Глас вопиющего в телевизоре

Дмитрий Медведев заявил, что коррупция, клановость и семейственность на Кавказе имеют столетние корни. Однако некоторые кавказские эксперты считают, что все беды начались после развала СССР. И виноваты в этом российские руководители, которые, помимо всего прочего, так любят палить в прошлое из пушки.

Слушая российского президента, я не перестаю задаваться вопросами. Главный из них — какими аргументами он пользуется, когда изрекает некую истину? То ли слишком много знает такого, о чем мы и не догадываемся, то ли по памяти цитирует некогда вычитанное в некой умной демократической газете.

Мне всегда казалось, что президент должен быть человеком особым, сверходаренным, по крайней мере, гораздо умнее и образованнее среднестатистического россиянина. А главное — историю своего государства должен назубок знать. Можно ведь не разбираться в атомной науке или металлургии, не знать, как выращивают свеклу или мясных коров, но историю высшее должностное лицо России обязан знать глубоко и подробно. Потому что в прошлом заложено будущее. Не стреляйте в прошлое из пистолета, потому что будущее выстрелит в вас из пушки.

Наши «небожители» почему-то уверены, что высказывание классика касается только литературы, ради красного словца употреблено. Потому — палят в прошлое не только из пистолета, но и из пушки.

Недавно наш гарант, говоря о Северном Кавказе, очень серьезно заявил, что, мол, необходимо в этом регионе возрождать режим законности, преодолевать коррупцию, клановость и разрушать семейственность, «которые, к сожалению, на Кавказе имеют столетние корни».

С коррупцией, клановостью и семейственностью согласимся без разговоров, давно необходимо было начать бороться, искоренять, так сказать. Но вот со столетними корнями этих явлений президент, мягко говоря, не туда пальцем ткнул. Ибо утверждение о столетних корнях вышеупомянутых явлений – пустая чепуха, которую выдумали разрушители России. Семейственность, клановость были почти ликвидированы за годы советской власти, эти явления совсем недавно жестоко пресекались, их «инициаторы» преследовались по всей строгости существующих законов.

Этот вопрос был одним из главных в работе партийных и советских органов. Мы подвергали обструкции в годы так называемой перестройки скрупулезные расчеты партийных кадровиков при распределении руководящих должностей в республиках, не понимая, не принимая во внимание (может быть, и намеренно) ту простую истину, что если аварцев в Дагестане, скажем, 30 процентов от общего числа населения, то и высших руководителей должно быть не менее 30 процентов, то же самое с даргинцами, кумыками и т. д. Так поступали и в Чечено-Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии. Ибо власти понимали — перекосы при назначениях немедленно вызовут реакцию населения, создадут предпосылки для межнациональных обид.

Обязательным условием было учитывать каждую народность, ее численность. Не знаю как там в Ленинграде или Москве, но на Северном Кавказе это было. И ни разу за многие десятилетия не собирались митинги по той причине, что представителя их народности не оказалось во властных структурах.

Но как только наступила демократия, вся эта слаженная кадровая система на Северном Кавказе рухнула, во власть полезли неожиданно для себя ставшие богатыми, таща за собою родственников, односельчан… Демократические выборы, как же, за кого народ проголосует, тот и будет рулить! Демократия действительно оказалась изумительной: голоса просто покупались, избирательные комиссии сквозь пальцы смотрели, как в урны пачками забрасываются бюллетени. Кто был против, тому били морду в лучшем случае, в худшем — убивали. И вот самые «достойные» прошли во власть, чтобы на Северном Кавказе внедрились-таки долгожданные свобода и демократия.

И что имеем? Знаете, какое сегодня любимое слово у новой власти: возродить! Двадцать лет распеваем старую песню «…весь мир насилья мы разрушим», руки усиленно продолжают разрушать все что ни попадя, а голова в лице президента неустанно при этом повторяет: нужно возродить законность, преодолеть коррупцию, клановость, укротить семейственность…

Но ничего при этом не делается, чтобы действительно возродить, преодолеть, укротить. Призывы остаются гласом вопиющего в телевизоре, а на деле продолжается «демократия»: в Кабардино-Балкарии тлеет недовольство перекосами в кадровой политике, в Карачаево-Черкесии не обращают внимание на мнение полпреда, который желает, чтобы черкес возглавил правительство, в Дагестане малейшая попытка заменить руководителя одной национальности на представителя иной народности встречается в штыки, люди выходят на митинги, а русского, присланного из Москвы, вообще изгоняют из республики.

Именно в годы реформ демократические выборы на Северном Кавказе превратились в массовые сражения с ранеными и убитыми. А Москва с умилением наблюдала за таким свободным волеизъявлением освободившихся от тоталитарного прошлого граждан, почему-то не вмешиваясь в этот бардак.

Кавказцы сами пытались навести порядок. В Дагестане, к примеру, власти решили воспользоваться прежним опытом осуждаемого всеми тоталитарного режима: создали Госсовет, куда выбирали представителей основных национальностей, а в Махачкале появились национальные округа, где за депутатские звания боролись представители одной народности — для каждой народности свой округ. Вмиг прекратились смертоубийства. И что же? Госсовет ликвидировали, как и национальные избирательные округа. Видите ли, они входили в противоречие с Конституцией РФ. И вновь появилась напряженность…

Таких проблем при советской власти на всей территории СССР не было. Начались они только после наступления демократических преобразований, двадцать лет назад, и продолжаются поныне. 20 лет, как вы понимаете, не столетие, а тем более, не «столетиЯ». Значит, корни этих явлений президенту следует искать здесь, сейчас, оглянувшись вокруг.

Тотальная коррупция (ТОТАЛЬНАЯ!) пришла к нам не из глубины веков, ее принесли реформаторы, строители новой демократической России. Не поняв эту истину, вряд ли возможно приниматься за работу по возрождению законности, преодолению коррупции, разрушению клановости, семейственности. Ибо прежде чем лечить болезнь, следует искать причину ее возникновения. А она известна всем, не только президенту, — она в негодной, попросту преступной политико-экономической системе, обрушившейся на Россию. Значит, лечить надо саму политику, а не ее производные.

Лечить не хотят, да и не могут. Потому, видимо, и путаются во времени. Потому, видимо, и стреляют в прошлое из пулеметов и пушек. Не понимая, какое их ожидает будущее…

Али Казиханов, главный редактор «СК»

В Кишиневе формируется режим единоличной власти
Обстановка в Молдавии накануне выборов президента настолько необычна и беспрецедентна, что просто необходимо предвосхитить дальнейший текст пояснениями, как в полноценном детективе.

Создано стекло для превращения окна в телевизор
Ученые из Университета Британской Колумбии создали стекло, способное не только регулировать проходящий через него свет, но и в перспективе превращаться из обычного окна в телевизор.

Европа для европейцев, или Новый поворот в истории с мигрантами
В минувшую среду, 7 октября, информационный мир взорвала «бомба», запущенная в медиапространство лондонской The Times.

Суннистан: дальнейшая стратегия США в Ираке
Oфициальный план США по борьбе с «Исламским государством» утвержден и принят.

Антология безумия: как политика Литвы превращается в фарс
Уже традиционно с наступлением осени в среде литовской политической элиты пробуждаются несвойственные тихим балтийским народам темперамент и энергия, направленные, однако, исключительно в сторону восточного соседа.


  • постсоветское пространство,
  • клановость,
  • коррупция,
  • демократия,
  • Медведев,
  • Кавказ
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: