Фильм об августе 2008: «Война как стихийное бедствие»

Фильм об августе 2008: «Война как стихийное бедствие»В России прошла премьера фильма «Август. Восьмого» российского режиссера Джаника Файзиева о судьбах людей, оказавшихся в Южной Осетии в ходе конфликта в августе 2008 года. Это уже третий художественный фильм на тему августовской войны, до этого были российский же «Олимпиус инферно» и американский «5 дней в августе». Работа над фильмом началась чуть больше двух лет назад.

В России прошла премьера фильма «Август. Восьмого» российского режиссера Джаника Файзиева о судьбах людей, оказавшихся в Южной Осетии в ходе конфликта в августе 2008 года. Это уже третий художественный фильм на тему августовской войны, до этого были российский же «Олимпиус инферно» и американский «5 дней в августе».

Работа над фильмом началась чуть больше двух лет назад.

Сюжет рассказывает о молодой матери-одиночке, которая, рискуя жизнью, вынуждена пробираться в Южную Осетию, где оказался её семилетний сын.

В Грузии фильм, скорее всего, не будут показывать вообще. Как сказали Би-би-си в кинодистрибьютерской компании, которая предоставляет фильмы в крупные кинотеатры Тбилиси и кинотеатр в Батуми, «показ посчитали коммерчески невыгодным».

В соседнем с Грузией Азербайджане активисты создали в социальной сети Facebook группу — «STOP August 8th», призывающую бойкотировать фильм «Август восьмого» как оправдывающий войну России против Грузии".

Ведущий Русской службы Би-би-си Сева Новгородцев побеседовал с режиссером Джаником Файзиевым о новой картине.

Сева Новгородцев: Вы начали писать сценарий по зову души или как ответ американскому фильму «5 дней в августе»?

Джаник Файзиев: О том, что Ренни Харлин снимает эту картину, я узнал уже после того, как приступил к подготовительному периоду. Я в этом смысле человек малоинтересующийся тем, что происходит в политике, поэтому не знал, что он начинает снимать кино на эту тему.

Я для себя решил, что грузинская сторона в свою очередь решила ответить на фильм, который был снят в России под названием «Олимпиус инферно», а мы открыли новую страницу отношений, вошли в художественное осмысление произошедших событий.

Что меня подвигло на эту историю? У меня есть товарищ, он работает журналистом. Он мне рассказал историю, как он встречался с девушкой, и они страшно поссорились. Так как они оба были гордые люди, она решила, что он виноват, поэтому она не звонила ему первая, он решил, что она виновата, поэтому он не звонил ей первый. И когда он случайно встретил на улице какую-то ее подружку и спросил: «Ну как там моя?» Подружка сказала, что ее отправили на практику в Цхинвал. Ну, и в нем мужское чувство победило. Он сел в самолет, прилетел туда и, только он вышел посреди площади, начался обстрел города, и началась война.

И дальше он мне рассказал историю, как он ей звонил, как он ей руководил, поскольку у него был военный опыт. Он ей рассказывал, как перемещаться, в какую сторону лучше идти. И вот это состояние человека, которому война упала на голову, как стихийное бедствие, мне показалось потрясающим посылом, потому что, как мне кажется, мы все живем в этом состоянии, независимо в какой стране мира. В любую секунду большое несчастье может обрушиться нам на голову.

С.Н.: Но вы уже, видимо, мысленно готовы к тому, что люди политизированы, и фильм воспримут в определенном контексте и скажут – вот американцы делали «Пять дней войны», Энди Гарсия играет Саакашвили, и режиссер, который делал Die Hard 2 («Крепкий орешек 2»). С нашей стороны – режиссер «Турецкого гамбита». То есть оба режиссера с техникой взрывов на экране, условно говоря, знакомы хорошо.

Д.Ф.: Вы имеете в виду, что это чей-то умысел, как провидение? Я точно не смогу на этот вопрос ответить. Но я действительно люблю технические съемки. В «Турецком гамбите» впервые вкусил этого «развратного» плода. И это мне понравилось, потому что во мне, наверное, умер инженер, поэтому я люблю, когда все масштабно, взрывается и бабахает. В «Августе», как мне кажется, мне удалось заставить это работать на саму историю.

Соответственно, что мы будем мерить по production value [стоимости продукции] Харлина, с грузинской и американской стороной — таких мыслей у нас не было, потому что в интернете прошла информация, что их фильм имеет бюджет 50 млн долларов, и мы с нашими скромными 16 не сможем полноценно конкурировать.

С.Н.: Финансирование фильмов в нынешние времена – дело нелегкое. Тяжело вам было собирать бюджет?

Д.Ф.: Дело в том, что после того, как я написал заявку по той самой истории, о которой я вам рассказал, я отвез ее в министерство культуры. И в министерстве культуры решили, что из всех, предложенных на тот момент проектов, этот оказался наиболее подходящим к модели социально-значимых проектов.

Мне сказали – пиши сценарий, мы тебе сценарий утвердим по твоей заявке, а потом будем думать – давать тебе бюджет или нет, но, когда мне сказали «Пиши», я понимал, что, наверное, я единственный кандидат, потому что уж больно быстро все произошло.

С.Н.: А по сценарию поправки были? Немного руки подкручивали вам? Или все прошло гладко?

Д.Ф.: Вы знаете, эти времена прошли в России, когда кто-то говорил «Сделайте вот так или сделайте вот так, или отобразите еще роль комсомола с огромным количеством проектов». К несчастью или к счастью, мы это застали.

Я помню, когда еще с моими первыми фильмами у меня были проблемы в Госкино, когда тогдашний Камшалов был председателем Госкино и после того, как увидел мою первую короткометражную работу, он бегал по коридору и кричал «На пушечный выстрел к профессии этого человека не подпускать». К счастью, никто уже не говорит, не тычет пальцем, не пытается сказать вам, что это идеологически правильно, это идеологически неправильно, но может это я такой, потому что меня знают.

С.Н.: На Западе ведь тоже мнение неоднородное, поэтому ваша картина найдет, может быть, своего зрителя. Вы собираетесь ее там прокатывать или на фестивали возить?

Д.Ф.: Вы знаете, первый раз на моей практике после того, как мы опубликовали трейлер, мы получили огромное количество заявок на дистрибуцию от разных стран, причем их больше 15, и это самые крупные страны, включая Латинскую Америку, но поскольку в России нас прокатывает Fox, мы получили приглашение от Fox на международную дистрибуцию.

Но американцы в таком варианте будут чрезвычайно демократичны и широки по своим предпочтениям. Потому что они не побоятся взять фильм, который в пику их «Пяти дням» представляет события. Во-первых, я считаю, что «Пять дней войны» не являются выражением политическим у американского общества.

Более того, я считаю, что он не получил серьезного резонанса в кинематографе – ни в американском, ни в игровом. Во-вторых, мы с нашей картиной, стоящей в стороне от политического контекста, я думаю, история у нас получилась абсолютно универсальная.

Если воспринимать войну, как стихийное бедствие, то совершенно все равно, в какой стране живете вы, и в каком регионе произошел военный конфликт. Это просто как извержение вулкана. И люди, которые в этом конфликте участие принимают, вынуждены подчиниться движению этой самой махины.

Источник: www.bbc.co.uk

Режиссер: Фильм об ужасах правления Саакашвили станет «Нюрнбергским процессом»
Фильм из 24 серий об ужасах правления в 2003-2012 годах в Грузии бывшего президента Михаила Саакашвили выйдет на телеэкраны весной будущего года, заявил во вторник его режиссер Георгий Хаиндрава…

«Небо моя обитель…»
Всегда с глубочайшим уважением относился к фронтовым летчикам.

Применение средств РЭБ в ходе войны с Грузией в августе 2008 года
В недавно вышедшем в свет сборнике статей “Радиоэлектронная борьба в Вооруженных Силах Российской Федерации — 2015”.

Документальная ложь. События августа 2008-го по версии грузинских журналистов.
В конце концов, что такое ложь? — Замаскированная правда.


  • Фильм,
  • Август,
  • МЕНЬ,
  • Война,
  • История
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: