Этот номер больше не пройдет

У революций на постсоветском пространстве нет будущего. Возможна насильственная и кровопролитная смена власти в той или иной стране — но по сути она ничего не изменит.

Уже шесть лет население постсоветского пространства вздрагивает при упоминании слова «революция», и начинается лихорадка при произнесении словосочетания «цветная революция». Странно, но российская пропаганда из этого сочетания несовместимых слов создала нечто страшное, представляемое огромным чудовищем, все уничтожающим на своем пути. Несколько роз, которые держали в руках Саакашвили и его сторонники стали причиной, чтобы назвать грузинскую революцию – революцией роз. И что тут плохого?

Спустя год украинские революционеры уже самостоятельно определили цвет – оранжевый, цвет апельсина. И сделано это было уже намеренно, как символ. Еще через год переворот в Кыргызстане назвали «тюльпановой революцией», хотя не было замечено ни одного человека с тюльпаном в руке. Но это уже была самодеятельность журналистов, которые использовали штамп – если революция, то обязательно должна иметь свой цвет. Правда, второй переворот в этой стране, в этом году можно было назвать «красной революцией» – от количества крови убитых и раненых. Но на этот раз обошлись без символов.

На самом деле, первая революция на постсоветском пространстве была не в Грузии и не в Украине, в сентябре 1991 года она началась в Таджикистане. Тогда противостояние между оппозицией и коммунистическим парламентом достигло такого напряжения, что сторонники демократической и исламской оппозиции свалили памятник Ленину в центре Душанбе, а коммунистический парламент был вынужден принять закон об общественных организациях и партиях.

Тогда же ушел в отставку первый президент Таджикистана Каххор Махкамов, который был лидером страны всего 9 месяцев, установив таким образом рекорд, еще пока никем не побитый. В первые же месяцы в Таджикистане было зарегистрировано 16 политических партий и движений, в том числе и исламская партия возрождения.

Назначенные на конец 1991 года выборы президента закончились фальсификацией и «победой» бывшего первого секретаря ЦК компартии Таджикистана Рахмона Набиева. Оппозиция, которая была уверена в своей победе, 26 марта 1992 года начала акции протеста. Это было грандиозно, на территории СССР такого еще не было! Был сооружен палаточный город в центре Душанбе, вокруг которого обосновались собственная служба безопасности, работали своя радиостанция, медицинский пункт, пресс-центр, кухня и служба обслуживания, служба уборки территории.

Более 50 суток беспрерывного митинга, площадь затихала лишь на ночь, чтобы с утра, после молитвы снова начать протесты. Организаторы уверяли, что за все это время, меняясь, в митинге приняли участие около миллиона человек. И тогда уже российская пропаганда постаралась придать этому митингу религиозный оттенок, называя протесты «зеленой революцией», намекая на то, что Таджикистан может превратиться в исламскую страну. Этот страх и стал основанием для разжигании гражданской войны, когда офицеры 201-орй российской дивизии, расквартированной в Таджикистане, начали раздавать оружие промосковским силам. Но офицеры с тем же успехом продавали оружие и оппозиционерам.

Таджикистан после распада СССР не имел собственного министерства обороны, поскольку Россия не оставила этой стране ни одного патрона. Однако гражданская война разгоралась и у противоборствующих оказалось так много оружия, что некоторые столкновения напоминали настоящие военные операции с применением танков и другой военной техники.

На той гражданской войне погибло около 150 тысяч человек. Я потерял 73 своих коллег-журналистов, многие из них были моими друзьями. Остатки постсоветской экономики были уничтожены за два-три года. Война шла более пяти лет – с 1992 по 1997 годы. Но последствия ощущаются до сих пор: в стране много сирот, уровень жизни катастрофический, экономическая эмиграция составляет более 1 миллиона человек при населении 7 миллионов.

Это была первая революция такого масштаба на постсоветском пространстве, которая не удалась, и этому есть несколько объяснений. В первую очередь, в подавлении таджикской оппозиции был заинтересован Кремль, испугавшись, что пример Таджикистана может быть заразительным для других бывших советских республик. Российские политики и военные боялись не только не контролируемых ими политических изменений, но и потерю территории влияния. Отрыв от России Таджикистана мог стать стал эффектом домино, и следом начались бы подобные процессы в других регионах Центральной Азии.

«Счастливая» совместная жизнь на протяжении 75 лет советского времени оказалась блефом, и Кремль понимал, что единственным спасением было сохранение лояльного Кремлю президента и жестокое подавление любого сопротивления оппозиции. Российская 201-я дивизия открыто участвовала в гражданской войне, в зачистках принимали участие подразделения российских спецслужб. Российское влияние было настолько сильным, что никто и не сопротивлялся, когда первым министром обороны Таджикистана был назначен полковник Александр Шишлянников.

Таджикская революция не состоялась. Рекордный по времени митинг не привел к ощутимым результатам, и когда оппозиция решила кардинально менять тактику и захватила здание парламента, в ответ была применена сила – их противников вооружили и направили против революционеров. Первые столкновения и первые жертвы уже не могли остановить гражданское противостояние, переросшее в войну.

Кремль тоже пошел на радикальные меры: в Худжанде, втором по величине городе на севере страны была срочно проведена сессия парламента, на которой был отправлен в отставку второй президент и избран новый председатель парламента, ставший исполняющим обязанности президента – Эмомали Рахмонов (Рахмон). Бывший директор самого отсталого совхоза имени Ленина из самого отсталого региона страны был поставлен во главе малоразвитой страны.

Хоть миллиард!
В истории с доходами глав госкорпораций проявляется вся наша жизнь, поставленная вверх тормашками. Если деньги честные – то к чему эти тайны?

Сводки от ополчения Новороссии за 12 августа 2014 года
Вчера в 12:24 Репортаж от военкора ополчения Ополченцы и украинская армия обменялись пленными между Торезом и Саур-Могилой.

С вещами на выход: европейский избиратель больше не намерен терпеть во власти откровенных русофобов
После триумфальной победы Дональда Трампа европейской элите следует признать очевидное: не горами тот день, когда русофобия как товар и гроша ломаного стоить не будет.

Путин больше не ждет успехов
Главный экономический сюрприз президентского послания — в отсутствии не только сюрпризов, но даже планов на будущее. В разгар кризиса первое лицо ничуть не встревожено работой своих бюрократов.


  • постсоветское пространство,
  • цветные революции,
  • реформы
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: