Зафар Гулиев: Азербайджан: ни власти, ни оппозиции, ни общества

Зафар Гулиев: Азербайджан: ни власти, ни оппозиции, ни обществаСобытия последних месяцев (репрессии против СМИ и молодежных активистов, ценовое удушение народа, покушения на собственность граждан, рост «беспредельщины»и социальной апатии) ещё раз продемонстрировали парадоксальный факт отсутствия в нашей стране и власти, и оппозиции, и самого общества.

События последних месяцев (репрессии против СМИ и молодежных активистов, ценовое удушение народа, покушения на собственность граждан, рост «беспредельщины»и социальной апатии) ещё раз продемонстрировали парадоксальный факт отсутствия в нашей стране и власти, и оппозиции, и самого общества. Фактически можно с горечью констатировать, что сегодняшний Азербайджан это страна, в которой нет:

• государственной власти — если понимать под этим легитимно сформированную, институционально упорядоченную, нормативно-правовую, ответственную и дееспособную систему управления, способную адекватно реагировать на ситуацию и выстраивать логически обоснованную и последовательную линию поведения; • политической оппозиции — если понимать под этим хорошо организованную, влиятельную и консолидированную силу, готовую оперативно откликаться на запросы общества и вести в постоянном режиме целенаправленную, принципиальную, эффективную борьбу; • гражданского общества — если понимать под этим активный, сознательный и структурированный социум, способный оказывать значимое влияние на ход событий в стране и своим реальным присутствием обязывать и власть, и оппозицию к выполнению взятой миссии.

Вопрос даже не в том, что в Азербайджане эти политические институты (власть, оппозиция, общество) слабы или не отвечают современным и демократическим требованиям. Всё гораздо глупее и фатальнее. Их просто нет: они как институты совершенно не «работают», выключены, парализованы, девальвированы и дезорганизованы. Мои слова могут показаться чрезмерным преувеличением, особенно в отношении государственной власти. Многие, возможно, готовы признать скорбный факт отсутствия (или слабости) в сегодняшнем Азербайджане реальной оппозиции и гражданского общества, но в отношении государственной власти… Как же нет её, когда она прёт отовсюду, когда на каждом шагу натыкаешься на её нахальное присутствие, когда от неё негде спрятаться?..

Но так ли это? То липкое, наглое, грубое и назойливое, что прёт на нас отовсюду и не даёт прохода ни днем, ни ночью — можно ли считать государственной властью? Применимо ли к тому, что мы имеем сегодня понятия «государство» и «власть»?

СТАТЬЯ ПЕРВАЯ: СТРАНА БЕЗ ВЛАСТИ

Формально в Азербайджане существуют все необходимые институты власти. В кадровом и ведомственном исчислении у нас даже наблюдается явный крен в другую сторону — аппарат власти необоснованно раздут, а её структуры чрезмерно громоздки, имеет место параллелизм и дублирование. В количественном выражении у нас даже слишком много власти: её структуры как паутина оплели все сферы страны, лишая общество политической, экономической, культурной и пр. свободы и инициативы. К оставшимся от советской системы и уже изжившим себя подразделениям власти (райкомы, ставшие «иджракомами», ЖЭКи, ГАИ, многие министерства, комитеты и др.), прибавились новые структуры, имитирующие демократический статус страны (парламент, налоговые органы, конституционный суд, омбудсмен, муниципалитеты и т.д.). У нас есть и президент, и правительство, и парламент. Есть формально независимая судебная власть. Номинально на месте все силовые, финансовые, экономические и даже идеологические институты власти. Есть Конституция, законы, нормативы. Есть соответствующая инфраструктура, валютные запасы, рабочие комиссии. Есть в целом вся атрибутика государственной власти. Всё есть, но нет главного — реально работающей системы власти. Разве можно назвать работой всё то, что происходит в стране в последнее годы и месяцы?!

Многие институты и подразделения власти у нас носят формальный и декоративный характер. Они служат для вывески, выполняют чисто дежурные и имитационные функции. Их присутствие или отсутствие ничего не меняет в жизни страны и неспособно хоть как-то повлиять на ход общественно-политических процессов. Таковы, к примеру, парламент, кабинет министров, конституционный суд, муниципалитеты, институт омбудсмена, ЦИК, Комиссия по борьбе с коррупцией, Антимонопольный комитет и т.д.

Система управления страной у нас, как в очень давние феодальные времена, идет не через институты и не на основе разделения функций, ролей, полномочий, а посредством конкретных лиц, обладающих очень большим влиянием, богатством и вхожестью в правящее «масонское ложе». Институты, ведомства, циркуляры, инфраструктура, штаты и пр. просто пристегиваются к данному человеку, служат подспорьем и инструментом в его псевдогосударственной деятельности. У нас, к примеру, не министерство транспорта, а вотчина Зии Мамедова, не МЧС, а ведомство Кямаледдина Гейдарова, не МВД, а контора Рамиля Усубова, не администрация президента, а служба Рамиза Мехтиева и т.д. Не случайно, смена главы какого-то министерства или ведомства означает у нас, по сути, смену «хозяина» и собственника: моментально перетасовываются все функции, штаты, аппарат и даже инфраструктура в свете пожеланий нового босса.

У нас нет правовой и институциональной системы власти. Есть просто группа влиятельных и очень богатых людей, подмявших под себя всё государство и распределивших между собой, между своими друзьями и родственниками все ключевые должности в стране, используемые в основном как рычаги личного обогащения. Можно ли всё это называть системой государственной власти?! У нас потенциал влияния, полномочия и функции задаются не Конституцией и законами, и даже не столько конкретным статусом и местом человека в государственной иерархии, сколько иными теневыми факторами. К примеру, кто обладает большим потенциалом влияния: второе лицо в государстве премьер А. Расизаде или, скажем, формально подвластный ему министр по чрезвычайным ситуациям Кямаледдин Гейдаров?! У кого больше реальной власти в руках — у третьего лица в государстве спикера Милли Меджлиса Октая Асадова или у шефа президентской администрации Рамиза Мехтиева?! Если копнуть ещё глубже, то может обнаружиться, что у какого-то телохранителя, шофера или массажиста, обслуживающего персон из правящей «масонской ложи» гораздо больше потенциала влияния на ход событий в стране, чем у целых министерств, ведомств и комитетов. О спутниках жизни, родственниках и друзьях наших сиятельных вельмож и говорить не приходится: все они у кормушки власти и обладают огромным потенциалом теневого влияния. Таково реальное лицо нашей власти и стоит ли удивляться тому, что эта власть в принципе не способна и не намерена работать в правовом и эффективном режиме?

Мы порой крайне удивляемся откровенно непоследовательным, непродуманным, противоречивым и абсурдным действиям правящего режима и пытаемся каждый подобный шаг объяснять с позиций государственных побуждений, политической логики или интересов самой власти. Зачастую мы пытаемся также выяснить какие институты власти и на основе каких правовых или программных директив выступали инициаторами или исполнителями подобных действий. Но всё это имеет смысл в нормальном правовом государстве, где действуют реальные институты (а не персоны) власти и где полномочия, функции, роли различных субъектов управления задаются конституцией, законами, нормативами или вытекают из их конкретного статуса, а не подчиняются произволу и капризу отдельных лиц. Разве приложим такой подход к нашей ненормальной ситуации?

У нас ведь невозможно понять, кто и чем занимается, кто и за что отвечает, кто и чем (или кем) управляет. Границы внутри власти произвольны, условны и они задаются не законами, не статусом, не сферой деятельности, а иными теневыми факторами. К примеру, глава МВД может курировать рестораны и дома торжеств, шеф президентской администрации может накрыть всю страну сетью магазинов, министр транспорта может заняться строительством жилых комплексов, депутат парламента может открыть бордель и т.д. Не имеет серьезного значения формальный статус и полномочия, главное — теневой капитал и потенциал влияния. Поэтому чуть ли не каждый влиятельный чиновник у нас имеет свой бизнес, крышует свою сферу, создает свои «бандформирования» и, скооперировавшись с кем-то, стремится укрепить свои клановые позиции внутри власти. Всё это порождает крайне запутанную, полукриминальную и феодально разобщенную систему власти, которая способствует лишь нагнетанию произвола и бардака в стране.

В Азербайджане много лиц у власти, много лиц обладающих теневой властью, много лиц злоупотребляющих властью, но при этом явный вакуум реальной работающей системы власти. И в такой ситуации безнадежно взывать к конституционному долгу, политической ответственности и моральным обязательствам власть имущих. Наш правящий режим уже давно не считается ни с народом, ни с Конституцией, ни с международными или моральными обязательствами. Для лиц у власти превыше всего интересы собственного кармана. Они не управляют страной, а эксплуатируют её. И при этом, они все повязаны круговой порукой — это некое братство хищников. Их цель связать наши руки, заткнуть нам рты и затем спокойно выпотрошить карманы. Вот поэтому они вначале лишают нас свободы собраний, затем свободы слова и потом принимаются за откровенный грабёж. И почему в сложившейся ситуации им не повышать цены, если есть вполне реальная возможность извлечь (выкрасть) дополнительную и солидную для себя прибыль? Разве грабитель уже вломившийся в наш дом, связавший наши руки-ноги и заткнувший кляпом нам рты остановится на полдороге и не обчистит до конца всю квартиру? Чему же тут особо удивляться? В стране, где нет реальной власти, реальной оппозиции и реального общества, «грабители» должны чувствовать и чувствуют себя очень вольготно.

(продолжение следует)

Источник: www.regnum.ru

Зафар Гулиев: Азербайджан: ни власти, ни оппозиции, ни общества: Статья…
Страна без оппозиции В Азербайджане, несмотря на формальное существование всех политических институтов, по большому счёту, нет не только легитимной, системной, правовой, структурированной, консолидированной власти, но и соответствующей оппозиции.

Зафар Гулиев: Азербайджан: внутриполитические итоги 2011 года
Во внутриполитическом ракурсе 2011 год прошел, с одной стороны, под знаком усиления неоавторитарных тенденций и дальнейшего отката страны от норм либеральной демократии, с другой — в атмосфере роста политической активности в обществе и усиления революционных и реформаторских ожиданий.

Зафар Гулиев: Азербайджан — «геополитический хамелеон», в минуты опасности принимающий разные геополитические цвета
У Москвы есть достаточно оснований быть недовольной позицией Баку, и скорее всего Кремль изберет тактику «ползучего прессинга» в отношении Баку.

«До 1918 года понятия „Азербайджан“ ни в каких древних летописях не было»
Область, издревле населенная армянами— Левон Ливанович, чем Армении интересен Нагорный Карабах? — Есть исторические аспекты. На эту тему можно очень долго беседовать.


  • Власть,
  • Институт,
  • Страна,
  • Общество,
  • Оппозиция
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: