Да кому нужен этот Кавказ... Обсуждающие тему Южного Кавказа многочисленные местные аналитики (а на Кавказе все мудры) твердо уверены в архиважности региона для мирового сообщества. Например, если вникнуть в высказывания местных политических обозревателей, то окажется, что Кавказ для США важнее чем Индия, Аргентина и Нигерия вместе взятые. И вся их аналитика строится на этой абсурдной «аксиоме». Если была небольшая боевая стычка – то весь мир этим и «дышит». Почему-то многие забывают, что речь идет небольшом территориальном конфликте по масштабам (территории и населению) сопоставимом со спальным районом Москвы, Стамбула или Нью-Йорка. Например, отношение США к региону очень четко было сформулировано накануне визита Роберта Гейтса в Азербайджан в статье Томаса Гольца: «… США не интересуют ни демократия, ни права человека, ни Израиль с Турцией, не интересует мир в Грузии и Нагорном Карабахе, не интересуют и энергоресурсы Азербайджана». Отношение же России к региону (оставив в сторону лингвистику) передается одним словом – За-Кавказом. Последние региональные развития представляют новую картину расклада интересов, не схожую с пропагандируемой многочисленными политическими деятелями и аналитиками. А ведь подобное развитие событий было прогнозируемо. Речь идет об изменении, по представлениям экспертов региональных национально-государственных образований, позиций США, РФ и, в меньшей мере, Европы (влияние Европейских стран на события на Кавказе после Югославской войны значительно снизилось), в регионе (подразумеваются национально-государственные образования Северного и Южного Кавказа: как независимые государства, так и непризнанные страны и национальные образования в составе РФ). К отстало-примитивному кавказскому менталитету отнесем восхваление, ничем от иных не отличающегося региона его жителями. При более глубоком анализе самой верной характеристикой Кавказа можно назвать ее: • краткосрочность, выраженную в краткосрочных иностранных инвестициях, кредитах, контрактах в силу скудности региона сырьевыми и интеллектуальными ресурсами и неопределенности ее ближайшего будущего. • формально-мнимую значимость фиктивно и очень искусно придаваемую региону важными и не очень иностранцами. Для достижения своих целей мировые игроки играют на чувствах неполноценной самодостаточности малых народов. В этом конечно вина малых народов с их замкнутым восприятием мировых развитий. Формально-мнимая важность со стороны мировых держав – не в обиду, для примера, выражается в назначении послов (людей, готовящихся к заслуженному отдыху и дорабатывающих рабочий стаж); в изменчивости и непервичности интересов (всегда можно сделать ставку на другого регионального представителя – ВСЕГДА); уверенностью в возможности в любой момент создать очаг напряженности с последующим контролем вовлеченных сторон. И самое важное – в отсутствии реальных, значимых ожиданий от региона. Пример Грузии – пока подпадает под первую категорию краткосрочности. Эфемерность интересов региональных образований создает возможность подобного отношения к себе. Частая смена вектора под-про–кого-то, постоянная склока с соседями, неумение и нежелание сесть за стол переговоров и решить существующие проблемы, что приведет к росту благосостояния стран региона, дают возможность постоянного манипулирования этими странами. Существование нерешенных тлеющих конфликтов в свою очередь дает возможность соседним с регионом Кавказа более крупным игрокам втягивать регион Кавказа в свои игры. Это еще больше запутывает узел. На риторический вопрос «кому из мировых держав нужен Кавказ» я бы ответил: – «никому». В современном виде клубка проблем он действительно никому не нужен. Соваться в Кавказ для мировых держав означает портить отношения друг с другом из-за мизера. Кавказ должен быть благодарен США за проведенную смену власти в Персии в 1979г. приведший (против расчетов США) к последующему антиамериканизму Ирана. Желание США исправить ситуацию в Иране обеспечило странам Кавказа крупную финансовую помощь Запада после распада СССР. Не будь иранского фактора и Нагорно-Карабахский конфликт не имел бы такой «популярности». К слову, закрытие Турцией границы с Арменией – это маловажный элемент для мирового сообщества. Для чего, гипотетически, России нужен Южный Кавказ? постсоветское пространство, кавказский регион, комплексы

Да кому нужен этот Кавказ...

Обсуждающие тему Южного Кавказа многочисленные местные аналитики (а на Кавказе все мудры) твердо уверены в архиважности региона для мирового сообщества. Например, если вникнуть в высказывания местных политических обозревателей, то окажется, что Кавказ для США важнее чем Индия, Аргентина и Нигерия вместе взятые. И вся их аналитика строится на этой абсурдной «аксиоме».

Если была небольшая боевая стычка – то весь мир этим и «дышит». Почему-то многие забывают, что речь идет небольшом территориальном конфликте по масштабам (территории и населению) сопоставимом со спальным районом Москвы, Стамбула или Нью-Йорка.

Например, отношение США к региону очень четко было сформулировано накануне визита Роберта Гейтса в Азербайджан в статье Томаса Гольца: «… США не интересуют ни демократия, ни права человека, ни Израиль с Турцией, не интересует мир в Грузии и Нагорном Карабахе, не интересуют и энергоресурсы Азербайджана».

Отношение же России к региону (оставив в сторону лингвистику) передается одним словом – За-Кавказом.

Последние региональные развития представляют новую картину расклада интересов, не схожую с пропагандируемой многочисленными политическими деятелями и аналитиками. А ведь подобное развитие событий было прогнозируемо.

Речь идет об изменении, по представлениям экспертов региональных национально-государственных образований, позиций США, РФ и, в меньшей мере, Европы (влияние Европейских стран на события на Кавказе после Югославской войны значительно снизилось), в регионе (подразумеваются национально-государственные образования Северного и Южного Кавказа: как независимые государства, так и непризнанные страны и национальные образования в составе РФ).

К отстало-примитивному кавказскому менталитету отнесем восхваление, ничем от иных не отличающегося региона его жителями.

При более глубоком анализе самой верной характеристикой Кавказа можно назвать ее:

• краткосрочность, выраженную в краткосрочных иностранных инвестициях, кредитах, контрактах в силу скудности региона сырьевыми и интеллектуальными ресурсами и неопределенности ее ближайшего будущего.

• формально-мнимую значимость фиктивно и очень искусно придаваемую региону важными и не очень иностранцами. Для достижения своих целей мировые игроки играют на чувствах неполноценной самодостаточности малых народов. В этом конечно вина малых народов с их замкнутым восприятием мировых развитий.

Формально-мнимая важность со стороны мировых держав – не в обиду, для примера, выражается в назначении послов (людей, готовящихся к заслуженному отдыху и дорабатывающих рабочий стаж); в изменчивости и непервичности интересов (всегда можно сделать ставку на другого регионального представителя – ВСЕГДА); уверенностью в возможности в любой момент создать очаг напряженности с последующим контролем вовлеченных сторон. И самое важное – в отсутствии реальных, значимых ожиданий от региона. Пример Грузии – пока подпадает под первую категорию краткосрочности.

Эфемерность интересов региональных образований создает возможность подобного отношения к себе. Частая смена вектора под-про–кого-то, постоянная склока с соседями, неумение и нежелание сесть за стол переговоров и решить существующие проблемы, что приведет к росту благосостояния стран региона, дают возможность постоянного манипулирования этими странами. Существование нерешенных тлеющих конфликтов в свою очередь дает возможность соседним с регионом Кавказа более крупным игрокам втягивать регион Кавказа в свои игры. Это еще больше запутывает узел.

На риторический вопрос «кому из мировых держав нужен Кавказ» я бы ответил: – «никому». В современном виде клубка проблем он действительно никому не нужен. Соваться в Кавказ для мировых держав означает портить отношения друг с другом из-за мизера. Кавказ должен быть благодарен США за проведенную смену власти в Персии в 1979г. приведший (против расчетов США) к последующему антиамериканизму Ирана. Желание США исправить ситуацию в Иране обеспечило странам Кавказа крупную финансовую помощь Запада после распада СССР. Не будь иранского фактора и Нагорно-Карабахский конфликт не имел бы такой «популярности». К слову, закрытие Турцией границы с Арменией – это маловажный элемент для мирового сообщества.

Для чего, гипотетически, России нужен Южный Кавказ?

Экс-председатель КГБ Армении: «Кому нужен этот Паруйр Айрикян?»
Паруйр Айрикян не представлял никакой опасности для государства в период своей так называемой диссидентской деятельности.

Что думают женщины об «этом» органе?
Удивительно, но факт: женщины предпочитают… обрезанных мужчин. Да кому нужен этот кусочек кожи? Может быть, большему числу женщин, чем вы думаете! – заявляют эксперты из США.


  • постсоветское пространство,
  • кавказский регион,
  • комплексы
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.