Кому нужна Единая Осетия?

Идея объединения Северной и Южной Осетии не нова. Еще на закате Советского Союза она интенсивно обсуждалась по обе стороны Кавказского хребта. Теперь об этом заговорили вновь. Но есть ряд факторов, которые не способствуют подобным процессам.

Объединение Северной и Южной Осетии в единый политико-правовой субъект исторически неизбежно. Данный тезис был озвучен 12 мая 2010 года президентом Северной Осетии Таймуразом Мамсуровым. По мнению главы республики, любому непредвзятому наблюдателю ясно, что нынешнее «раздельное» существование двух Осетий не может продолжаться долго.

«Мы народ, у нас есть наши предки. Мы вместе в советское время воевали, 65 лет назад победу добывали. Все было вместе: браки, свадьбы, похороны», — резюмировал Мамсуров.

Идея объединения Северной и Южной Осетии не нова. Еще на закате Советского Союза она интенсивно обсуждалась по обе стороны Кавказского хребта. В Южной Осетии (которая в отличие от Абхазии была намного лучше интегрирована в грузинский социум) эта идея возникла под влиянием растущего грузинского этнонационализма конца 1980-х гг. В Северной Осетии она стала популярной по этой же причине.

Впрочем, споры вокруг Пригородного района (перешедшие в плоскость публичной полемики в период «перестройки») также вносили свой вклад в общий подъем осетинского национализма и укреплению ирредентистских представлений. 20 июля 1990 года была принята Декларация о государственном суверенитете Северо-Осетинской ССР (она появилась через месяц после принятия российской Декларации от 12 июня и раньше всех союзных республик за исключением прибалтийских). В то время североосетинское руководство придерживалось четкой «профсоюзной» линии не в силу каких-то особых консервативных установок или коммунистического догматизма, а из-за вовлеченности республики в югоосетинские дела.

Тогда объединение двух Осетий стало рассматриваться как альтернатива набирающему силу параду суверенитетов. Это требование было затем озвучено на Первом съезде осетинского народа (декабрь 1991 года). Уже в ходе эскалации насилия в Южной Осетии в 1992 году североосетинское руководство отказывалось подписывать документ о разграничении полномочий между Москвой и Владикавказом, если Россия не примет более действенного участия в защите южных осетин.

В 1992 году Северная Осетия была одним из участников подписания Дагомысских соглашений, которые положили конец вооруженной фазе грузино-осетинского конфликта. 6 марта 1993 года Верховный парламент Северной Осетии признал независимость Республики Южная Осетия (на 15 лет раньше России, которая долгое время была не готова изменить статус-кво в зоне конфликта).

В 1993-2004 гг. идея объединения была отложена. Естественно, ее активно продвигали активисты различных общественных структур, как в Северной, так и в Южной Осетии. Однако и позиция второго президента Северной Осетии Александра Дзасохова, и политика федерального центра была нацелена на поддержание мира в регионе и на непредопределение окончательного статуса спорного региона.

После того, как президент Грузии Михаил Саакашвили приступил к «разморозке» двух конфликтов (при этом грузино-осетинский стал первым), идея окончательного ухода из под крыла Тбилиси возобладала в Южной Осетии. Отсюда и обращения Эдуарда Кокойты в Конституционный суд РФ о признании соответствующими Основному закону страны положений Кючук-Кайнарджийского мира 1774 года (в результате которого Российская империя приобрела контроль над сегодняшними осетинскими территориями). Август 2008 года стал в этом процессе логическим финалом.

Но насколько майское заявление Таймураза Мамсурова отражает готовность российского руководства еще раз пересмотреть статус-кво в Кавказском регионе? Почему именно в мае 2010 года североосетинский президент решил актуализировать данный вопрос? «Слава богу, некоторые атрибуты государства там не надо делать. Валюту собственную иметь не надо. Собственную армию полнокровную – не надо. Границы есть и такая помощь со стороны великой России – это великое благо. Нужны люди, экономика», — констатирует Таймураз Мамсуров.

В самом деле, существование Южной Осетии создает немало политико-правовых парадоксов. Южная Осетия — это республика, имеющая все предикаты государственности и признанная несколькими странами-членами ООН. И пусть их число невелико (из серьезных игроков это одна Россия), но сам прецедент признания присутствует.

Однако государство, считающееся результатом этнополитического самоопределения осетин, намного уступает (и по территории, и по населению) Северной Осетии, не являющейся независимым образованием. Территория Южной Осетии- 3, 8 тыс кв.км, а Северная Осетия занимает площадь в 8 тыс. кв.км. С населением же разница в весовых категориях увеличивается еще сильнее. В Северной Осетии проживает порядка 700 тысяч человек, а точная численность жителей Южной Осетии на сегодня неизвестна. Называются цифры от 40 до 70 тысяч человек.

При этом взаимоотношения между Южной Осетией (имеющей хотя бы квазинезависимость) и Северной Осетией (не имеющей ее вовсе) строятся так, что ролевую функцию «старшего брата» исполняют не южане, а северяне. Добавим к этому, что юго-осетинский проект изначально формировался не как сепаратистский, а как ирредентистский.

Кому нужна денонсация «Московского сговора»: Закавказье за неделю
Общественно-политическая газета «Эхо» опубликовала интервью с экспертом аналитического центра КУБ Наданой Фридрихсон под заголовком «Карабахский конфликт постепенно размораживается» (20 февраля).

Южная Осетия не будет диверсифицировать внешнюю политику — эксперты
Исполнилось пять лет существования признанной независимости Республики Южная Осетия. Эксперты поделились с корреспондентом ИА REGNUM мнением о том, возможно ли какое-то влияние на Южную Осетию, взаимодействие Южной Осетии с крупными…

Осень на дворе, но не в душе. Кому нужна «Гонка легенд»?
Главное событие лета В этом году именно «Гонка легенд» в Раубичах становится главным событием летнего биатлонного сезона.

Китай и иностранные инвесторы: кто кому нужнее?
В ходе двухдневных американо-китайских переговоров в Пекине американская делегациия высказала опасения, что иностранные транснациональные компании чувствуют себя в Китае все менее комфортно.

Кому нужна Русская Украина?
Весьма злободневный вопрос днем сегодняшним.


  • постсоветское пространство,
  • Северная и Южная Осетия,
  • объединение
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: