Дагестан не откажется от кланов и ислама Среди политологов бытует мнение, что «власть» на Кавказе – понятие собирательное. Представляется, что она есть совокупность нескольких кланов, которые делят сферы влияния, территории, полномочия, ресурсы и т.д. Однако эта теория сегодня не кажется такой уж безупречной. Во всяком случае, применительно к Дагестану она не срабатывает. В средствах массовой информации, как зарубежных, так и отечественных, с завидной активностью муссируют тему «клановости» Дагестана как порока, присущего дагестанскому обществу. Однако проницательному читателю не составит труда догадаться, что это делается с целью внушить нам, дагестанцам, комплекс национальной неполноценности. Разумеется, наша родная «демократическая» пресса вместе с вылупленными из западных инкубаторов правозащитниками послушно вторит Западу, упиваясь своей «прогрессивностью» и «демократизмом». И, естественно, не подозревает, что танцует под дудку «прогрессоров» и «демократизаторов». В традиционном понимании кланы стали объектом идеологических нападок отнюдь не по причине их действительной архаичности. Возможно, наши некоторые российские аналитики и ошибаются, воспринимая клановые ценности некими архаизмами, пытаясь искренне их искоренять. Но вот их учителя далеки от заблуждения. Они прекрасно понимают, что сегодня клановость жива именно в народной среде и зиждется на глубинных корнях, исходящих от предков, а вовсе не на разрушительных ценностях. Из глубины веков она несет в себе здоровое ценностное измерение «семья», содержащее в себе идеи родства и сплоченности, уважения к памяти предков, сохранения связи поколений. Клановость как свойство негосударственной общности людей, востребованная к жизни в 90-е годы на Кавказе в условиях распада СССР и разрушения государственности, по сути дела сплотила народы Северного Кавказа, и наиболее рельефно это проявилось в Дагестане. В свое время мероприятия М.Г.Алиева по искоренению клановости во власти, смелые и весьма популярные в народе и как никогда своевременные его заявления о борьбе с коррупцией в Дагестане всего лишь трансформировали регионально-муниципальную элиту в самостоятельную власть-корпорацию. На глазах у всех дагестанцев некоторые члены отдельных кланов, поменяв «лобовые кокарды», переметнулись на сторону новой власти. Номенклатура республики по своей сущности не была оригинальна и придерживалась неизменной тактики – усидеть в кресле-кормушке. Реформаторские амбиции президента М.Г.Алиева не воплотились в жизнь, споткнувшись главным образом о партийно-номенклатурную корпорацию. Дагестанцы традиционно ждут перемен от нового президента. Совершенно ясно, что ключевые посты в республике заняли политики, пользующиеся доверием федеральной власти. Понятно, что Москва отныне повышает и собственную ответственность перед дагестанским обществом. Ситуация на Северном Кавказе не оставляет выбора федеральной власти. Бесконечные теракты и резонансные убийства сотрудников милиции и высокопоставленных чиновников явно свидетельствуют о переносе центра напряжения на Северном Кавказе в Дагестан. Тактика дестабилизации, используемая врагами России, пока остается традиционной. Однако не следует исключать, что противник все активнее будет наращивать методы информационной войны. В анализе общественно-политической обстановки в Дагестане им удалось навязать свое видение не только обществу, но и части аналитиков. Об этом говорит то, что в оценке терактов и их исполнителей пока мало что изменилось. постсоветское пространство, кланы, власть, Дагестан

Дагестан не откажется от кланов и ислама

Среди политологов бытует мнение, что «власть» на Кавказе – понятие собирательное. Представляется, что она есть совокупность нескольких кланов, которые делят сферы влияния, территории, полномочия, ресурсы и т.д. Однако эта теория сегодня не кажется такой уж безупречной. Во всяком случае, применительно к Дагестану она не срабатывает.

В средствах массовой информации, как зарубежных, так и отечественных, с завидной активностью муссируют тему «клановости» Дагестана как порока, присущего дагестанскому обществу. Однако проницательному читателю не составит труда догадаться, что это делается с целью внушить нам, дагестанцам, комплекс национальной неполноценности.

Разумеется, наша родная «демократическая» пресса вместе с вылупленными из западных инкубаторов правозащитниками послушно вторит Западу, упиваясь своей «прогрессивностью» и «демократизмом». И, естественно, не подозревает, что танцует под дудку «прогрессоров» и «демократизаторов».

В традиционном понимании кланы стали объектом идеологических нападок отнюдь не по причине их действительной архаичности. Возможно, наши некоторые российские аналитики и ошибаются, воспринимая клановые ценности некими архаизмами, пытаясь искренне их искоренять. Но вот их учителя далеки от заблуждения. Они прекрасно понимают, что сегодня клановость жива именно в народной среде и зиждется на глубинных корнях, исходящих от предков, а вовсе не на разрушительных ценностях. Из глубины веков она несет в себе здоровое ценностное измерение «семья», содержащее в себе идеи родства и сплоченности, уважения к памяти предков, сохранения связи поколений.

Клановость как свойство негосударственной общности людей, востребованная к жизни в 90-е годы на Кавказе в условиях распада СССР и разрушения государственности, по сути дела сплотила народы Северного Кавказа, и наиболее рельефно это проявилось в Дагестане.

В свое время мероприятия М.Г.Алиева по искоренению клановости во власти, смелые и весьма популярные в народе и как никогда своевременные его заявления о борьбе с коррупцией в Дагестане всего лишь трансформировали регионально-муниципальную элиту в самостоятельную власть-корпорацию.

На глазах у всех дагестанцев некоторые члены отдельных кланов, поменяв «лобовые кокарды», переметнулись на сторону новой власти. Номенклатура республики по своей сущности не была оригинальна и придерживалась неизменной тактики – усидеть в кресле-кормушке. Реформаторские амбиции президента М.Г.Алиева не воплотились в жизнь, споткнувшись главным образом о партийно-номенклатурную корпорацию.
Дагестанцы традиционно ждут перемен от нового президента. Совершенно ясно, что ключевые посты в республике заняли политики, пользующиеся доверием федеральной власти.

Понятно, что Москва отныне повышает и собственную ответственность перед дагестанским обществом.

Ситуация на Северном Кавказе не оставляет выбора федеральной власти. Бесконечные теракты и резонансные убийства сотрудников милиции и высокопоставленных чиновников явно свидетельствуют о переносе центра напряжения на Северном Кавказе в Дагестан. Тактика дестабилизации, используемая врагами России, пока остается традиционной. Однако не следует исключать, что противник все активнее будет наращивать методы информационной войны.

В анализе общественно-политической обстановки в Дагестане им удалось навязать свое видение не только обществу, но и части аналитиков. Об этом говорит то, что в оценке терактов и их исполнителей пока мало что изменилось.

Евросоюз не откажется от Армении даже в составе Таможенного союза — Штефан Фюле
Евросоюз не откажется от Армении и продолжит содействие в вопросах диверсификации ее экономики и реализации реформ, сделает все для сближения ЕС и Армении, независимо от того, будет страна находиться в…

Гарибашвили: Грузия не откажется от европейского выбора и ей нужна серьезная поддержка
Премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили обратился к главам государств ЕС с просьбой рассмотреть в четверг на заседании в Брюсселе Совета ЕС наряду с оказанием помощи Украине и вопрос о европейском будущем…


  • постсоветское пространство,
  • кланы,
  • власть,
  • Дагестан
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: