легитимно, или приветствуют сталинские репрессии.

Однако полноценная дискуссия о том, насколько применим термин «оккупация» к событиям после этой аннексии, подменяется мнением Сейма, высочайше утвержденным специальной декларацией. В результате обычное юридическое понятие обрастает дополнительными смыслами, интерпретациями, становится основой для целого мифа. Те же вещи, которые с трудом увязываются с официальной версией (например, повальный коллаборационизм), обсуждаются мало. Схему можно применять и к другим периодам — например, Улманиса Первого называть президентом, хотя Сейм, как известно, его на этот пост не избирал.

Нелатышам же ощущать себя оккупантами неприятно, да и вообще это слово ругательное, отсюда и просьба его не применять. Противостоять государству и его системе образования сложно, но можно: изобретаются свои антимифы о многовековой истории русских на земле Латвии, о благословенном советском времени дружбы между народами… Как и официальные мифы, и эти основаны на реальных событиях; как и официальные мифы, они зачастую оторваны от реальности.

Само по себе существование разных интерпретаций исторических событий вполне нормально. Плохо, если они негативно влияют на межэтнические отношения; еще хуже, если предлагается единственная, заведомо правильная интерпретация. Если мы не готовы уважать разные трактовки, можно было бы культивировать новый миф — о прекрасном периоде латвийской демократии с 1918 по 1934 год с отличной системой защиты этнических меньшинств наряду с отсутствием угрозы для латышей. Навязывать его не надо, — но раз уж спрос на исторические мифы существует, почему бы не предложить объединяющий?

Алексей Димитров — советник фракции «Зеленые»/ЕСА в Европейском парламенте по вопросам фундаментальных прав, юстиции и внутренних дел.
Telegraf.lv

Зачем Латвия решила отгородиться стеной от Белоруссии
В погранохране Латвии сообщили, что республика планирует отгородиться забором не только от России, но и от Белоруссии — это предусмотрено планом обустройства приграничной полосы

Латвия построит забор на границе с Белоруссией
Латвия построит забор на границе с Белоруссией, чтобы обезопасить себя от нарушителей, заявил начальник государственной погранохраны балтийской республики Нормунд Гарбарс.

Смена главы Минздрава Латвии не спасет отрасль: опрос
Только 24% населения верит, что новый министр здравоохранения Латвии Анда Чакша изменит ситуацию в отрасли, свидетельствует опрос компании TNS и латвийского телеканала LNT, сообщает портал В то же время половина…

Правительство Латвии выделит 6 млн евро на кредиты больниц
Правительство поддержало запрос Министерства здравоохранения выделить на покрытие гарантированных государством кредитов больниц 5,7 млн евро, сэкономленных на председательстве Латвии в ЕС, сообщает портал Mixnews.lv. Самая большая сумма требуется Клинической университетской…

Дорогу к МАПП «Бурачки» на границе с Латвией реконструируют
Реконструкцию подъездной дороги к пропускному пункту «Бурачки» должны завершить в следующем году. Этот КПП находится на границе Псковской области с Латвией.


  • постсоветское пространство,
  • русофобия,
  • Латвия
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: