Запад испугался прорыва России в Закавказье

Подписанное недавно соглашение между Москвой и Анкарой об участии Турции в проекте «Южный поток», а также заключение Россией контракта с Азербайджаном на поставку 500 млн кубометров газа посеяли в западном экспертном сообществе легкую панику. Она вызвана хорошо понятными опасениями утратить контроль над исключительно важным в геостратегическом положении регионом, который издавна являлся ареной противоборства России и внешних сил.

Так, например, аналитики американского Центра стратегических прогнозов Stratfor Джордж Фридман и Петер Зеихан в своей статье, посвященной динамике политической ситуации в Закавказье, пишут о том, что Россия собирается «прибрать к рукам» весь Кавказ. А Турция, мол,— это единственная страна, которая способна бросить вызов Москве на этом направлении.

Справка KM.RU: Вообще, доклады Центра стратегических прогнозов Stratfor отличает алармистская (с точки зрения интересов США и Израиля) направленность. Так, например, его эксперты в свое время писали о том, что в 2008 год Россия вошла с самой сильной геополитической позицией со времен холодной войны. Указывая на то, что «российская мощь находится на относительном взлете, а американская — в относительном упадке», они подчеркивали, что в мире есть несколько мест, где Россия может осуществить реванш: Косово, непризнанные республики СНГ и Белоруссия.

Столь неутешительный (для Запада) и обнадеживающий для нас вывод они делают во многом на основании последних подвижек в этом регионе, вызванных прежде всего недавней договоренностью между Турцией и Арменией по поводу восстановления дипломатических отношений с последующим открытием границ между этими некогда антагонистичными государствами. По справедливому замечанию авторов статьи, Армения до сих пор оставалась единственным стратегическим союзником России в этом регионе. Однако последние события, по их мнению, способны втянуть в орбиту геополитического влияния Москвы еще и Турцию.

Надо сказать, что такая трактовка противоречит общей тональности комментариев российских экспертов, которые подчеркивают второстепенную роль России в посреднической миссии по урегулированию армяно-турецкого конфликта, главным информационным и организационным спонсором которой были США и страны Евросоюза. Приписав по каким-то причинам российскому руководству эту чужую заслугу, Джордж Фридман и Петер Зеихан констатировали, что наметившаяся «оттепель» в отношениях между Арменией и Турцией привела к возникновению у последней проблем со своим региональным союзником – Азербайджаном, который, в свою очередь, является антагонистом Армении.

«Ужаснувшись тем, что они могут потерять своего регионального спонсора, азербайджанцы повернулись лицом к России, чтобы сохранить контрбаланс с Арменией,— пишут аналитики Stratfor.— В то время как Россия продолжает полностью держать в узде последнюю. Результатом таких развитий явилось то, что Турция на Кавказе теперь намного слабее, чем несколько месяцев назад. А Россия способна саботировать любую армяно-турецкую инициативу по нормализации отношений».

Существующий расклад сил в кавказском регионе и ту роль, которую в нем играет Турция, оценивает эксперт РИСИ Аждар Куртов:
— В первую очередь, обращает на себя внимание тот факт, что обеспокоенность по поводу судеб Кавказа почему-то выражают эксперты, представляющие страны, которые расположены достаточно далеко от него. Такие как Израиль, у которого есть свои собственные проблемы со всеми близлежащими государствами арабского мира, и США, которые, как показывают последние события в Афганистане, достаточно основательно увязли в этой стране. Им бы расхлебать ту кашу, которую они заварили в 2001 году.

Что касается Кавказа, то это действительно уникальный с геостратегической точки зрения регион. Причем Россия имеет к нему самое непосредственное отношение. Уникальность Кавказа состоит в том, что всегда и во все времена этот регион был ареной противостояния крупных «геополитических глыб». Если мы окинем взглядом всю историю на протяжении тысяч лет, а не только последних столетий, то увидим, что в качестве последних, как правило, выступали государства, расположенные южнее главного Кавказского хребта и нынешних закавказских государств.

В давнее время здесь сталкивались, говоря условно, «восточная» и «западная» империи. «Восточной империей» всегда выступал Иран (который раньше назывался Персией), а названия «западных империй» часто менялись — Римская, Византийская, Османская, а сейчас это Турция. И только когда на Кавказ пришла Россия, то есть северная держава, ситуация несколько поменялась. Причем в положительную сторону. В конце концов, что могли дать этому региону южные (по отношению к нему) империи — как «западные», так и «восточные»? На самом деле, мало чего. Потому что для них на протяжении веков и тысячелетий Кавказ был глубокой периферией. Причем как в военном, так и в экономическом отношении.

С севера (через Кавказский хребет) в южные империи опасность приходила достаточно редко (хотя и бывало — например, когда скифы разрушили Ассирию). Византия, Турция и Иран всегда черпали с Кавказа какие-то ресурсы. И лишь когда пришла Россия, в том же Азербайджане начала развиваться промышленная переработка нефти. А раньше это было аграрное захолустье. Потому что продукция сельского хозяйства этого региона не могла быть востребована ни в Османской империи, ни в Персидской. Хотя бы потому, что эти страны сами были расположены южнее и имели богатейшие в смысле развития сельхозразвития провинции. Так что ни Турции, ни Ирану не было смысла развивать кавказскую периферию.

Другое дело, когда на Кавказ пришла «северная империя» — Россия. Для нее это была важная граница (поскольку она регулярно воевала и с Турцией, и с Ираном), а также область, сельхозпродукция которой была весьма востребована на российском рынке (в силу климатических условий основной части России). В результате в социально-экономическом отношении страны Закавказья (и при Российской империи, и особенно во времена СССР) были процветающими провинциями российского государства. На торговле оптовыми партиями фруктов и овощей жители Закавказья в советский период зарабатывали столько, что можно было купить квартиру. Ни в одном другом месте СССР было невозможно легально заработать такие деньги. Так что нынешние всхлипы и упреки о какой-то «российской имперской кабале» — это все абсолютно надуманные тезисы. Грузия, например, была самой процветающей союзной республикой. А сейчас ее правитель утверждает, что она «избавилась от оков российского колониализма».

Теперь что касается нынешнего положения закавказских государств и роли Турции — я не согласен с утверждением американо-израильских экспертов о том, что влияние Анкары на Кавказе ослабевает. В то же время вызывает сомнения и тезис о том, что Турция — это единственная сила в этом регионе, которая может «остановить» Россию. Формально она действительно является частью Североатлантического альянса. Но при этом остается весьма специфической его частью. Поскольку, находясь в рамках НАТО, она, тем не менее, конфликтует с Грецией из-за Северного Кипра. Кроме того, Анкара время от времени конфликтует и с США. Это показали события августа прошлого года, когда турки первоначально не хотели пропускать через свои проливы военные корабли США. Кроме того, они конфликтуют с Евросоюзом по причине того, что на протяжении вот уже нескольких десятилетий их откровенно «динамят» со вступлением в ЕС, обусловливая это событие целым рядом принципиальных уступок со стороны Турции.

Тем не менее ее влияние в регионе не ослабевает, а усиливается. Скажем, события, связанные с подписанием недавно соглашения между турецким и армянским государством, как раз являются свидетельством усиления турецких позиций. Если мы зайдем в армянские магазины, то уже сегодня увидим, что здесь преобладают товары, сделанные в Турции, а отнюдь не в России. Несмотря на то что до последнего времени между Турцией и Арменией не было полноценных дипломатических отношений, а граница была закрыта. Однако это не мешало турецкому бизнесу устанавливать свои контакты. А если граница будет окончательно открыта, то я абсолютно уверен, что российское влияние в Армении будет и дальше ослабевать. Ловкий армянский бизнес не упустит возможности нарастить связи с Турцией. И это наверняка будет сделано за счет ущемления российского присутствия.

Очень часто приходится слышать, что по такому параметру, как крупнейшие налогоплательщики, в армянской экономике преобладают компании, связанные с Россией. Да, это так, но эта ситуация не вечна. По поводу последнего ухудшения турецко-азербайджанских отношений не нужно думать, что этот конфликт на века. Действительно, многие азербайджанские политики недовольны заключением армяно-турецких соглашений. Они хотели бы интерпретировать их по-своему. Так, чтобы их ратификация в турецком парламенте была привязана к решению карабахской проблемы. Но одно дело снимать турецкие флаги в Азербайджане, и совершенно другое — разрыв дипломатических отношений, на что официальный Баку никогда не пойдет. Так что делать далеко идущие выводы относительно регресса в турецко-азербайджанских отношениях весьма преждевременно.

Другое дело, что Россия сейчас пользуется этой ситуацией для того, чтобы улучшить свои отношения с Азербайджаном, в этом нет ничего криминального. Или другой пример, грех было российскому бизнесу не воспользоваться ситуацией, когда США и Турция фактически заставляли Азербайджан поставлять Турции свой природный газ по цене 120 долларов за тысячу кубометров. Россия, в свою очередь, предложила цену в три раза больше. Естественно, что Азербайджан пошел на то, чтобы заключить контракт на поставку 500 млн кубометров газа в северном направлении (то есть в Россию). Конечно, это тоже можно рассматривать как укрепление позиций нашей страны, но оно не тотальное. Если взвесить на весах этот контракт и переговоры между Турцией и Арменией (которые в будущем могут решить куда более серьезные проблемы), то мы увидим, что турецкая позиция перевешивает российскую.

Я вообще считаю, что по совокупности фактов можно говорить о геополитическом отступлении России с Кавказа на протяжении двух последних десятилетий. Мы утратили свое присутствие в Грузии, приобретя в ее лице враждебное государство (правда, в основном не по нашей вине). Азербайджан тоже дрейфует отнюдь не в российскую сторону. И лишь выжидает момент, когда можно будет более решительно двинуться в сторону Запада. А в Армении ситуация тоже складывается не вполне благоприятно для нас. Уже тот факт, что совместные протоколы с Анкарой были подписаны в Швейцарии, а не в Москве, свидетельствует о внешнеполитическом векторе армянской элиты. И влияние России на своего традиционного союзника уже отнюдь не тотальное.

Для того, чтобы как-то противостоять этой тенденции, нам ни в коем случае нельзя плыть по течению и ждать, когда проблемы рассосутся сами собой. Нужно действовать активно. Потому что международная политика, как природа, «не терпит пустоты»- если не действуем мы, то действуют другие. Не только у нас есть инструменты влияния на позицию кавказских государств. Они также есть у США, Турции и ЕС. Наше бездействие на протяжении всех 1990-х и начала 2000-х гг. привело к тому, что политический вакуум в Закавказье был заполнен другими силами.

Кроме того России нужно действовать решительнее. Нужно не изрекать обтекаемые дипломатические формулировки (с которыми наш МИД к тому же очень часто запаздывает), а действовать, как в августе прошлого года. То есть, когда существует угроза национальным интересам России, нужно действовать решительнее.

Например, Грузия сейчас предъявляет к нам контрпретензии по поводу того, что мы якобы затеваем какие-то провокации в Панкисском ущелье. Хотя все знают, что в свое время оно служило лагерем для грузинских боевиков, которые переходили Кавказский хребет и вели военные действия против федеральных войск. Тогда устами нашего министра обороны мы лишь говорили о возможности нанесения удара по базам боевиков. Но его так и не последовало. К чему это в конце концов привело, мы знаем. Нужно быть жестче.

Или другой пример. Если у России есть совместные экономические проекты с закавказскими государствами, то их нужно реализовывать именно сейчас. До открытия армяно-турецкой границы. Потому что для Армении последнее будет означать избавление от транспортной блокады. Прямого железнодорожного сообщения с Россией (самого дешевого и надежного) у Армении сейчас нет. Поэтому если мы сейчас подзаморозим проект строительства железной дороги в Южную Осетию (которая в дальнейшем могла бы быть соединена с ж/д магистралями, расположенными южнее Кавказского хребта), то транскавказские транспортные проекты будут реализовывать другие.

Fintimes.ru

Азербайджан пытается ослабить роль России в Закавказье — эксперт
Реакцию азербайджанской стороны на прошедшую в Москве научную конференцию, посвященную 200-летию русско-персидского Гюлистанского мирного договора, одним словом можно назвать так: истерика, заявил корреспонденту ИА REGNUM политолог, завотделом Кавказа Института стран…

Альтернативы России в Закавказье нет
На недавних переговорах глав Армении и Азербайджана при участии сопредседателей Минской группы ОБСЕ достигнута договоренность о перемирии.

США испугались авторитета России в Сирии
Намерение США расширить зону своих операций на южные районы Сирии имеет прямую связь с гуманитарной операцией, которая началась 28 июля в городе Алеппо, расположенном на севере страны.

О перспективе втягивания России в большую войну на Ближнем Востоке
Главным фронтом разгорающейся на планете мировой войны остаётся Ближний Восток: в полосе от Северной Африки до границ Турции и Ирана.

Комментарий Департамента информации и печати МИД России в связи с визитом в Россию Министра иностранных дел Азербайджана Э. М. Мамедъярова
Комментарий Департамента информации и печати МИД России в связи с визитом в Россию Министра иностранных дел Азербайджана Э. М. Мамедъярова По приглашению Министра иностранных дел Российской Федерации С. В. Лаврова 24-26 мая Россию с…


  • геополитика,
  • Южный поток,
  • Хакавказье
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: