Грузинская элита – редкие паразиты

Принято считать, что русско-грузинская война августа 2008 года стала поворотным пунктом в истории Кавказа, создав прецедент принуждения агрессора к миру. В этом суждении есть доля правды. Мир стал свидетелем образцово-показательной порки Саакашвили, решившего силой вернуть Грузии Абхазию и Южную Осетию. Грузия навечно утратила свои бывшие автономии, а ее руководители покрыли себя позором, отдав приказ бомбить спящий Цхинвал.

Правильность этой оценки может подтвердить и изменение отношения алиевской хунты к этой выходке. С восторгом восприняв ее вначале, Баку, искавший прецедента для расправы над НКР, сразу же сбавил тон, увидев резкую реакцию Москвы на действия Тбилиси.

Однако общепринятая оценка итогов этой войны не отличается точностью. Чтобы правильно оценить русско-грузинскую «партию”, ее надо проанализировать, точно оценив начальную и конечную позиции сторон. Лишь после этого можно судить, в какой степени их стратегия способствовала достижению поставленных целей. Пока еще неясно, кто больше проиграл в смехотворном противоборстве русского слона с грузинской моськой (хотя ясно, что победила Россия, спасшая осетин от геноцида и разрушившая военную инфраструктуру Грузии).

»Шахматный” подход не ограничивается банальной констатацией свершившегося, что бросается в глаза в общепринятой трактовке итогов русско-грузинской войны. Он фокусирует внимание на том, что надо было сделать, исходя из позиции, но не было сделано вследствие ряда физических или психологических факторов.

Выход за пределы общеизвестных данностей выявляет отличную от общепринятой картину происшедшего. РФ не желала изменения границ Грузии, видя в поддержке абхазов и осетин прецедент поощрения сепаратизма в своих автономиях (на этой слабости ее позиции умело паразитировал еще Шеварднадзе). Однако она не могла оставить на произвол судьбы искавших ее защиты абхазов и осетин. Конфедерация Народов Кавказа, видевшая в ирредентизме осетин возможность осуществить свои сепаратистские планы, требовала от Москвы вмешательства в конфликт на стороне бывших грузинских автономий.

Распоясанность Саакашвили объясняется не его безумием, а тем, что Тбилиси было нечего терять. Абхазия и ЮО и так находились вне контроля Тбилиси, независимо от непризнания их независимости кем бы то ни было. Грузия воспользовалась этим преимуществом. Она уже успела потерять и Абхазию, и ЮО, тогда как Россия еще боролась за упрочение своего пошатнувшегося суверенитета на Северном Кавказе. За действиями Москвы внимательно следили во всех ее автономиях, и она не могла позволить себе просчетов. Начальная позиция сторон была выгоднее для Грузии, у которой не оставалось проблем, нежели для России, у которой были связаны руки. Запад выжал из позиционного преимущества Грузии максимальную выгоду.

Выражаясь шахматным языком, Грузия потеряла две и так обреченные на потерю незащищенные пешки. Их утрата жульнически преподносится как невосполнимый урон, нанесенный суверенитету Грузии имперским поведением России, хотя ясно, что последнюю спровоцировали на войну, заведомо зная, какую цену ей придется заплатить за победу над деморализованной страной с никчемным и обезумевшим от пещерного шовинизма руководством. К сказанному следует добавить поставки в Грузию современных вооружений с целью нанести армии РФ максимальный урон в назревавшей войне. Запад играл в беспроигрышную игру.

Конечную (вернее, промежуточную) позицию, которую мы видим сегодня, трудно оценить как многообещающую для России. Ее руководство оказалось в цугцванге – как еще определить положение, в котором любой ход оказывается невыгодным для игрока, вынужденного его сделать. Москва не может ни настаивать на сохранении невыгодного для нее статус-кво, ни пытаться изменить его аннексией отвоеванных ею территорий (хотя когда-то ей все равно придется пойти на этот шаг).

Сохранение статус-кво невыгодно, потому что Москва не сможет объяснить своим подданным чеченского, ингушского, аварского, лезгинского и т. д. происхождения, почему малочисленные абхазы и осетины ЮО могут вкушать блага независимости, о которых они не смеют и заикнуться. «Независимость” ЮО, население которой не превышает 70.000, кажется насмешкой над здравым смыслом, т. к. она граничит с находящейся в составе России Северной Осетией с семисоттысячным населением и вдвое большей территорией.

Аннексия этих территорий также нежелательна, поскольку российское руководство не желает отпугивать своих партнеров по СНГ „имперскими” или реваншистскими амбициями. Путина предали анафеме, когда он назвал падение СССР “величайшей геополитической катастрофой XX века”, и он, по-видимому, сделал из этого какие-то выводы.

В то же время Россия не может со стоическим безразличием созерцать очевидные попытки Турции закрепиться в Абхазии, принадлежавшей ей менее двух столетий назад. В Турции живет четверть миллиона абхазов, проявляющих немалый интерес к исторической родине. Трудно представить себе, что Россия освободила Абхазию от грузинского контроля, чтобы содействовать усилению в ней турецкого влияния. Поэтому не стоит сомневаться в том, что рано или поздно аннексии Абхазии и ЮО РФ все же состоится, но этот ход будет опять-таки вынужденным.

Западная пропаганда умело использовала жалобы грузин на попрание суверенитета их крошечной страны мощным российским медведем. На карте мира все выглядело именно так, ибо бросалась в глаза несопоставимость необъятных просторов России с узостью территории Грузии.

Пропаганда России не нашла заслуживавших внимания доводов по существу дела, вернее, была блокирована. В то же время, акцентируя гуманитарный аспект вопроса — катастрофическое положение абхазов и осетин в советской и „независимой” Грузии — Москва не сказала ничего путного о суверенитете.

Основным вопросом полемики стал прием Грузии в НАТО согласно “суверенному” волеизъявлению ее народа. Никто не заявил в ответ на эту очевидную демагогию, что суверенитет осуществляется за свой, а не чужой счет. Грузия имеет не больше прав требовать своего приема в НАТО, чем ее соседи (Россия, Армения или Иран) — возражать против подобного требования, исходя из своих интересов. Суверенитет любого государства (даже Грузии!) кончается там, где начинается суверенитет его соседа. Не может быть суверенитета за чужой счет, как бы Саакашвили ни тщился корчить из себя грузинского Давида, борющегося с русским Голиафом.

Мировая история изобилует примерами гибели великих империй, процесс распада которых начинался в их крохотных провинциях. Начало изгнанию турок из Европы положили волнения в Дунайских княжествах, Иудея положила начало гибели Рима и его христианизации, а попытки Горбачева усмирить армян НКР привели к гибели Союза. Роль грузин в истории СССР и в мировых делах не стоит преуменьшать. Арменофобия Сталина имела жуткие последствия для греков, изгнанных Кемалем (которому Сталин оказал военную помощь) из Малой Азии и Стамбула, в которых их предки жили на протяжении более трех тысячелетий. Численность изгнанников достигла 1.400.000, не считая сотен тысяч греков, беспощадно вырезанных турками в ходе „освободительной войны турецкого народа с греческими оккупантами”, как эту бойню окрестили в Союзе.

Пример Грузии не героичен и ему не стоит подражать. Шеварднадзе и Саакашвили сделали свою страну орудием антирусских интриг Запада, превратив ее в основной очаг напряженности на Кавказе. Что сделала Россия для предотвращения развития событий в этом опасном для нее же самой русле?

Она не сделала главного, отказавшись довести войну до победного конца! В этом и состоит вина руководства РФ перед своим народом и народами дружественных ей государств. Доведение войны до победного конца стало бы идеальным решением вопроса и для России, и для Грузии. Уставшие от своей продажной элиты грузины встретили бы российских солдат с цветами, а не с оружием в руках. У Медведева и Путина было больше оснований вступить в Тбилиси, чем у Буша — в Багдад. Этого, однако, не произошло. Москва испугалась собственной решимости.

Осуждая руководство США за развязывание им агрессивных войн, следует отдать должное решимости, с которой оно осуществляет свою политику. Именно поэтому Америка, а не Россия, стала мировым центром силы. Парадокс политики России — в том, что чем старательнее она избегает обвинений в империализме, тем упорнее ее обвиняют в нем! Доведение войны до победы было лучшим ответом на постоянное удушение России непрекращающимся расширением НАТО. Прекращение войны в момент разгрома грузинской армии не было оценено Западом как акт великодушия. Грузию объявили жертвой “русского империализма”, а Москву заставили перейти в глухую оборону. Больше всего от войны пострадала блокадная Армения, понесшая

вследствие закрытия Военно-Грузинской дороги убытки в размере полумиллиарда долларов.

Победу должна была увенчать денацификация административных структур Грузии, причем действенным средством достижения цели была ее федерализация. Грузия – многонациональная страна, в которой грузины составляют меньшинство населения (численность одних мингрелов превышает миллион). Лозунг „Грузия для грузин” в такой стране не мог не спровоцировать межэтнических конфликтов.

Робкие обвинения грузинских фюреров в фашизме, звучавшие с августа 2008 года в СМИ России, были чистым фарисейством. В них отсутствовало признание вины Кремля, десятилетиями пестовавшего это уродство. Грузинский фашизм устраивал Москву, покуда его мишенью были осетины, абхазы и армяне, на которых ей было наплевать. На него обратили внимание, как только солнце Шеварднадзе перестало восходить с Севера! Москва “забыла”, что дискриминации в Грузии подвергалось и ее русское население (русские люди нередко меняли фамилии на грузинские, чтобы получить работу и квартиру в республике, превозносившейся в „Правде” в качестве достойного подражания образца интернационалистских добродетелей).

Нерешительность руководства России лишило ее инициативы и тех стратегических преимуществ, которые она могла обрести, оккупировав Грузию без потерь. Россия, устами Медведева заявившая о своей ответственности за судьбу народов Кавказа, была просто обязана помочь грузинам обрести вменяемое руководство. Федерализация Грузии позволяла сохранить в обозримой перспективе ее территориальную целостность, а новое руководство могло бы гарантировать ее нейтральный статус (или членство в ОДКБ). Нейтралитет не мешает процветанию Австрии и Швейцарии, но элита этих стран не ищет американских подачек, нагло требуя их приема в НАТО назло своим соседям. Прием Грузии в НАТО не даст гарантий процветания ее народу, но может стать источником благосостояния ее элиты.

Грузинская элита – редчайший в истории феномен паразитизма, аналогом которого может быть только польская шляхта эпохи разделов Речи Посполитой. В советское время за прием в ряды КПСС в Грузии полагалось выложить 2.000 рублей, что не считалось слишком большой взяткой. Но все изменилось, как только выяснилось, что советская курица не несет золотых яиц. Стареющей кокотке понадобился более состоятельный сутенер. Август 2008 года наказал не выкормленную Кремлем элиту Грузии, а ее полуголодный, сбитый с толку народ. Гонениям подвергаются армяне Джавахка, ставшие бельмом на глазу у тбилисских фашистов. Безразличие Запада к их участи не удивляет после объявления Грузии “маяком демократии, но удивляет позиция Москвы, оправдывающейся за свою победу. Фашизм победил!

Денацификация подразумевала наказание лидеров преступного режима во главе с Саакашвили и его ментором Шеварднадзе, для которого имелся и прецедент в виде наказания клики Саддама Хусейна американцами. Этого не произошло, во-первых, из-за нерешительности русских, а во-вторых, из-за установившейся у них со времен Сталина привычки смотреть на грузин снизу вверх. Примерами такого отношения несть числа и мы не станем утомлять читателя их перечислением.

Непоследовательность руководства РФ привела к его дипломатической изоляции в евроатлантических структурах. Москва попыталась выйти из тупика, созданного ее неумением разговаривать с грузинами, за счет армян. Визит Медведева в Ереван в октябре 2008 года был отмечен попыткой давления на Армению с целью добиться от нее односторонних территориальных уступок в пользу Азербайджана в решении арцахского конфликта. Лавров мотивировал эту позицию необходимостью свести к нулю зависимость Армении от Грузии! Армяне, которым по убеждению Лаврова, „некуда деваться”, казались лучшей кандидатурой на роль божьего агнца. Но этот план провалился благодаря твердости президента Сержа Саргсяна. Главным итогом российских дипломатических игр стала Майендорфская Декларация, которую Баку не ставит ни во что. Так гора родила мышь!

Давление на Ереван сочеталось с флиртом Москвы с Анкарой. Видимо, ностальгия по 20-м годам, когда Советская Россия “дружила” с Турцией против Запада, не дает покоя тем, кто желал бы восстановить могущество России, но не представляет себе, как это сделать. Провал грузинской политики РФ привел к появлению чрезвычайно оригинальной идеи сделать Турцию надсмотрщицей над Кавказом. Ее вероятными авторами могут быть агенты турецкого влияния в коридорах власти Кремля (один из них – Александр Дугин, скрывавший на своей квартире от турецкого правосудия членов ультра-фашистской организации „Эргенекон”).

В 1920 году мы стали жертвой интриг узурпировавшей власть группы немецких и турецких шпионов, а также ненавидевшего нас Сталина. В 2008 году нас пытались заставить расплачиваться за неумение Москвы вести дела с созданным ее усилиями грузинским Големом. Изменились и идеологические декорации антиармянских игр. 90 лет назад нас принесли в жертву химерическому молоху “мировой революции”, а сегодня бал правит „прагматизм” новой русской элиты. Наша цель состоит в том, чтобы исключить любую возможность манипулирования нашей политикой, от кого бы она ни исходила.

Как русские разрешат свои споры с грузинами – их дело. Мы любим Россию, но не можем быть большими русскими, чем сами россияне. В неадекватности российской политики в отношении Армении есть и наша вина. Нам давно следовало довести до сведения Кремля озабоченность Армении положением дел в российско-грузинских отношениях, от неурегулированности которых страдает армянский народ. Если бы должность посла в России поручили деятелю, понимающему, что он находится на ответственном боевом посту, а не человеку, считающему ее синекурой, отношение Кремля к нам было бы иным… Будем надеяться, что Олег Есаян исправит положение дел.

Александр Микаэлян, Voskanapat.info

Грузия под «гнетом империи». Размышления историка в канун 230-летия присоединения грузинского государства к России
Бывая время от времени на Тишинской площади в Москве, никогда не могу отделаться от странного чувства ощущения какой-то утраты.

Между "крокодилом" ваххабитов и "тигром" силовиков
Почему убивают журналистов в Дагестане? Почему неверны стереотипы о выходцах из этой республики? Кто виноват в том, что ваххабиты наращивают силы на Северном Кавказе? Свои варианты ответов «Росбалту» предложил член Совета при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека, журналист Максим Шевченко.


  • геополитика,
  • война в Южной Осетии,
  • Саакашвили
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: